Вершки и корешки огородного бизнеса

Есть ли коммерческий компромисс в торговле-продаже?

Есть ли коммерческий компромисс в торговле-продаже?
От ранних овощей, зелени и первых ягод на продуктовых рынках сейчас глаза разбегаются, и порой кажется, что продавцов больше, чем покупателей. Как при такой конкуренции продать свой товар подороже, не прогореть? Как покупателю выбрать из этого изобилия самый лучший и заплатить за него поменьше? Почему на столичной Комаровке в обед цены на зелень одинаковые, а в «клубничной столице» — деревне Дворец — разные? По какой причине Шкловское райпо закупает огурцы в Столинском районе, а не в своем? Есть ли коммерческий компромисс в торговле-продаже? Все это попытались выяснить корреспонденты «СГ».

Дворцовый клубничный переворот


В колхозе ягода не прижилась, а у сельчан уходит на ура

КЛУБНИКУ из Лунинецкого района можно встретить во многих больших и малых городах страны. Однако цена на нее не везде одинаковая и устраивает далеко не всех. В самом клубничном крае торгуют уже не первую неделю, хотя сезон массового созревания еще не наступил.


Придорожная торговля по-лунинецки

«Клубничное Эльдорадо» начинается в первой деревне Лунинецкого района со стороны Ганцевичей. В Бастыни вдоль дороги местные ведрами продают собственную ягоду. За килограмм в среднем просят 25 тысяч рублей, но некоторые накручивают цену и до 30 тысяч.  

У Ирины под клубникой всего сотка. За сезон с нее собирает до 15 ведер. Полученный доход заработком не считает. Да и что сегодня эти пару миллионов — даже на карманные расходы не хватит. 

Другие бастынцы на клубнике зарабатывают большие деньги. На них и живут. Однако для того чтобы получить приличный доход, нужно вкалывать всей семьей с утра до ночи. А иногда и помощь нанимать. И даже при этом прогореть: ягоду может залить, засушить или подморозить.

В соседних Дятловичах, дальше по трассе на райцентр, цены примерно такие же. Но людей с ведрами вдоль дороги значительно больше. Говорят, здесь на каждом огороде клубники не меньше десяти соток. Счет ее идет на тонны.  

Самое точное представление о ценах в деревне Дворец — «клубничной столице», расположенной на трассе Кобрин — Гомель в десятке километров восточнее Лунинца. Практически в каждом сельском огороде там целые ягодные плантации. 

Бум на клубнику в деревне начался 30—40 лет назад. По словам старожилов, первые грядки пробовал высаживать колхоз имени Жданова. Местные жители, пользуясь случаем, по кустику приносили домой. Эксперимент с клубникой в хозяйстве не удался, а вот  сельчане выращивают ее по сей день. 

На пятачке в центре деревни розничный клубничный рынок. За прилавком около десятка продавцов. В основном пенсионеры. Торгуют в основном ведрами, хотя пришлось видеть ягоду в контейнерах и стеклянных банках. Но это уже для тех, кто хочет попробовать. По пять-шесть килограммов покупают для варенья, закаток. 

Ценовой диапазон на пятачке — 25—35 тысяч рублей. 70-летняя Татьяна Варкулец на «ягодных» деньгах вырастила четверых детей. Как вышла на пенсию, так и стала подрабатывать на клубнике. Говорит, что два 10-литровых ведра расходятся за считаные минуты.  

В прошлые годы из-за наплыва продавцов и покупателей в деревне было не проехать. Ситуацию взял под контроль райисполком. Отвели две улицы, на которых коммунальные службы установили мусорные контейнеры, биотуалеты. Территория ежедневно убирается, за что скупщики платили коммунхозу от 80 до 130 тысяч рублей. Председатель Дворецкого сельисполкома Александр Видникевич считает, что такое решение правильное. 

В прошлом году на окраине деревни открылся новый рынок — оптовый. 

Ягодный сезон начинается с конца мая и длится весь июнь — именно в это время на обоих рынках бурлит деревенская жизнь. На оптовый рынок покупатели приезжают двумя «волнами». С шести утра и до полудня — для вывоза продукции в Россию. Цена одна из самых высоких — 17—22 тысячи оптом за килограмм. С трех часов дня и до десяти вечера клубнику покупают для Беларуси. За нее давали всего по 10 тысяч.

Рынок здесь чуткий. Сельчане, прежде чем продать товар, обходят торговые ряды и узнают стоимость. Клубнику несут тому, у кого цена выше. Однако и перекупщики не дремлют, за несколько минут могут сбить стоимость. Особенно если много сдатчиков. 

Домохозяйка Елена Некрашевич сокрушается тем, что оптовики наживаются, скидывают цену как могут. Она делает несколько ходок в день: встает с восходом, возит ягоды до обеда. Но привередливые покупатели все перебирают: то одно не нравится, то другое. Был даже случай, когда одна пенсионерка не выдержала и надела перекупщику коробку с клубникой на голову. 

У заготовителей своя логика. Дмитрий Велковец замечает:  лунинецкую клубнику вытесняют голландские сорта, которые выращивают в Ивановском, Дрогичинском районах. Они стоят дороже, зато слаще и хранятся дольше. 

Однако как бы там ни было, хотя порой цена опускается очень низко, в среднем ежедневно в деревне загружаются до 120 машин. 

Азербайджанец Абид клубнику принимает по 15 тысяч. По его словам, ягода идет хорошо  в Брянске, Москве, Курске, Орле и Белгороде. Заготовитель загружает по две тонны каждые два дня. Всего же, по грубым подсчетам, во Дворце ежедневно отгружают около 150 тонн ягод, а товарооборот доходит до трех миллиардов рублей.  

Здесь аккуратные дома, чистота, но не видно роскошных коттеджей. Евдокия Каленкович, всю жизнь проработавшая поваром в школьной столовой, считает, что выращивание ягоды — приработок ее односельчан. В среднем семья за сезон зарабатывает около тысячи долларов. Это совсем не те деньги, на которые можно жить на широкую ногу. 

Лишь у немногих по гектару и даже полтора клубники. В сезон они могут зарабатывать до десяти тысяч долларов. Однако эти хозяева сами везут продавать ягоду в Минск, Брест или другие города…

Константин КОВАЛЕВ, «СГ»

kovalev@sb.by

Фото автора

«Экокорзинкой» по... супермаркету


НА ПРИЛАВКАХ вот-вот появится молодой картофель, а один из добрушских фермеров, просивший не называть фамилию, до сих пор не может продать его прошлогодний урожай. Осенью пожадничал: цена на клубни показалась ему несправедливо низкой, а потому решил попридержать товар до весны, полагая, что сможет получить хорошие деньги. Теперь готов отдать картофель за любые деньги, чтобы тот просто не пропал, но никто не берет. 

Проблема реализации выращенной продукции для небольших крестьянских хозяйств остается актуальной. Многие мелкие производители пробуют сдавать свои овощи в магазины, но торговля не только плохо рассчитывается, но иногда и возвращает обратно уже испортившийся товар.  На рынках из-за обилия предложения цены скатились до минимального порога. Так, например, хороший пучок зеленого лука стоит всего 2500 рублей, и то его не спешат покупать — дорого. 

Несколько проще ситуация у крупных фермерских сельхозпроизводителей. Большинство имеют собственные торговые точки в Гомеле. Например, продукция ОДО «Гринвэй Фрут», одного из крупнейших в регионе негосударственного производителя яблок, почти круглый год продается в торговой сети областного центра и пользуется у покупателей высоким спросом. 

Конкуренция на рынках заставляет овощеводов искать новые методы сбыта своей продукции.  Так, уже к осени на гомельских рынках появятся магазины с органическими фермерскими продуктами. Павильоны под брендом «Экокорзинка» будут продавать выращенные по органическим технологиям овощи, фрукты и ягоды в надежде переманить покупателя из супермаркетов, где продаются польские яблоки, которые месяцами не портятся,  и похожие на пластик помидоры. 

По мнению председателя областной ассоциации фермеров Владислава Ткачева, сегодня у потребителя нет возможности полноценного выбора — экологической продукции пока производится недостаточно. И от «Экокорзинки»  выиграют все. И покупатель, получающий возможность более широкого выбора, и фермеры, у которых появляются постоянные торговые места на рынках. 

Наталья ВАКУЛИЧ

nvakulich2016@mail.ru

35 гектаров в самый раз


НА РЫНКЕ в Ганцевичах рядом с привозным товаром торгуют и местной овощной продукцией. Цены приемлемые. Килограмм огурцов, к примеру, от 12 до 14 тысяч рублей, помидоры предлагают по 28—35 тысяч. Примечательно, что покупателей у прилавков хватает. 

Людмила Занько из деревни Ганцевичи продает зелень во время отпуска. Она работает медсестрой в центральной районной больнице, муж — токарем в местном ДРСУ, сын учится в институте, дочь — в школе. Огород, признается, здорово выручает семью. 

И для фермера Александра Пища из Денисковичей огурцы, помидоры, лук, капуста, сладкий перец и другие культуры — прибыльный бизнес. Только томатов в грунте на его огороде около гектара. И с теплиц получает хороший урожай огурцов. Первые собрал еще в начале мая. Сейчас поставляет их как на рынок, так и в детские сады, школы и военные части. От консервных заводов уже поступают заказы. Ганцевичское райпо готово закупать хрен, под которым занято около 60 соток. Со сбытом, говорит, проблем нет. Все выращенное расходится в районе. Но и расширять производство фермер не планирует, считая, что 35 гектаров, которые он имеет, пока вполне достаточно, чтобы эффективно заниматься овощеводством. 

Александр КУРЕЦ, «СГ»

kurec.a@mail.ru 

Вчера покупали, а сегодня не хотят


В ГРОДНО торговля различной сельскохозяйственной продукцией начинается еще на подступах к Центральному рынку. Рассадой овощных культур, цветами, зеленью, только что созревшей клубникой торгуют прямо на асфальте.



Ягод, кстати, больше всего, и цены их колеблются от 30 до 45 тысяч рублей. Покупателей немного. Очередь, и то небольшую, заметил только у двух автомашин в центре рынка. Там за килограмм клубники просили всего по 28 тысяч.

— Откуда? — спрашиваю у семейной пары, продававшей ягоды. 

—  Из Пинского района. Покупайте. Хорошая и недорого. 

В салоне автомобиля находилось еще около двух десятков ящиков с товаром. Вряд ли столько ягод созрело сразу на собственном приусадебном участке. Скорее всего, я имел дело с оптовиками, скупившими у сельчан клубнику по дешевке, надеясь на этом заработать.

Рядом скучала старушка, тоже продававшая клубнику. Ягода у нее была намного крупнее той, что предлагали коммерсанты, правда, и цена 40 тысяч рублей. 

— Вчера продала быстро все, что привезла. А вот сегодня продавцов очень много. Завалили клубникой весь рынок. Половину придется везти обратно, — жаловалась она.

— А вы цену скиньте, сразу раскупят, — посоветовал я. — Посмотрите, у брестчан намного дешевле, и там даже очередь. 

— Моя вкуснее и крупнее, — возразила она и отвернулась. 

Неподалеку мужчина продавал молодую капусту. 

— Наверное, привозная?

— Нет, сам вырастил. 

— Поделитесь секретом?

— Покупаю семена голландской селекции. Сначала выращиваю рассаду. В конце марта высаживаю ее под пленку, а в конце мая — уже везу на рынок. В этом году весна была холодная, урожай созрел на две недели позже.  Но если раньше молодую капусту продавал почти по доллару за килограмм, то теперь только за 40 центов. Уже не раз говорил себе, что хватит. Но каждую весну по-прежнему сажаю, надеясь, что нынче будет лучше.  Да и надо же чем-то заниматься, чтобы на пенсии от скуки не умереть. Выращиваю овощи в деревне на огороде родителей. 

Из других овощей на гродненском рынке продавали томаты, столовую свеклу, редис, старый и молодой картофель. В основном выращенные на Гродненской овощной фабрике и в агрокомбинате «Ждановичи» под Минском. А также огурцы с собственного огорода. Говорят, привезли из Брестской области и Берестовицкого района. В будни продавцов и покупателей обычно немного. Оживает рынок в выходные. 

Геннадий ГИЛЬ, «СГ»

gennadijj-gil@rambler.ru 

Фото автора

Добры тавар дарогу знойдзе


У ГЛЫБОКІМ на так званым малым рынку, які знаходзіцца побач з цэнтральнай плошчай горада, ёсць стацыянарныя крамы, палаткі і крытыя рады  для рэалізацыі сельгаспрадукцыі. На іх цяпер пуставата, бо яшчэ на агародах мала што паспела вырасці. У асноўным гандлююць леташняй бульбай, расадай капусты, памідор і кветак. 

Праўда, днямі  з’явіліся жанчыны з першымі клубніцамі.  Вельмі апетытна выглядаюць буйныя чырвоныя ягады ў посуду жыхаркі райцэнтра Таццяны Плаксінай. Яна вырошчвае іх на сваім агародзе. Прадавец кажа, што ягады патрабуюць асаблівага паўсядзённага догляду. 

І таму цана ў 40 тысяч рублёў за літр не здаецца пакуль надта высокай. Тым больш што людзі купляюць. За дзень якраз вядро і разыходзіцца.

Як гэта будзе не дзіўна гучаць, але адным з самых хадавых тавараў у Глыбокім з’яўляюцца кветкі. Прапануюць расаду  астраў, лабеліі, агертума, петуніі, флоксаў. Усяго некалькі дзясяткаў назваў. Клопату з іх вырошчваннем шмат, але яны апраўдваюцца.  

Маці з дочкай,  Валянціна Ільінчык і Наталля Арэхава, якія займаюцца “кветкавым бізнесам”, расказалі, што насенне набываюць не толькі ў Беларусі, але ў Латвіі, Польшчы і іншых краінах замежжа. Каб рэалізаваць тавар, далёка ездзіць не трэба. Дом стаіць якраз напачатку вуліцы, ля яго часта спыняюцца шматлікія дачнікі і турысты, каб набыць  кветкі для аздобы сваёй сядзібы. Паступае нямала заказаў ад прадпрыемстваў і арганізацый свайго раёна і суседніх. Удзельнічаюць маці з дачкой у кірмашах у Падсвіллі, Варапаеве, Докшыцах, Шаркаўшчыне,  — ну і, вядома ж, у самім Глыбокім.  Канкурэнцыі не баяцца, кажуць: «Калі тавар добры, то перажываць за яго не даводзіцца».

Уладзімір САУЛІЧ, «СГ»

saulich@bk.ru

И 100 рублей имеют значение


СЕЗОННЫЙ рынок столичной Комаровки. С часу до двух пополудни в торговых рядах оживление. Покупатели любят заглядывать сюда в свой обеденный перерыв. Но и цены в это время устойчиво держатся на одном уровне у всех продавцов. Клубнику по тридцать тысяч за килограмм удалось найти только в одном месте. Рассказывали, по 25 тысяч утром ушла влет. В основном просят 35 тысяч рублей за кило. Возможно, к вечеру цены упадут, но не намного. 

Продают нежное ароматное лакомство с огорода в основном всевозможные ООО и ЧП, зарегистрированные в Минске, у которых на прилавке и черешня из Молдовы, персики и абрикосы из Узбекистана. Клубника же сплошь брестская. Есть из Украины, но стоимость «иностранки» такая же, как и белорусской ягоды. Ценники на отборную, размером с яйцо, почему-то очень разные: от 65 до 85 тысяч рублей. Говорят, что самая дорогая — польская. Но что стоит отобрать крупные лунинецкие или пинские ягоды и выдать за импортные?

А вот столбцовские огородники, которые также славятся выращиванием клубники, стоят на подступах к Комаровке, сразу на выходе из метро, и торгуют из ведерок — от трёх- до десятилитровых. . Идти на рынок с небольшим количеством товара им не с руки, весь заработок уйдёт на аренду места. Стоят здесь и наёмные бабушки, подрабатывающие как торговки. Чья  и откуда клубника ни за что не скажут. В среднем, подсчитала одна из покупательниц, килограмм у них получается по 50 тысяч рублей 

Метр торгового стола на Комаровке в сезонных рядах стоит 4 миллиона 200 тысяч рублей в месяц. Хозяйка из Фаниполя на выращивании зелени и ранних овощей подрабатывает на ремонт своего дома:

— Два дня торгую я, два — дочка. В прошлом году утеплила стены, поменяла окна, теперь собираю деньги на фронтоны. Первая зелень у меня — уже в марте. Например, пучок щавеля в то время уходил по 20 тысяч рублей. Но это  только кажется, что травы легко выращивать, как и всякое растение они требуют ухода.

— Много говоришь, — перебил её сосед по столу, — руки свои покажи и скрученные от постоянных прополок пальцы. 

Пучок базилика, рукколы, мяты сейчас стоит 15 тысяч рублей, укропа, лука — 5, редиса — 20, салата — от 8 до 10. Интересуюсь, почему цены одинаковые у всех. Объяснение очень простое: а разве на бензин, чтобы товар привезти, или удобрения, чтобы вырастить продукцию, они разные? Поэтому солидарно и определяют, что и по чём продавать. 

Дачница из Слуцкого района с помощником-внуком нахваливала огурчики — с желтыми кончиками от цвета —  по двадцать тысяч рублей, хотя в основном цена держалась на уровне пятнадцати. И на зеленцы был спрос. 

У торговых палаток фермера из Смолевичского района выстроилась очередь: огурцы всего на 100 рублей дешевле — 14 900, — а людей приманивают. 

Елена КЛИМОВИЧ, «СГ»

klimovich@sb.by

Ольшанский огурец взял шкловский ценой


ШКЛОВ издавна считается столицей огурцов. В XVIII веке об этом так писали: «Во граде Шклове по доброте земли и приятности воздуха луку, чесноку, а наипаче огурцов преизобильно». Говорят, в семидесятые годы с высоты птичьего полета этот городок так пестрел пленочными укрытиями теплиц, что земли просто не было видно. Недаром в 2007 году в центре города установлен памятник Огурцу.


Вот они, знаменитые шкловские огурцы

Шкловчане — народ особый, гордый, уважающий себя и свой труд. Поэтому и за качество своих огурчиков отвечают, и за бесценок товар не отдадут. Шкловские огурцы — для настоящих гурманов, знатоки действительно по вкусу могут отличить их от любых других. Многолетний труд поколений шкловских «огуречников» создал настоящий бренд своей продукции, и теперь не только из Могилева, но и из столицы знающие люди едут именно в Шклов за огурцами.

Разговорить продавцов на местном рынке далеко не просто, шкловчане, занимающиеся огурцами, очень неохотно идут на контакт с журналистами — за многие годы так и не удалось выяснить, в чем главный секрет местных огурчиков. Наконец откликнулись две местные жительницы, одни из самых «матерых» огуречниц, которые трудятся на этом рынке больше 40 лет.

— Уже не те огурцы в Шклове, как раньше, — рассказывает Людмила Владимировна. —  Вот сегодня 8 килограммов собрала, вчера — 5. Вырастить огурец — большой труд. Я начинаю работать с февраля, по четыре раза за ночь иногда встаю, чтобы рассада в теплице не замерзла.   

— Сейчас мы продаем огурцы по 20 тысяч, — включается в разговор соседка Татьяна Михайловна. — А бывает, перекупщики под видом шкловских другие огурцы продают по 10 тысяч, а то и по 6—8. 

Рынок шкловских огурцов, как  впрочем и любой другой, очень чуток на ситуацию. Сейчас, во время похолодания, цены поднялись до 20—25 тысяч за килограмм, хотя несколько недель назад и по 10 тысяч можно было купить. Сами шкловчане всегда стараются держать цену на верхней допустимой планке. Главным добросовестным конкурентом для них становится местное райпо, закупая этот товар в знаменитых столинских Ольшанах по ценам, вдвое ниже местных.

— Масштабы выращивания огурцов здесь уже не те, что прежде, а себестоимость шкловского огурца в разы выше, чем в Ольшанах, — прокомментировал «огуречный бизнес» директор райпо Виктор Королев. — Наверное, надо признать, что отошло время шкловского огурца. Сегодня мы ольшанские продаем по 8 тысяч за килограмм, тогда как шкловские стоят 25. От этого формируется и цена — минимальная закупка плюс транспортные расходы и издержки транспортировки. А шкловчане свою продукцию дешевле никогда не отдадут — слишком много в нее труда вложено.  В Ольшанах построено настоящее промышленное механизированное производство. У нас же это абсолютно ручной труд, и занимаются им в основном пенсионеры. Сегодня из Брестчины в свою «огуречную столицу» мы уже привезли порядка 45 тонн огурцов и реализовали через торговую сеть в Могилеве, Орше и  Шклове. Конечно, ругаются  шкловчане на нас. Но это рынок, они сами живут по его законам и прекрасно их знают. 

Диана ГАРАНИНОВА

gardiana@tut.by

Фото автора
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости