Минск
+16 oC
USD: 2.05
EUR: 2.26

Старейший в стране учитель математики Александр Фельдман – о царице наук, талантливых учениках и любимой цифре

Век живи, век учи

Он родился в семье музыканта, блестяще играл на скрипке, но в «спутницы жизни» выбрал самую что ни на есть точную науку. Он влюбил в математику сотни детей, преподавал у внука Максима Танка и внучки Якуба Коласа. Многие школьники считают его авторитет незыблемым и никогда не осмеливаются появиться на уроке с пустой тетрадкой. Он — наставник, друг, помощник и великий математик, открывший метод прямоугольного тетраэдра, — Александр Маркович Фельдман. Вот уже 52 года в своем кабинете на четвертом этаже столичной школы № 19 он ждет старшеклассников, которым приоткроет удивительную тайну царицы наук.


Любовь с первой задачи


Пока школьники провожают последние дни длинных летних каникул, учителя перебирают старые тетради, изучают методички. Но Александра Марковича я застала за более увлекательным делом: скромно усевшись за одну из задних парт, он, подобно жадному до знаний ученику, размашистым почерком исписывал очередной лист бумаги. Задачи, уравнения, формулы — стоит только его руке прикоснуться к разбросанным по тетради цифрам, как они словно по волшебству выстраиваются в стройный рядок и подсказывают своему «повелителю» правильный ответ.

Родился Александр Маркович в Симферополе в семье флейтиста. В два года переехал с родителями в Челябинск, где и пережил суровое военное время. А в 1944-м оказался в городе Коврове, что под Москвой, — там формировалась труппа белорусского оперного театра, куда попал и его отец. В ноябре артисты переехали в Минск, и маленький Саша на несколько лет поселился в небольшой комнатке театра.

— До сих пор, когда прохожу мимо, поглядываю на окна нашего жилища, — ностальгирует он. — Я и сам обучался музыке — два раза в неделю ходил на уроки игры на скрипке. Помню, просыпался в пять утра, чтобы не опоздать на занятия к шести. Учился хорошо, даже перешел в музыкальную школу при консерватории, где мне платили стипендию. Но со временем понял, что скрипка все-таки не мое, поэтому вернулся в обычную школу, на тот момент одну из лучших в городе.

Александр Маркович признается: учителя у него были очень хорошие, например, физику преподавал наставник нобелевского лауреата Жореса Алферова.

— Но физиком становиться мне не хотелось: работа с приборами и разные опыты отнимают много времени, мой преподаватель не успевал всех учеников опрашивать, после уроков оставлял. Я хотел больше свободы, поэтому выбрал математику. Отучился в БГПУ, по распределению попал в сельскую школу, потом переехал в Воложинский район и вскоре снова вернулся в Минск. Несколько лет проработал в школе № 76, а потом знакомый предложил перейти в 19-ю — здесь изучали математику на углубленном уровне. В этом году наша школа отметит столетний юбилей, и я ее старейший «житель» — работаю уже 52-й год.

В подсчетах я не сильна, поэтому прошу подсказку. Но даже на простой вопрос о возрасте учитель отвечает философски, призывая на помощь свою верную подругу — математику:

— Это смотря как считать. С одной стороны, 28, а с другой — наверное, 82.

Вообще, любовь к числам у Александра Марковича давняя и уж точно «ответная». Но вот особенно неравнодушен он к  цифре 7:

— Я пошел в школу в 1968 году, работаю в 68-м кабинете — сумма шести и восьми делится на семь. Номер телефона начинается с двух семерок, и родился я 14 февраля, что тоже делится на 7. А еще я часто вижу около дома красивую машину с номерами 7777.


Главная награда — успехи учеников


Долго о себе рассказывать Александр Маркович не любит и все время переводит разговор на учеников. По-доброму хвастает: среди них были внуки знаменитых писателей и просто талантливые ребята, ставшие потом докторами наук. За время работы он выпустил около 100 классов. Практически всех помнит пофамильно, а некоторых, самых достойных, — в лицо. Один из его учеников вспоминает:

— Был в Минске в начале апреля, около школы увидел Марковича, поздоровался. Он поднял глаза и без запинки сказал: «Дмитрий Гельтман, выпуск 1974 года», чем поверг в немалое изумление шедшую рядом с ним молодую учительницу.

— Я недавно перебирал книги и нашел письмо, — протягивает мне конверт математик. В нем — копия выпускной фотографии, сделанной в 1970-х годах, и номера всех школьников. А еще — трогательные слова, которых удостоится не каждый учитель: «Всегда помним ваши уроки математики, ту душу и опыт, которые вы в них вложили». Тут же замечаю еще одно письмо, от ученицы другого класса: «Дорогой Маркович, хочу признаться в любви вам, как единственному настоящему учителю. Я приехала через 30 лет и показала кабинет математики своим детям».

— Для учителя самая большая награда — успехи учеников. Конечно, приятно, когда они ценят твои старания и через много лет возвращаются, чтобы сказать простое спасибо.

Заслуженные дифирамбы любимому наставнику ученики шлют не только в письмах. В соцсетях есть группа под названием «Клуб почитателей Фельдмана», где выпускники разных лет обмениваются впечатлениями от уроков, вспоминают забавные афоризмы и бесконечно благодарят за привитое уважение к математике. Как же ему удается без современных роботов и STEM-учебников настолько понятно объяснять сложный материал?

— Если бы у меня в классе была интерактивная доска, я бы ею пользовался. Но, как видите, здесь только обычная зеленая, мел и моя голова. Конечно, одного учебника недостаточно — я постоянно покупаю литературу, ищу интересные примеры для школьников. Даже на лето задаю порядка 200 задач, потом выборочно проверяю. Стараюсь делать все, чтобы ученики уходили с урока «наполненные». Если что-то непонятно, они приходят ко мне на поддерживающие занятия: уже десятки лет это моя личная инициатива, раньше проводил уроки в 7.30 утра, теперь в 8.

Математик считает, что школа должна готовить ученика так, чтобы ему не нужны были репетиторы. Его глубоко возмущают фразы некоторых частных педагогов о том, что школа не учит к поступлению в вуз:

— Хочется спросить: а кто учит — ваши платные курсы? Это абсолютно неверно. Я ребятам постоянно говорю: вам репетитор не нужен, я для вас лучший репетитор. Всегда готов помочь, только ученик не должен быть безразличным.

Математика всему голова



Александр Маркович называет себя строгим, но добрым педагогом. Десяток, говорит, никогда не жалеет:

— Могу даже за одну фразу или малейшее дополнение поставить высший балл. Любимчиков у меня нет, но нравится, когда ученик бережно относится к математике и старательно решает задачи. Я бы не сказал, что это сложный или совсем непонятный предмет, но он очень важный. Ведь математика учит думать, анализировать, как никакая другая дисциплина. Кстати, научно доказано: если уменьшить количество уроков по математике всего лишь на час в неделю, то у ученика упадет успеваемость на 10—12 процентов по всем предметам.

Педагог признается: за все время работы у него был лишь один ученик, который с полной уверенностью заявил, что математика ему не пригодится:

— Он был очень слабым, занимался на два-три и, что самое обидное, принципиально не хотел ничего менять. В итоге мальчик выпустился с четверкой в аттестате и уехал учиться за границу. Но это уникальный случай, больше подобного в моей практике не было. Вообще, я восхищаюсь нашими детьми — они очень умные и современные, весь мир держат в руке. А ребята меня любят, наверное, за то, что я их хорошо учу и отношусь к каждому с уважением.

Молодым педагогам заслуженный учитель Беларуси желает терпения и сил, подчеркивая, что преподавание — это сложный труд, на который уходит много времени:

— В начале своего пути я готовился к урокам по 3—5 часов, штудировал литературу. Сейчас большинство педагогов — женщины, у которых есть мужья, дети и много домашних хлопот помимо работы. Нужно помнить, что учительство — это бесконечный поиск и совершенствование себя. Я уже решил, что буду работать до 99 лет, потому что 100 — это век, а вечно преподавать нельзя.

Хотя…


Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Александр КУШНЕР
4.44
Загрузка...