Беларусь Сегодня

Минск
+16 oC
USD: 2.04
EUR: 2.32

Вещи и сны

Галина Крыленко: взгляд сквозь годы
Галина Крыленко: взгляд сквозь годы

Из досье «СБ»

Галина Крыленко (Логвинова). Родилась 29.02.1952 г. в Минске. Заслуженный мастер спорта СССР. Окончила Белорусский институт физической культуры. С 1975 г. — инструктор Спорткомитета Беларуси. Чемпионка мира 1973 года в Роттердаме, 1977 — в Базеле. Четырехкратная чемпионка СССР (1975 — 1978). Главный тренер национальной сборной Беларуси по художественной гимнастике с 1988 по 1996 год. С 1996 года живет и работает в Германии. Главный тренер национальной сборной Германии.

Аккуратна. С уложенными волосами. Наряд, в котором и на подиуме появиться не стыдно. На лице — следы свежего загара. Галина Крыленко, один из лучших специалистов в мировой художественной гимнастике, кажется, совсем не изменилась за 9 лет, которые живет и работает в Германии. Хотя почему не изменилась? Изменилась. Ведь избавиться от впечатления, что она помолодела, никак не удается. А язык раз за разом отказывается произносить привычно–почтительное «Галина Александровна». Мужскому комплименту рада. Но в облаках не витает: «Выгляжу хорошо вовсе не от сытой немецкой жизни и финансового благополучия — в Германии стрессов не меньше. Просто привыкла за собой следить».

Мы едем в спорткомплекс «Спартак». Место, где ей хотелось побывать давно. Там ей комфортно. Там трудятся подруги и коллеги, там много лет трудилась и она. Это так давно было... На вахте Галину Александровну уже не узнают. Улавливается только шепоток: «Лицо какое–то знакомое...» Беседа в уже не родном зале протекает, будто при уютном свете кухонного абажура. Для полного антуража не хватает чашки дымящегося кофе. Она то улыбнется, то опечалится. Воспоминаний у Галины Александровны много. Приятных и не очень. Так, собственно, и должно быть у человека, под руководством которого наши «художницы» покорили пьедесталы почета всех топ–турниров. Видели бы вы, как вспыхнули румянцем щеки Женьки Павлиной, когда она протянула руки для объятий. Пока общались, учитель и ученица просто цвели. Кажется, прямо сейчас выпорхнут обе на такой знакомый ковер и закрутят свои знаменитые па. Как когда–то...

Спортсменка

— О существовании художественной гимнастики до определенной поры не подозревала. Пока однажды одноклассница в буквальном смысле слова не затащила на тренировку. Зал находился в районе площади Свободы, в старом костеле на втором этаже. На первом занимались боксеры. Чтобы к нам подняться, нужно было уворачиваться от раскачивающихся груш. А еще этот запах пота. Он пробивался во все щели и доходил до второго этажа. А там — царство художественной гимнастики. И пусть не было ковра — голый пол, на котором мы старались стать на ноги. Пусть было иногда холодно, но все равно там было прекрасно. И очень светло. От улыбок. От предметов, которые лежали горкой в углу. От тренеров, которые там трудились.

Лариса Годиева и Светлана Мисник. Перед очарованием этих двух учителей сложно было устоять. А характер какой! Представьте, поменять Ленинград, по существу, культурную столицу мира, на Минск! Самый красивый город на земле покинуть! Уютный, устроенный зал на непонятно какое помещение. Мы слушали их открыв рты. И не жалели ладоней, когда наставницы выходили на полотно помоста, они ведь были действующими спортсменками. Пример — просто потрясающий. Когда ребенок видит своего наставника не только дающим советы, но и демонстрирующим собственное мастерство, — это потрясающе. Еще хорошо помню, как Лариса Германовна занималась с нами, а рядом мирно в коляске посапывал ее грудной ребенок. Потом просыпался. Она бежала к нему. Потом к нам...

А я не торопилась покорять пьедесталы и завоевывать медали. Причина банальна — собственная лень. До восьмого класса на тренировках, как сейчас говорят, «валяла Ваньку». Как следствие — не получалось абсолютно ничего. А потом пришел миг озарения. Стала тренироваться усердно и даже фанатично. Нет, я не была очень талантливой. Обыкновенный ребенок, который очень захотел чего–то добиться в жизни. Пришли успехи. Сначала на первенстве Советского Союза. Если честно, даже не помню свою первую медаль. Но выступила, судя по всему, хорошо, раз попала в 1973 году в сборную СССР.

Я к тому времени окончила наш институт физкультуры. Попала по распределению к тренеру по спортивной гимнастике Виктору Хомутову. Осваивалась в качестве хореографа. После работы бежала в зал художественной гимнастики. Домой приходила в 12 часов ночи. И в буквальном смысле валилась в постель. Мои знакомые только горестно вздыхали: «Ты что, Галь, ненормальная? Такая работа престижная в твоем возрасте. Рядом такие звезды — Лида Горбик, Тоня Кошель. Получай свою ставку и радуйся». А я упертая. Вот хочу попасть на чемпионат мира и все тут. Поэтому и разрывалась на два фронта.

В итоге на чемпионат мира в Роттердам попала, выдержав сумасшедшую конкуренцию за место в составе советской сборной. А там новая битва. Противостояние СССР — Болгария в самом разгаре. Счет на сотые балла. Выиграли. Приятно безумно. Первый раз на мировом первенстве — и сразу чемпионка! Тогда планетные форумы проводились один раз в два года. Мы победили и в 1975 году. Следующий чемпионат — в Испании. Готовились как одержимые. А чуть ли не в последний миг узнаем, что в Испанию мы не летим: советское руководство приняло решение бойкотировать соревнования в стране, где правит режим Франко. Девчонки рыдали на весь Новогорск. Ведь тогда возрастной ценз был не чета нынешнему. Мне — 25, подругам по команде — 27, 28. Ждать еще два года? Тренироваться как проклятые? Так и закончили многие с гимнастикой. А я еще в 1979–м в Базеле вместе с белоруской Ольгой Рабинович снова стала чемпионкой.

Тренер

— Как–то сразу все стало получаться. После смерти Годиевой в 1988 году возглавила сборную Беларуси. Так и оставалась на посту до Олимпиады в Атланте. Фантастическое время. Начинала работать в одной стране, продолжила совершенно в другой, заканчиваю, как видите, в третьей. Выдержала все. Особенно тяжело пришлось, когда начали свой суверенный путь. Где–то помог опыт, где–то вытянула природная работоспособность, где–то — способность гасить конфликты. Приходилось ли быть жестокой? Понимаете, в любом деле нужна не жестокость, а жесткая дисциплина. В любой области, если человек не будет дисциплинированным и строгим, прежде всего к самому себе, ничего у него не получится. И если у тебя не будет сумасшедшего, я подчеркиваю, сумасшедшего желания чего–то добиться — пиши пропало. Заставить что–то сделать из–под палки можно один раз, но не всю жизнь. Мои девчата были дисциплинированными и жесткими по отношению к себе. Поэтому и выигрывали чемпионаты мира и Европы, Олимпийские игры. Я один показательный пример приведу, с олимпийской чемпионкой Мариной Лобач. Ее Ирина Лепарская привезла из Смолевичей. Я посмотрела Марину в деле и говорю ее маме: «Она талантливый ребенок, который ничего не умеет. Я ее возьму. Но для этого нужно переехать в Минск и жить в интернате». Мама заявила: «Ни за что!» А Маринка, эта пигалица, ослушалась: «Нет, мама. Я остаюсь». Сказала как отрезала. Кремень, а не ребенок. У меня ни до нее, ни после таких воспитанниц не было...

Легионер

— Мне больно слышать, когда говорят, что вот Крыленко обиделась на страну, вильнула хвостом и укатила в сытую Германию. Все не так. Никто меня не обидел. Все относились очень хорошо. Переезд — больше личностный поступок, который не зависел от обстоятельств. У меня есть дочка, которой я должна была уделять внимание. Но сама пропадала большую часть времени на тренировках. Пока однажды дочка не спросила: «А кто ты для меня, мама или тренер?» Мне было больно уезжать. Видела, какие были глаза у гимнасток, когда объявила им об этом. До сих пор многие обижаются. Но я решила выбрать семейную жизнь, а не спортивную карьеру. Воспитание дочери предпочла тренировкам. Да и уезжала, если честно, всего на год. Об этом была договоренность. А через 365 дней все повернулось на 365 градусов.

Но все равно, родина для меня — Беларусь. Это моя страна. И теперь болею за белорусок, сидя на трибуне. Мне очень приятно, что девчата здороваются, приветливо улыбаются. Я радуюсь вместе с ними и огорчаюсь. А сердце ухает так, что передать невозможно!

Я очень хочу, чтобы белоруски были первыми. Только не в общепринятом смысле этого слова. Чтобы они могли конкурировать не по оценкам, а по качеству. Чтобы память людская их поставила на первое место. Сколько лет прошло, а народ до сих пор говорит: «Вот Лобач была гимнасткой!» Быть любимцем публики — удел избранных...

P.S. Она не может не вернуться. Потому что при воспоминаниях в глазах боль, а слезинка скатывается по щеке. Она ее смахивает рукавом своей белоснежной кофты. В ее глазах Беларусь. Она — наша...
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости и статьи