Минск
+15 oC
USD: 2.04
EUR: 2.27

Выход на международную арену в советские годы был для футбольных команд сродни полету в космос

Вдруг как в сказке…

Совершенно неожиданно, и я бы даже сказал «вдруг», в медиаполе и на стадионах все стали обсуждать возможное расширение российской футбольной премьер-лиги за счет клубов из бывшего СССР. Кто-то ратует за наполняемость арен, кто-то говорит о повышении соревновательного уровня, а кто-то об уничтожении своего футбола, который и без того выглядит плачевно. Диапазон мнений простирается от «Тема очень интересная; идет обсуждение такого формата» (министр спорта и туризма Сергей Ковальчук) до «Современное российское общество в последнее время активно подпитывается идеями так называемого русского мира. Затея с привлечением клубов из бывших советских республик в состав чемпионата РПЛ из того же ряда. Им это важно, нам — вредно» (владелец брестского «Динамо» Александр Зайцев).

На правах старожила темы хочу позволить себе несколько абзацев.

Выход на международную арену в советские годы был для футбольных команд сродни полету в космос. В 1983-м минские динамовцы впервые стали участниками еврокубков (на снимке — выходят на поле вместе с «Грассхопперсом»). А с начала проведения чемпионатов Беларуси наши команды играют в еврокубках регулярно. Болельщики имеют возможность наблюдать за «Арсеналом», «Челси», «Баварией». Что лучше — большой вопрос.

Сейчас, например, когда  из Мо­сквы доносятся интеграционные футбольные инициативы (хотя вот ведь парадокс: никто официально их еще не озвучил), нелишне будет напомнить, что зимой 1992 года чемпионат СНГ окончательно похоронили пять московских клубов. «Спартак», «Динамо», ЦСКА, «Локомотив» и «Торпедо» в ультимативной форме потребовали проведения чемпионата России, в борьбе за власть в российском футболе между Вячеславом Колосковым и Анзором Кавазашвили открыто поддержали первого и тем самым приказали долго жить идее большого и толстого чемпионата Содружества Независимых Государств. Кто-то, быть может, запамятовал, а я напомню: даже после отмежевания украинских, грузинских и прибалтийских команд в чемпионате СНГ собирались участвовать 22 клуба, включая такие экзотические по всем временам, как ферганский «Нефтяник», бишкекская «Алга», ашхабадский «Копетдаг», тираспольский «Тилигул», сухумское «Динамо» и наманганский «Новбахор». Но ничего этого не случилось...

Руководимое Михаилом Вергеенко минское «Динамо» весной ­1992-го собиралось играть в чемпионате СНГ, а волею московских команд было отправлено в чемпионат Беларуси. Литовец Жута, украинец Герасимец, россиянин Кашенцев и целая россыпь сильнейших игроков белорусского футбола были вынуждены отправиться в турне по маршруту Столбцы — Слоним — Речица. Скрипели, но ехали, попутно мечтая о выходах в еврокубки и ни в коем случае не забывая о том, что было совсем недавно.

Кубок чемпионов Содружества, возникший на обломках чемпионата СНГ, как раз и был призван унять боль ностальгии. Зимой 1993-го в крытый манеж ЦСКА позвали лучшие команды бывшего СССР. Но приехали далеко не все: из-за гражданской войны в Таджикистане место душанбинского «Памир» занял «Регар» из Турсун-Заде, симферопольской «Таврии» запретило появляться в Москве руководство федерации футбола Украины (вдуматься только: и тогда под этим подразумевался «политический демарш Крыма»), а наше минское «Динамо», с позволения сказать, длинным долларом позвали в турне по Южной Америке. На турнир в итоге отправилась вторая команда динамовского клуба, которую красоты ради назвали «Беларусь» и которая совершенно неожиданно добралась в Москве до финала, серьезно подняв ставки тренера Ивана Щекина, но при этом существенно деклассировав Кубок Содружества. Подлинный финал турнира состоялся в полуфинале, где московский «Спартак» (который в ту пору нужно было называть сборной СНГ) с превеликим трудом обыграл тбилисское «Динамо» с братьями Арвеладзе в составе — 2:1. А «Беларусь» красно-белые уделали под орех — 8:0, и я прекрасно помню недоумение и зрителей на трибунах, и молодых белорусов Тумиловича, Качуро, Штанюка, покидавших манеж в грустных размышлениях о собственном бессилии...

Кубок чемпионов Содружества пережил золотые времена, когда в нем стали участвовать украинские коман­ды, но он же вскоре начал хиреть год от года, когда клубам все труднее и труднее стало выискивать окна в международном календаре. Не способствовало развитию состязания и отсутствие у него призового фонда. Один отказался, другой, и мы и не заметили, как турнир переехал из Москвы в Санкт-Петербург, а потом его и вовсе подменили, переведя из соревнования клубов в состязания молодежных сборных.

Скончался Кубок Содружества где-то в 2016-м — точной даты, к сожалению, нет. К тому времени по вполне понятным причинам уже списали в утиль и идею УКРОПа (украинско-российского оъединенного первенства), которая разбередила немало футбольных душ за несколько месяцев до пролития крови на Майдане.

В ручном мяче никакого объединенного турнира на просторах бывшего СССР не появилось (хотя попытки были). В волейболе в российскую суперлигу одним из первых позвали харьковский «Локомотив», но после известных событий он ушел не прощаясь. Играл в суперлиге солигорский «Шахтер», но вышло как-то неловко: у себя дома команда играть не могла, принимала соперников в Минске и Молодечно, при этом со стороны россиян постоянно упрекалась в слабой организаторской работе. Откровенно подкачал и спортивный результат. Сейчас в волейболе в женской суперлиге участвует «Минчанка», которая за один сезон столь наездилась по российским широтам, что к концу сезона банально сдулась, а некоторые игроки попросились на волю.

В баскетболе Единую лигу ВТБ создали в 2008 году, а «Минск-2006» появился в ней двумя годами позже. Идея была замечательной — играть и состязаться с лучшими российскими командами, клубами Латвии, Эстонии, Польши, Швеции, Казахстана, расти и развиваться. Однако вот уж более 10 лет пробежало-пролетело, а мы по-прежнему как о манне небесной мечтаем о выходе в плей-офф турнира. И совсем ничего не скажешь о прорыве белорусской национальной сборной. На противоположной стороне весов от появления мегапроекта «Цмокаў» — хирение внутреннего первенства и тот факт, что в этом году его пьедестал чуть не аккупировали три команды драконьего клуба.

После развала СССР в хоккее образовалась Межнациональная хоккейная лига. У себя в Минске о ней мы помним по противоречивой судьбе клуба «Тивали», регулярно обитавшего в низу турнирных таблиц. С МХЛ, кстати, покончили также, как и открытым чемпионатом СНГ по футболу, — одним взмахом в Москве. И белорусский хоккей был вынужден несколько лет выживать в Восточно-европейской хоккейной лиге. История ВЕХЛ тоже грустная — к ее исчезновению привели выросшие амбиции уже минских руководителей. Потом появилась КХЛ — и жизнь потекла по кругу: наше «Динамо» в Континентальной лиге выступает ни шатко ни валко, сборная страдает и ищет себя, а менеджеры сменяют друг друга, но ничего особо не меняется — Его Величества Результата нет.

Быть может, я один такой, но когда сегодня говорят о будущем, я вспоминаю прошлое. И если уж пошла мода на воспоминания, каким был наш футбол до 1991 года, то почему бы в концовке не напомнить, что первый чемпионат мира по женскому футболу прошел ровно в том же 1991-м. И финальный матч в Гуанчжоу судил тогда минский арбитр Вадим Жук. Как сейчас вижу, как он с придыханием рассказывал об открывающихся перспективах женского футбола… Минуло 28 лет. Женщины только что разыграли медали уже 8-го мундиаля. Однако что-то слабовато у нас с женским футболом. А между тем, знай о том, что его включат в программу Олимпиад, в Советском Союзе на женский футбол наверняка обратили бы пристальное внимание. И зрители бы на матчи ломились, как недавно во Франции. И команды с буквами USSR на майках по образу женских гандбольных и баскетбольных сборных уже бы праздновали победы на самых крупных чемпионатах.

А у нас, видите ли, ностальгия: нам бы идти вперед, а мы оглядываемся...

gord@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...