Вдаваясь в частности

Какая приватизация нам нужна

Этот год, без сомнения, войдет в историю страны как период беспрецедентных мер по либерализации условий ведения бизнеса. Принят весомый пакет указов и законов, предусматривающих кардинальное изменение принципов взаимодействия государственных органов и бизнеса. Апогеем этой работы стал декрет о развитии предпринимательства, который направлен на еще большее раскрепощение деловой активности. Однако потепление бизнес-климата тесно взаимосвязано с повышением инвестиционной привлекательности страны. Недавно парламентарии приняли в первом чтении поправки в закон о приватизации. Станет ли он магнитом для инвесторов или нужны более решительные действия? Каким должен быть процесс приватизации госимущества и что при этом надо учесть?


Мотивация и приватизация

Изложу свое личное мнение. Палата представителей приняла в первом чтении проект закона о приватизации и преобразовании унитарных предприятий в открытые акционерные общества. Но это скорее чисто косметические правки, которые никоим образом не изменяют состояние и динамику такого важнейшего социально-экономического процесса, как приватизация. В ситуации, когда в экономике накопились большие объемы токсичных, неработающих активов, увеличение частного сектора является делом национальной безопасности. Об этом неоднократно говорилось на самом высоком уровне. 19 декабря на совещании Президент заявил: “Мы себе не можем позволить постоянно перекладывать проблемы предприятий и банков на бюджет. Нам надо системно определиться с этим вопросом”. Речь шла о том, что государственные предприятия только в 2015—2016 годах переложили на плечи бюджета 1,8 миллиарда долларов их кредитов. Объем плохих долгов, которые спрятаны в балансах банков и коммерческих организаций, превышает 10 миллиардов долларов. В оборот по-прежнему не вовлечено (не используется) около 2 миллионов квадратных метров недвижимости. Около трети промышленных предприятий, 60 процентов сельхозорганизаций и половина строительных компаний без господдержки убыточны. Акционирование превратилось порой в чистую формальность. Суть реструктуризации сводится к перекладыванию проблемных активов из одного госкармана в другой. Президент вполне конкретно высказался об эффективности этого процесса: “Сейчас пришло время долги возвращать, погашать займы. Но опять волна предложений о еще одной реструктуризации. Мотивация та же: заклинания, стенания, плач”. То есть нет ответственности у тех, кто брал долги.

На 1 октября просроченная задолженность по кредитам госпредприятий составила 2,1 миллиарда рублей. Наиболее проблемными секторами являются сельское хозяйство, легкая промышленность, электроника и оптовая торговля. Это в ситуации, когда более 40 процентов всех выдаваемых кредитов по-прежнему являются льготными. 

Отсутствие приватизации — это увеличение рисков национальной безопасности. В стране с чрезвычайно сильным уровнем централизации системы принятия решений неважно, кто будет вести предпродажную подготовку — министерство или исполком. Поэтому, на мой взгляд, требуется изменить порядок принятия решений по приватизации в принципе. Существующий сегодня порядок  не создает мотивации для разгосударствления. Отмена приватизационных планов никак не исправит положение.

Сегодня ни среди местных органов власти, ни среди министерств нет ярко выраженного, подтвержденного документами и серьезной аналитикой желания ускорить приватизацию. Поэтому первое, что надо сделать, — это радикально сократить количество функций государства. Сейчас, исходя из объема ресурсов и активов в руках государства, их более 7000. Второе — ликвидировать конфликт интересов в органах госуправления. Это когда одни и те же лица занимаются законодательной, регуляторной, контрольной и коммерческой деятельностью. 

Приватизацию в стране блокируют чрезвычайно сложные процедуры ее проведения, оценка выставляемого на продажу имущества, непредсказуемый набор инвестиционных требований, отсутствие де-факто частной собственности на землю, особый статус государства-собственника, а также его нежелание продавать 100 процентов акций. Никому не интересны пакеты акций в 5, 8, 10 или даже 49,9 процента, потому что они не позволяют инвестору полноценно управлять приобретаемым предприятием. Наконец, приватизируемое предприятие сталкивается с совершенно иным режимом доступа к сырью на внутреннем рынке (например, молоко, древесина, мясо). Ни одна из этих ключевых проблем пока не решена. Да, хорошо, что срок исковой давности по приватизационным сделкам сокращен до трех лет. Но это положение едва вызовет массовый энтузиазм у инвесторов.

Ярослав Романчук, член Совета по развитию предпринимательства 


Ключ к доверию

Либерализация экономики невозможна без корректировки правил приватизации государственного имущества. Обратиться к этой теме заставляет сама жизнь. С 2010 года в законодательство о приватизации не вносились изменения. Фактически все это время тема была закрыта. Между тем нашей экономике сегодня как воздух нужны инвестиции. К сожалению, в последние годы не удается выполнить даже весьма скромные прогнозы привлечения зарубежного капитала. Чтобы исправить положение, по инициативе депутатов подготовлены законодательные поправки. Понятно, что нормы, утвержденные без малого четверть века назад, морально устарели и уже не отвечают современному состоянию экономики. В чем же новизна и значимость внесенных предложений?

Во-первых, отменяются плановые списки. Этот подход себя не оправдал. Ведь как составлялись эти планы? Брались прежде всего убыточные неконкурентные предприятия с большими долгами, административно устанавливалась цена их продажи, что отталкивало инвестора. А почему бы не ставить вопросы об успешных предприятиях, если они сами к этому готовы? До прихода в Парламент я возглавлял открытое акционерное общество “Берестейский пекарь”. Да, звезд с неба наши хлебозаводы не хватают, хотя работают устойчиво, с определенной рентабельностью. Однако чтобы успешно конкурировать на рынке, этого мало. Нужны новые технологии, современные практики управления. Собственных оборотных средств для этого недостаточно. Значит, надо привлекать инвестора. Причем выставлять акции, имущество по рыночной стоимости. Это будет объективно. И это имеет важнейшее значение для определения ликвидности приобретаемой собственности. Но предприятие должно быть готово к этому шагу. Собран пакет документов для продажи, есть желание и государства, и предприятия, и инвестора в совершении сделки.

Возникает резонный вопрос: кто этим будет заниматься? Ведь когда утверждался плановый перечень предприятий, подлежащих продаже, государство брало на себя некие обязательства. Кто теперь должен принимать решения? Ответ простой. Объекты, не имеющие стратегического значения для страны, необходимо передать в коммунальную собственность. То есть не министерства должны заниматься их управлением, а местные органы власти. Давайте предоставим право местным Советам депутатов определять (с учетом требований законодательства, конечно) порядок принятия решений о приватизации объектов, находящихся в их собственности, и преобразования коммунальных унитарных предприятий в открытые акционерные общества.

Во-вторых, большим плюсом, касающимся укрепления уверенности потенциальных инвесторов в стабильности правил ведения бизнеса в нашей стране, станет значительное сокращение срока исковой давности по признанию приватизационных сделок недействительными — с десяти до трех лет. Этого времени достаточно, чтобы госорганы успели разобраться, не было ли каких-либо нарушений, и выставить при необходимости возможные иски. На мой взгляд, это весьма прогрессивный шаг, направленный на защиту прав собственности инвестора. Хотя, скажем, в Болгарии такой срок составляет 10 лет. Но ждать так долго нет смысла, тем более что стоимость приватизируемого объекта десять лет назад могла быть минимальной, особенно если не было спроса.

Среди других принципиальных новаций назову изменение системы корпоративного управления в организациях с государственным участием. Они могут учреждаться одним лицом или состоять из одного участника, что совершенствует корпоративную систему управления предприятием.

Согласен, это не исчерпывающий перечень мер. Но делается реальный шаг вперед. Дальнейшее продвижение требует всестороннего обсуждения с бизнес-сообществом, органами республиканского и местного управления и самоуправления. Депутаты готовы изучать и анализировать все предложения по совершенствованию законодательства. Чтобы привлечь в экономику отечественных и зарубежных инвесторов, нужно создавать взаимовыгодный баланс интересов. Наш интерес — за счет привлекаемых ресурсов ускорить социально-экономическое развитие государства. Бизнес хочет получить прибыль от реализации инвестиционных проектов. На таких условиях, полагаю, инвестирование активизируется и даст ожидаемый эффект.

Леонид Брич, депутат Палаты представителей Национального собрания



Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...