Беларусь Сегодня

Минск
+22 oC
USD: 2.04
EUR: 2.32

Искаженное наркотиками сознание привело 18-летнего юношу к жестокому убийству случайного знакомого

Вечер в ударе

Полностью обнаженный парень метался по комнате и с остервенением чесался — таким обнаружила сына Дмитрия жительница поселка Большевик, что под Минском.

— У меня под кожей черви! И жуки! — вскричал он на вопрос, что случилось. — Они меня сейчас съедят!

Коллаж Юлии КОСТИКОВОЙ

Потом и вовсе понес полную околесицу. Посмотрев на бледную кожу и расширенные зрачки, мать вызвала «скорую» и сообщила, что у сына, скорее всего, случилась передозировка наркотиками. Предварительный диагноз подтвердился. Дмитрия забрали в реанимацию. В кармане его шортов нашелся крошечный сверток с остатками розоватого порошка — так называемой «скорости», в которой содержится особо опасное психотропное вещество альфа-PVP.

Болезненная страсть


К наркотикам Дмитрий Федорович пристрастился примерно за год до описываемых событий. «Ловил кайф» в компании с приятелем-тезкой. У Дмитрия водились деньги, а у приятеля на мобильнике имелся доступ в интернет. Один находил в сети товар и делал заказ, второй оплачивал его через электронный кошелек. Закладку, как правило, искали вместе, порошок делили по-братски.

Пустые стеклянные глаза, дрожание рук и ног, постоянные однообразные движения, заторможенная речь — эти весьма красноречивые признаки, появившиеся в последнее время, заметили многие, но только не мать. До последнего она была уверена, что Дмитрий наркотики не употребляет. Впрочем, так часто бывает — иногда удобнее проблему не замечать, чем решать.

За незаконные без цели сбыта приобретение, хранение и перевозку психотропных средств в отношении приведенного в чувство молодого человека возбудили уголовное дело, а пока шло следствие, он жил как прежде — работал, гулял по вечерам, частенько «налившись» пивом. Знакомые отмечали, что у него окончательно испортился характер. Дмитрий с детства страдал легкой умственной отсталостью, был вспыльчивым, драчливым и упрямым. Под воздействием наркотика эти особенности настолько обострились, что привели парня к страшному преступлению.  

После вечернего загула


Ранним июньским утром на автобусной остановке в поселке Большевик обнаружили тело пожилого мужчины. По одежде и телосложению определили, что это 58-летний Евгений Львович, трудившийся в местном ЖЭУ сантехником. Внешность погибшего была обезображена до неузнаваемости. Его били с такой силой, что при осмотре места происшествия нашли фрагмент челюсти и обломки зубных мостов.

Евгений Львович жил в Минске и на работу обычно приезжал за рулем. Лишь изредка он позволял себе «расслабиться». Видимо, накануне как раз случился такой загул, окончившийся трагически.

Беседуя с местными жителями, оперативники узнали, что вечером на остановке видели Дмитрия Федоровича. Продавец расположенного рядом магазинчика припомнила, что перед самым закрытием парень приходил за большой бутылкой крепкого пива. Причем пребывал он в каком-то нервном состоянии, все сжимал кулаки, будто собирался с кем-то драться. Заходил и Евгений Львович, причем был настолько пьян, что едва проник в магазин — никак не мог попасть в дверь. Он интересовался, как можно уехать в Минск, а потом, усевшись на обочине, куда-то звонил.

Двое прохожих рассказали, что поздно вечером на остановке были двое — молодой человек и сильно избитый мужчина. Они вмешались было, но после заверений, что все нормально, пошли своей дорогой.

Под описание мужчин опять же подходил Дмитрий Федорович. Слесаря по ремонту сельскохозяйственного оборудования и техники минской птицефабрики посетили прямо на рабочем месте. В глаза оперативникам сразу бросились ссадины на костяшках пальцев — будто парень с кем-то дрался. Практически сразу же Дмитрий признался в преступлении. Только уверял, что убивать незнакомца не хотел.

Несколько погорячился


Дмитрий ходил на автобусную остановку недалеко от строящегося храма ради бесплатного интернета. Там, сидя на лавочке и потягивая пиво, он скачивал на планшет музыку и фильмы. Поздним вечером рядом оказался незнакомый нетрезвый мужчина, который искал компании. Ему хотелось продолжения банкета, а приятеля, с которым до того выпивал, «арестовала» и увезла домой супруга.

Сначала общение проходило мирно. Евгений Львович был неконфликтным человеком, подшофе любил вести задушевные беседы. Просыпающиеся во хмелю теплые чувства его и подвели: потянувшись, чтобы обнять нового знакомого, мужчина нечаянно сбросил со скамейки лежавший между ними планшет. Подобрав гаджет, Дмитрий обнаружил, что тот не включается, и сильно разозлился. Спросил, как собеседник собирается чинить планшет, но Евгений Львович не ответил. И тогда Дмитрий дал волю кулакам.

— Я стал его избивать без всякого предупреждения. Удары по голове, шее, туловищу наносил руками и ногами. После нескольких ударов мужчина упал на асфальт. Он полежал немного, приподнялся и начал мне что-то говорить, но не договорил, потому что я вновь нанес ему прямой удар в туловище или голову — не помню. Он упал в угол между скамейками, и я увидел, что у него как-то странно отвисла губа. Он снова хотел что-то невнятно сказать, я снова ударил, — так Дмитрий живописал подробности расправы.

Двое незнакомых парней оттащили его от жертвы и извлекли окровавленного Евгения Львовича из-под лавки. К сожалению, тот заверил потенциальных спасителей, что все нормально. А когда те ушли, Дмитрий продолжил экзекуцию. По его мнению, нанес жертве около 25 ударов. Когда уходил, мужчина еще пытался что-то говорить. По словам парня, к тому времени он уже сообразил, что несколько погорячился, и даже хотел вызвать человеку «скорую», но планшет-то с сим-картой не включался.

В количестве ударов Дмитрий немного ошибся. На теле его жертвы эксперты насчитали 33 травмирующих контакта, не менее восьми из которых пришлись в голову. Кровоизлияние в мозг, ушиб головного мозга и легкого, переломы костей носа, скул, обеих челюстей, ребер — несчастный Евгений Львович умер от этих повреждений, осложнившихся травматическим шоком.

Перед судом предстали и Дмитрий, и его приятель. Последний за незаконное приобретение, хранение и перевозку наркотиков отделался двумя годами ограничения свободы без направления в исправительное учреждение открытого типа. К Федоровичу Фемида отнеслась менее благосклонно.

— За наркотики суд приговорил Дмитрия к тем же двум годам ограничения свободы. А вот за убийство, совершенное с особой жестокостью, — к 15 годам. В общей сложности в колонии усиленного режима ему предстоит провести 15 с половиной лет, — подвела итоги трагичной истории Алеся Жаворонок, заместитель начальника отдела прокуратуры Минской области. — Семья жертвы не заявляла иск о материальном возмещении морального вреда, однако с Дмитрия в доход государства постановлено взыскать более 5500 рублей процессуальных издержек. В основном это средства, израсходованные на проведение экспертиз.


Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
1
Загрузка...
Новости и статьи