Век альтернатив

Информация и образование — две стороны одного и того же процесса

Один из заметных украинских политологов в ответ на вопрос, что позитивного принесли революционные события в его стране, на первое место поставил тезис о «новых шансах для молодежи». То есть молодые люди увидели в событиях во время и после Майдана шанс для собственной реализации. Они удовлетворили свою известную тягу к переменам. Они активно ниспровергали, надеясь, что впоследствии у них будет возможность и для созидания. Никто украинское поколение молодых людей, входящих в жизнь во время и после Майдана, не называет потерянным поколением. Здесь, скорее, укрепилась мысль о том, что потерянное поколение — это те, кто встретил начало 90–х в расцвете сил и чьим уделом стал процесс маргинализации и люмпенизации. Другими словами, «потерялись» отцы, но вовсе не дети.

Вообще, акцент на проблемы молодежи, проблематику патриотического воспитания активно пересматривается в Украине, России, у нас в стране. Здесь проявляются различные подходы. Один из них — понимание этих процессов как однотипных во всех названных странах, связанных прежде всего с преодолением постсоветского наследия. Формы и темпы этого преодоления различны, но суть одна. Вторая точка зрения связана с тем, что каждая нация носит в себе некий общий национальный код и главная задача в том, чтобы до него достучаться. Третьи предпочитают «наполнить старые мехи новым вином», то есть речь идет о традиционализме в новых исторических условиях. Существуют и иные подходы, но все они носят дискуссионный характер и требуют общественного обсуждения.



По степени важности, наверное, на первое место надо поставить проблемы коммуникации, информационную составляющую. Дело в том, что информация стала альтернативной, ее источники многообразны, и исключительно традиционные способы влияния вряд ли могут быть эффективными. Причем информационные вбросы осуществляются с различными целями, часто откровенно провокационными. Разобраться в них можно исключительно на основе знания предмета, но иного источника знания, кроме процесса образования (самообразования), не существует. Отсюда понимание того, что информация и образование — две стороны одного и того же процесса. Один пример, связанный с Болонским процессом. Плюсы Болонского процесса очевидны, но стоит помнить и о том, что Болонский процесс продолжает старую национальную традицию, связанную с тем, что множится число «выходцев» из страны, достигших где–то в иных регионах успехов, но как не было, так и нет тенденции приезда многочисленных «входцев». Итальянцы, испанцы, немцы как не приезжали к нам множить наше национальное достояние, так и не приезжают. Рассчитывать надо на себя. То есть мы опять стимулируем выезд наших талантливых ребят, в том числе и на информационном поле, и, несмотря на усилия государства (стипендии, гранты по поддержке талантливых молодых людей), процесс фактически однонаправленный.

Второе — это философия дела, действия, проявления активности в общенациональном контексте. В этом контексте нужен не просто национальный Гайд–парк, где можно покричать, пошуметь, хотя и это не помешает. Нужно дело и реальное действие, которое придаст процессу зарабатывания денег смысл иного порядка.

Тут системный вопрос: обратите, например, внимание на то, что новых героев у нас единицы, более того, они локальны, связаны с отдельным городом, регионом. Когда герой становится общенациональной, знаковой фигурой? Тогда, когда решает общенациональные задачи. В итоге получается «порочный круг», как сказали бы логики: в дефиците задачи, в дефиците и исполнители.

Не надо только превращать отдельные группы маргиналов в отражение состояния всего общества, ее молодежного сегмента. Да, мысль о самоубийстве, например, нынче помолодела, спору нет. Мало того, существует «вечный» и устойчивый интерес к этой теме в среде молодых людей. И ведь источник информации с призывами пополнить ряды самоубийц не всегда заткнешь. Тогда что? Исключительно альтернативные точки зрения, альтернативные подходы, литературные, психологические, педагогические реминисценции. Превращать самоубийц в законодателей молодежной моды нет смысла хотя бы потому, что в случае успеха этой акции некому будет демонстрировать собственную безрассудность. Скажут: а что же взамен? Не хочешь «великих дел» — ради бога, поскольку есть то, что называют личной, только твоей жизнью. Василий Розанов, известнейший писатель, философ, как–то заявил (в «Уединенном»), что готов открыть народам «громовую истину». Она заключается в том, что частная жизнь выше всего: «Просто сидеть дома и хотя бы ковырять в носу и смотреть вдаль». Что ж, тоже альтернатива в наш век альтернатив — информации, поведения, истории и т.д. Право выбора — за каждым.

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?