Вещи помнят то, что мы забыли

Почему у нас отсутствует спрос на старинные вещи

Недавно пришла к выводу: мы, белорусы, равнодушны к винтажным вещам. Нет, вещи под старину нам, конечно же, нравятся. Например, сверкающие лаком напольные часы с пластиковыми завитушками, имитирующими резьбу по дереву, столик с искусственно протертой и выцветшей краской, кованая вешалка с тщательно прорисованной патиной. С одним условием: все пятна, царапины и неровности должны быть нанесены в заводских условиях под чутким руководством опытного дизайнера. Мало кто решится создать интерьер из по–настоящему старинных вещей.

И дело даже не в том, что они недоступны из–за слишком высокой цены. На сайтах, торгующих антикварной мебелью и предметами интерьера, можно убедиться: современная стилизация зачастую намного дороже оригинальных экземпляров со 100–летней историей. Просто не в наших это традициях — покупать далеко не за копейки и приносить в свой дом бывшие в употреблении вещи. А раз нет большого спроса — нет и предложения. Старые комоды, серванты и стулья со сменой поколений в доме перекочевывают не от деда к внуку или, в крайнем случае, к реставратору и продавцу, а на дачи и помойки.

Помню, в летнем домике у моих дедушки с бабушкой стоял старый сервант. Уже к моим 10 — 12 годам этот шкаф для посуды несколько раз перекрашивался масляной краской. Сквозь облупившиеся слои было видно, что сервант успел побывать и белым, и голубым, и светло–зеленым. В общем, стыдно было даже гостей мимо провести... Хотя сейчас я понимаю: если бы нашелся умелец, который не поленился аккуратно срезать с него уродливую краску, подшлифовать и проморить добротное дерево каким–нибудь составом с интересным оттенком, вышла бы вполне достойная вещь в стиле ретро.

Вроде тех, которые умиляют нас в современных французских или итальянских фильмах. Вы обращали внимание на то, что и киношные парижские апартаменты, и домики в живописных городках на Апеннинах обставлены именно так, как выглядели бы наши квартиры, если бы мы не выбрасывали бабушкин гарнитур, который ей достался в наследство от прабабушки? Массивный круглый стол на толстенной ноге, потемневшие от сотен тысяч прикосновений деревянные стулья, все тот же сервант и даже односпальные кровати с металлическими спинками. Я с трудом представляю себе белорусскую среднестатистическую семью, которая не постаралась бы в кратчайшие сроки избавиться от этой чересчур экзотической обстановки.

Покупателя на нее найти сложно — и это неудивительно. Понятия не имею, что может заставить меня купить бэушную мебель с рук. Причем чем старше ее возраст — тем меньше вероятность такого приобретения. И ведь что интересно: за модой в одежде практически не слежу. Совершенно спокойно могу надеть старую кофточку к синим джинсам. А вот старомодной мебели с явными признаками поношенности у себя не потерплю. И не я одна.

Судя по тому что во всей стране работают только 15 антикварных магазинов, спрос на предметы с историей у нас невелик. Например, прошедшие недавно в Гродно две блошиные ярмарки, где продавались именно предметы старины, заинтересовали исключительно коллекционеров. Среди тех, кто перебирал фарфоровые статуэтки, карманные часы и подсвечники с серьезным намерением их приобрести, не было практически никого, кто хотел бы оформить при помощи этих вещей свой дом или использовать в качестве аксессуара. Правда, мебели среди предлагаемых раритетов не было.

Предложения о продаже красивой ухоженной старой мебели сейчас встретишь нечасто. Даже в Гродно, где городская культура быта восходит к XVI веку и который к концу XIX века был перенасыщен ремесленными мастерскими и фабриками, скомплектовать достойный гарнитур в ретростиле невозможно. Исторический центр города — 300 гектаров, плотно застроенных 2– и 3–этажными жилыми домами. Вряд ли их обитатели 150 лет назад сидели и расставляли тарелки прямо на полу. Но о том, что где–то осталась и бережно реставрируется хоть сотая часть той обстановки, мне ничего не известно.

Кто–то из моих собеседников предположил, что во всем виновата война. Не соглашусь. В блокадном Ленинграде грелись у костров из мебели. Но и по сей день в Питере немало квартир, хранящих неповторимый предвоенный колорит...

На память приходит эпизод из американского шоу. В нем обычным девчонкам из разных штатов пытались привить аристократические манеры. Одним из этапов было посещение замка родовитой британской семьи. Участницы передачи собрались в столовой с мебелью XVI века и признались в том, что их больше всего поразило: стулья, на которых они сидели, на целых два столетия были старше их страны. Мне тогда подумалось: какая удача, что никому из длинной вереницы наследников на протяжении пяти столетий не пришло в голову обставить замок новинками мебельной промышленности, выбросив «старье» на свалку.

czcz@onet.eu

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
вовц
Спасибо, Катерина. Очень точно подмечено. Имхо - нет "ролевого примера", смотрите скудость и тесноту в наших исторических музеях.Там "всеохватность", а если объявляется тематическая экспозиция - ну? - площадь в 40 кв.м...
Рамзес Анубисович
а еще цивилизованному рынку антикввариата мягко говоря не способствует указ об "артефактах", который донельзя усложняет и бюрократизирует оборот предметов старины. Думаю, с отвеной этого указа как минимум половина проблем в этой сфере исчезнет
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?