Век воли не видать

Пожилой уголовник собирался доживать на свободе, но проведет остаток дней в тюрьме

17 декабря 2017 года с сотрудниками уголовного розыска Речицкого РОВД связались коллеги из Гомеля. Поступила информация — в одной из деревень совершено убийство. Туда незамедлительно выехала оперативно-следственная группа. Подозреваемого задержали. Нашли и труп, точнее, то, что от него осталось…


От звонка до звонка

Биография пенсионера Сергея Бычкова (имена и фамилии изменены. — Прим. авт.) пестрела кляксами судимостей. Штрихами к его портрету могут служить статьи Уголовного кодекса, содержание которых тот знал не понаслышке. Свой первый срок за разбой получил еще в 1984 году. В последующем довелось сидеть за нанесение травм, незаконное владение огнестрельным оружием. Добавилось к списку и пребывание в ЛТП. Избавиться от алкогольной зависимости, впрочем, так и не удалось. Сергей в подпитии становился крайне агрессивным. Мог запросто избить даже родную мать. Да и любого, кому не повезло попасть под горячую руку и хмельную голову… 

В 2000-м он убил сожителя одной из сестер. За что получил 15 лет тюрьмы. Наказание отбывал от звонка до звонка. Впрочем, и после выхода на волю большой радости не испытал. Отсутствие семьи, подорванное здоровье, небольшая пенсия по возрасту и домик в деревне Александровка Речицкого района — вот и весь багаж «житейских ценностей» пожилого уголовника. Призадуматься было о чем. 

Вдоволь насытившись «казенными хлебами», Сергей решил провести остаток жизни на воле. Ангелом, конечно, не был, однако поведение существенно подкорректировал. Старался жить тихо и незаметно, не доставляя проблем односельчанам. Время от времени выполнял хозработы в местном ФАПе, куда постоянно наведывался, разгружал товары в сельпо, даже денег за услуги не брал. 

Быть может, так бы и жил дальше тихо-мирно, но его пути пересеклись с тяжелой судьбы человеком. 

Встретились два одиночества

40-летний Василий Соловчук жил в пустующем доме неподалеку, собственного пристанища не имел. Да и в целом жизнь его не жаловала. Василий мыкался по интернатам, имел проблемы с психическим развитием. По этой причине не служил в армии, отличался, мягко говоря, своеобразным поведением. Ни с того ни с сего мог начать кричать, горланить песни, стоя посреди улицы. Не брезговал и мелкими кражами с грядок и огородов. На жизнь зарабатывал, помогая сельчанам по хозяйству. Трудился в основном за еду и поношенную одежду, которую давали люди. А все, что получал деньгами, пропивал. Особенно пристрастился к спиртному в последние годы. 

И Бычков, и младше его на два десятка лет Соловчук были изгоями. Возможно, жизненная неустроенность и сблизила их, несмотря на приличную разницу в возрасте. Хотя дружбой назвать их отношения сложно. Конфликты разного масштаба между ними случались регулярно. Как-то Василий обвинил приятеля в краже удочек. Произошла стычка, во время которой Соловчук отвесил Сергею зуботычину и в придачу поломал забор. 

В другой раз Бычков угодил в больницу. Пока лечился, кто-то, выставив окно, залез в его дом. Брать там, по большому счету, было нечего, но кое-чем злодей поживился. Прихватил скудные припасы да зачем-то сломал электроплитку. Оказавшись дома, Сергей выступил в непривычном для себя амплуа сыщика. Осмотрев место происшествия, обнаружил смятый особым способом окурок. Именно так во время курения делал Васька Соловчук. Одной улики оказалось достаточно, чтобы сделать вывод о его виновности. 

Громкого разоблачения, впрочем, «частный детектив» устраивать не стал. Лишь поделился обидой с одним из соседей. И, в бессильной злобе сжимая кулаки, процедил:

— Давно б уже разобрался с ним — на зону опять неохота. Пусть еще раз попробует — убью!

Сосед не придал фразе особого значения. Сергей по обыкновению был под мухой, мало ли чего ляпнул в хмельном угаре…

Заклинило

Накануне кровавых событий того декабрьского дня, как пишут в книгах, ничто не предвещало беды. Свежих конфликтов между горе-друзьями не было. Напротив, незадолго до этого Соловчук помогал Сергею в заготовке дров. Днем 14 декабря их видели в магазине. Оба находились под хмельком и, судя по всему, останавливаться не собирались. Купив спиртное, отправились к Бычкову. 

Как именно развивались дальнейшие события, доподлинно знает только он. С учетом же его роли в разыгравшейся драме, достоверность показаний — вещь довольно условная. Однако, как говорится, за неимением лучшего… 

По словам Бычкова, в какой-то момент Василия, как это бывало, «перемкнуло». Он стал вести себя неадекватно — кричать, разбрасывать вещи. Терпения у хозяина хватило ненадолго. Завязалась драка, во время которой собутыльники постепенно переместились во двор. Там Бычков схватил подвернувшееся под руку полено и применил его в качестве орудия. Преимущество оказалось серьезным. Сопротивление Василия слабело, лицо превращалось в кровавую маску. Сергей же, напротив, вошел в раж. «Спортивной злости» придавали нахлынувшие воспоминания о былых обидах. 

После того как противник затих, Бычков, тяжело дыша, выволок его за калитку. Сам вернулся в дом. Наутро хозяин обнаружил гостя там же — лежащим на улице. Ведь покойники не ходят. Глянув по сторонам, Сергей затащил труп на веранду, где тот пролежал весь день. Вечером убийца решил избавиться от тела, для чего взял топор. Прикладываясь к бутылке вина и подсвечивая мобильником, начал жуткую работу. Пытаясь расчленить тело, отсек руки и голову. Затем положил ее в пакет, отправился к реке неподалеку и швырнул в воду. 

Из приговора Гомельского областного суда: «…с целью надругательства над трупом, действуя безнравственно, цинично и оскорбительно, используя топор и нож… нанес не менее 256 травматических воздействий, причинив множественные посмертные повреждения…»

Завершить начатое не удалось. Уложив изувеченный труп на ковер, Бычков поволок его в помойную яму, вырытую в ближайшем перелеске. На следующий день навестил родственницу, а также разговаривал по телефону со знакомыми в Гомеле. Не вдаваясь в детали, рассказал, что совершил убийство. Несколько человек позвонили в милицию… 

Вменяем и опасен

Когда милиционеры нагрянули в дом к Бычкову, тот держался с поразительным спокойствием. Без утайки рассказал о случившемся, указал местонахождение останков. Во дворе были найдены куртка и обувь убитого. А в последующем пакет с жутким содержимым со дна Днепра подняли водолазы. 

Помимо убийства, Сергею Бычкову вменялось глумление над трупом. Сам он, впрочем, утверждал, что делать этого не собирался. И избавляться от улик тоже. Нанося удары, лишь вымещал злость на Соловчука, из-за которого теперь снова садится в тюрьму. А вообще, мол, во всем виноват алкоголь. Из-за него, проклятого, у него и наступил «клин мозгов», по причине которого он не ведал, что творил. И все в таком духе. В различной интерпретации подобные истории звучат в судах едва ли не каждый день. 

По заключению судебно-психиатрической экспертизы, обвиняемый признан вменяемым. И может нести полную ответственность за свои действия. С учетом всех обстоятельств дела коллегия Гомельского областного суда приговорила Сергея Бычкова к пожизненному заключению. Свой шанс дожить век на воле он все-таки упустил.  Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости и статьи