Вдали от шума городского

Корреспонденты «СГ» выясняли, насколько комфортная жизнь в деревне, доступны ли в глубинке разные услуги, как выполняются социальные стандарты

Корреспонденты «СГ» выясняли, насколько комфортная  жизнь в деревне, доступны ли в глубинке разные услуги, как выполняются социальные стандарты
На пятом Всебелорусском народном собрании поставлена задача улучшить качество жизни в деревне, создать здесь достойные условия как для работы, так и для отдыха и культурного развития. Хотя в последнее время тут сделано немало, но и болевых точек еще хватает. Даже не все агрогородки могут похвастаться развитой, сравнимой с городом, инфраструктурой. Что уж говорить про отдаленные деревни. 

Корреспонденты «СГ» выясняли, насколько комфортная здесь жизнь, доступны ли в глубинке разные услуги, как выполняются социальные стандарты. 


Печь сложить. И от нее сплясать


Но хороший мастер, который может это сделать, во все времена большая редкость

ХОТЯ кое-где на селе «в моду» и вошло водяное отопление, но все же большинство сельчан на зиму заготавливают дрова и латают печки… Последнее — целая наука. Самому под силу только подкрасить да побелить, остальное — заменить треснувший кафель, раскрошившийся кирпич или почистить дымоход — дело рук мастеров. И вопрос не столько в эстетике и элементарном поддержании тепла, сколько в безопасности. Но всегда ли легко найти хорошего печника на селе?


В БОЛЬШИНСТВЕ своем сельчанам проще обратиться к своим людям — мастерам-самоучкам, которых знает вся округа. Они сделают и быстрее, и дешевле. Среди таких местных умельцев есть действительно классные специалисты. Но порой вместо новой печки хозяин может нажить себе лишь головную боль. Так, например, случилось и с жительницей из деревни Светлый Путь Минского района Аллой Пендик. Найти в соседнем агрогородке Петришки мастера оказалось сложно — нужных специалистов не так и много. Но все же «умелец» нашелся. Новую печку мастер сложил буквально за день и тут же попросил расчет — 800 рублей. Немало по сельским меркам. Но намного больше расстроилась хозяйка, когда заметила, что сложена печка криво, между кирпичами большие зазоры, а дымовыводящая труба и вовсе лежит чуть ли не на бревнах чердака. Благо еще не успела ее затопить, иначе пожара было бы не избежать. Исправлял свои огрехи горе-умелец три раза. В итоге до толку работу он так и не довел — дым все равно валит в хату. 

Подобные ситуации неединичны. Ведь профессия печника хотя и нужная, но не такая популярная. Поэтому этот узкий круг мастеровитых специалистов, несмотря на отсутствие необходимого образования, всегда в цене. Но порой встречаются те, кто кладет добротные печи по дедовским законам. В деревне Задобье Ганцевичского района, например, если с печкой что-то не так, сельчане тут же бегут к Михаилу Малявко. Выручает Михаил Федорович не только Задобье, но и жителей окрестных деревень.

А можно ли в районе найти действительно квалифицированного специалиста?  Заместитель директора по строительству и капитальному ремонту Ганцевичского РЖКХ Анна Нагай поясняет: в их организации такой штатной единицы нет, ведь работа у мастера сезонная, потому содержать его невыгодно. «Когда наступает отопительный сезон, собираем заявки и, исходя из их количества нанимаем по договору мастеров, которые и оказывают жителям услуги», — говорит она. Эти же печники обслуживают и одиноких сельчан. Так, специалисты Ганцевичского территориального центра социального обслуживания населения вместе с сотрудниками РОЧС обходят дома и дают рекомендации, кому нужно поправить печное оборудование. Затем эти заявки стекаются в коммунхоз, после чего на место выезжает мастер. Для одиноких эта услуга совершенно бесплатна.  

Знают толк в работе и печники Гродненского областного комбината противопожарных работ. Это едва ли не единственное учреждение, где сохранились такие специалисты. Сказать, что они востребованы, ничего не сказать. На каждом из 10 производственных участков по двое печников, и каждый постоянно при деле. Так, только в прошлом году мастера произвели 200 ремонтов и положили около 80 новых печей. 

Директор комбината Елена Жамойтина поясняет, что работают мастера по заявкам территориальных центров соцобслуживания районов — ремонтируют печи одиноким старикам, многодетным семьям. Просят о помощи не только частные лица, но и организации. Приводят в порядок печное отопление в сельских магазинах и клубах, кладут печи сельчанам. Последние, правда, обращаются к квалифицированным специалистам крайне редко — пугают расценки. Так, сложить печь стоит порядка 1500 рублей. С одной стороны, действительно недешево. Но в стоимость входит не только работа, но и материал. Подсчитаем: на стандартную печь идет в среднем 250 кирпичей, литье, колосники, духовка в 100 рублей, изразцы. Все это тянет где-то на 800 рублей. Вот такая математика. При заказе же мастера-самоучки материал хозяин покупает сам. 

Вот и выходит, что порой кажущаяся экономия оборачивается не только лишними затратами, но и доставляет сельчанам немало трудностей. 

Татьяна БИЗЮК

bizyk@sb.by


Эта туфля — еще то что надо туфля


И даже если она очень сильно просит «каши», Игорь Тарасенко постарается ее вернуть к жизни

ОБЗВОНИВ с десяток районов Витебской области в попытке найти опытного сапожника либо портного в деревне или поселке, к которым со всей округи с заказами приезжают, я уже стал было сомневаться в положительном исходе своей затеи. Большинство собеседников уверяли, что таких мастеров там не осталось, в лучшем случае сохранились приемные пункты в деревнях, в которых только собирают заказы, а в худшем — «бытовка» лежит, и сельчане ремонтируют обувь и одежду в райцентре. Или в Витебске, если туда ближе. 

Но в Сенно неожиданно подсказали: «В Богушевске уже больше 10 лет работает Игорь Тарасенко. У него полрайона сапоги и туфли ремонтирует».

Игорю еще нет и сорока. Обувщик — у них профессия семейная. Мама работала на витебском «Красном Октябре». Была кладовщицей, мастером, начальником цеха. И сына в цех привела. Игорь сначала освоил отдельные, не слишком сложные операции, к примеру, такие, как затяжка обуви, а когда вернулся из армии, пошел в частное предприятие:

— К двадцати трем я уже мог любую пару пошить — будь-то мужские туфли или женские босоножки. Однако вскоре предприятие закрылось, и мне пришлось искать новое место работы. От знакомых узнал, что в Богушевске требуется мастер по ремонту обуви. 

Шить обувь по индивидуальному заказу или восстанавливать старую, признается Игорь, — разные вещи. Однако ремонт на селе, по его словам, пользуется спросом:

— Сельчане не торопятся расставаться с поношенной парой, несут разбитые ботинки или туфли в ремонт. Клиенты не только из Богушевска, приезжают из окрестных деревень — Мошканов, Коковчино, Константово, Яново. И из Сенно в том числе. 

Чаще всего обувь ремонтируют представительницы прекрасной половины. То им сломавшийся каблук реанимировать необходимо, то набойку поставить, то профилактику подошвы сделать, то молнию на сапоге заменить. Цены в Богушевске ниже, чем в областном центре. К примеру, простенькая латка обойдется всего в 3 рубля, замена подошвы — в 30. Случается, что приносят ботинки, «убитые» напрочь, и просят «придумать что-нибудь». В таких случаях Игорь честно объясняет клиенту, сколько времени займет ремонт и во что он обойдется:

— С иной парой и два дня повозиться приходится. Кто-то свои пожелания высказывает. Но чаще люди полагаются на мой опыт, потому что знают — обувь делаю как для себя. Если мне моя работа нравится, значит, и клиент останется доволен!

Лето в этом бизнесе — мертвый сезон. Зато с наступлением холодов отбоя от клиентов нет. Иногда приходится засиживаться допоздна. Вообще, работа в сельской «бытовке» специфическая. Игорь этого не отрицает, но и менять ее не собирается: нашел подходящее место, своего клиента. Хотя правильнее, наверное, будет сказать, что это и Тарасенко, и его клиенты нашли друг друга. 

Согласен с таким мнением и директор Богушевского коммунального унитарного предприятия бытового обслуживания «Престиж» Александр Лосенков: 

— Такие мастера сегодня редкость. Но у нас с десяток профессионалов найдется, которые и пиджак, и пальто сошьют на заказ от начала до конца. На селе у нас 12 комплексных приемных пунктов имеются. В Сенно — Дом быта и цех массового пошива. Мы оказываем все социально значимые виды услуг. Наиболее популярные — ремонт обуви и одежды, парикмахерские и ритуальные услуги, прачечная, химчистка. С начала года на этом миллиард 625 тысяч неденоминированных рублей заработали. Но, к сожалению, «бытовка» на селе убыточна. Затраты слишком велики. Чтобы их перекрыть, занимаемся пошивом спецодежды. 

Сергей ГОЛЕСНИК

svg-vt@mail.ru


А у нас заказан газ


Проблем с обменом баллонов, которые возникали в могилевской глубинке раньше, сегодня уже нет

ДАВНО сняты и все прежде действующие нормативные ограничения: хоть каждую неделю заказывай — привезут. Правда, по субсидированной цене — 11 рублей 31 копейка — можно приобрести только 5 баллонов на каждого члена семьи в год. Но даже в сезон заготовок, когда расход газа растет в разы, практичные хозяева обычно укладываются в установленный норматив. Заправляются газовые баллоны автоматизированно на могилевской газонаполнительной станции, где сразу пломбируются термоусадочной пленкой, чтобы отправиться к клиентам качественно наполненными и в нужном количестве. К тому же каждая машина-клеть оснащена GPS-навигатором, позволяющим четко отслеживать ее маршрут. Был, правда, случай, как рассказали в отделе работы с обращениями граждан и юридических лиц Климовичского райисполкома, когда житель деревни Барсуки обратился с жалобой на недозаправленный баллон. Но выехавшая комиссия обнаружила не полупустой баллон с газом, а негерметичность в кране газовой плиты.

Человеку, не знакомому с газообеспечением в «баллонных носителях», сайт РУП «Могилевоблгаз» предоставляет максимально доступную информацию. Тут и номера телефонов начальников, главных инженеров, в каждом районе есть телефон под вывеской «Предварительное консультирование и прием граждан по заявительному принципу «одно окно» с полным Ф.И.О. исполнителя. В диспетчерских, где принимают заказы на сжиженный газ в баллонах, почти сразу же снимали трубку.

Приемщик заказов в Дрибинском районе газоснабжения Лариса Музыченко доброжелательно рассказала о стандартной схеме работы филиала. Для любой деревни определен день недели доставки баллонов. Жители знают, к какому дню надо подать заявку, чтобы не остаться без газа еще на неделю (если уж пропустил, то только по собственной нерасторопности).

Многие сельчане также просят установить тут два газовых  баллона. Обойдутся они в тысячу рублей. Хороший, мастеровой хозяин, конечно, может удешевить процесс, соорудив шкаф для хранения газовых баллонов, например, из кирпича (только при инструктаже специалистов газового хозяйства) или приспособив под это дело старый холодильник. Мастер Мстиславского района газоснабжения Михаил Рытиков рассказал, что проблемы с абонентами возникают прежде всего из-за еженедельного графика поставок баллонов в сельскую местность: 

— Все вопросы решаем по обоюдному согласию в соответствии с установленными правилами, чаще всего — в пользу абонента. Формируем маршрут кустовым способом, по отдельным направлениям. Многие, как мы и рекомендуем, подключают установки на два баллона. При этом хозяева проходят бесплатное обучение и получают удостоверение на право самостоятельно переподключать их. 

Председатель Сластеновского сельсовета в Чаусском районе Олег Пусиков проблем в обеспечении газом отдаленных деревень тоже не видит:

— В негазифицированные деревни нашего сельсовета газовые баллоны привозят по вторникам. Люди привыкли к этому графику. Газовщики обычно захватывают с собой и резервные емкости — на случай если кто-то забыл подать заявку. Многие семьи установили по два баллона — тем самым страхуют себя от неожиданностей. Иные самостоятельно после специального обучения заменяют баллоны — то есть берут на себя ответственность за безопасную эксплуатацию газового оборудования.

Как говорят специалисты, газ безопасен, если к нему относиться уважительно. И строгие правила в этой сфере просто необходимы. И если баллон вдруг оказывается пустой, то, вероятнее всего, хозяин забыл вовремя заказать другой.

Диана ГАРАНИНОВА

gardiana@tut.by


Привычнее, когда купюры в кошельке


К пластиковым карточкам пожилые сельчане никак не приспособятся

Татьяне КРАТЕНКОВОЙ из деревни Столбун Ветковского района пенсию до сих пор почтальон приносит домой. Предлагали перевести ее на пластиковую карточку, но Татьяна Ивановна отказалась.


Не спешит переводить пенсионное пособие на карточку и Вера Каменева из соседних Светиловичей. Ведь тогда, чтобы снять деньги, придется заказывать их на почте, потому как больше в деревне нигде налички нет. Конечно, и за коммунальные услуги, и за покупку в магазине можно рассчитаться по безналу, но женщина говорит, что ей привычнее, когда деньги шуршат в кошельке. Вон соседка перевела пенсию, а пин-код забыла. Карточку заблокировали, пришлось ехать в Ветку и платить, чтобы снять свои же. Не нравятся, правда, Вере Петровне копейки. До сих пор в них путается, да и теряются легко. Может быть, рассуждает, и правда лучше перевести на пластиковую карточку? 

Предпочитает проверенного почтальона и пенсионерка из деревни Носовичи Добрушского района Валентина Солоедова. Ей дочка предлагала перевести на карточку, но она наотрез отказалась. Это в городе можно в любом банкомате посмотреть свои остатки. А в деревне негде.  

Уж не первый год банки активно продвигают систему безналичных расчетов через пластиковые карточки. Но в деревне она приживается, особенно среди пожилой части населения, с трудом. Пока туда не пришло понимание того, что банковская пластиковая карточка — это самый лучший и надежный кошелек. 

  К слову, когда на селе узнали, что Беларусбанк планирует ввести комиссию за прием платежей наличными, некоторые стали роптать: где справедливость? Хотя, может быть, это заставит некоторых пенсионеров пересмотреть свое отношение к безналичному расчету. Но что-то мне подсказывает, едва ли. 

Ведущий специалист  отдела розничного бизнеса ЦБУ № 309 филиала №300 Гомельского областного управления ОАО «АСБ Беларусбанк»  Наталья Стародубцева признает:

— Сельчане, особенно в небольших населенных пунктах, не очень охотно переводят свои пенсии на пластиковые карты. Люди преклонного возраста, которым за 70, твердо стоят на том, чтобы получать деньги наличными. Но более молодые уже привыкли к тому, чтобы рассчитываться и в магазинах, и за телефоны по безналу. Некоторые пользуются даже мобильным банкингом. Это удобно, доступно, не надо стоять в очередях. С трудом, но новые веяния доходят и до самых отдаленных деревень.

Наталья ВАКУЛИЧ

Nvakulich2016@mail.ru 



Встать на заре и вернуться на закате


И это все для того, чтобы попасть в поликлинику

ОТ ДЕРЕВНИ Закий Брестского района до агрогородка Мухавец, где работает амбулатория, около 12 километров, но доехать до нее, по сути, нечем.


— В начале восьмого утра по будним дням на Мухавец отправляется автобус, который возит рабочих, — вводит в курс дела староста деревни Любовь Юдчиц. – Водитель, спасибо, берет и наших людей, но обратно им приходится возвращаться или пешком, или на попутках. 

Школьный автобус доставляет местную ребятню в Мухавецкую СШ. Но взрослым рассчитывать на него не приходится. Администрация школы объяснила: автобус — только для детей. Поэтому остальной люд в амбулаторию добирается как может. Одни ждут рейсового автобуса, который курсирует раз в неделю, другие — их единицы — используют собственный транспорт. Третьи пытаются вызвать медиков на дом, однако те ссылаются на нехватку топлива и советуют в крайнем случае звонить в «скорую». 

В Мухавецкой амбулатории есть терапевт, детский врач и другие специалисты. Но иногда сельчанам приходится обращаться в третью поликлинику в Южном микрорайоне Бреста — самую современную в областном центре. Вот только чтобы попасть сюда, нужно направление из амбулатории. 

Еще не так давно жители Закия могли обратиться в Заболотский ФАП, до которого от небольшой прибужской деревеньки около двух километров. Надежным транспортом для многих тогда был велосипед. Но ФАП закрыли. Здание там нормальное, только специалистов нет. Когда фельдшером работала находящаяся ныне на пенсии Светлана Апанович, жители окрестных населенных пунктов были очень довольны. Скажем, надо пенсионерам пройти флюорографию, Светлана Васильевна попросит руководство местного племзавода «Мухавец» помочь с транспортом, и всех отвезут в агрогородок, а затем доставят обратно. Но теперь за стариков некому просить. Не так давно рентген-аппарат работал на базе амбулатории. Приехать сюда удалось не всем жителям Закия. Им, конечно, сообщили, что такая возможность есть. Но о транспорте никто не подумал. 

Если люди едут из отдаленных населенных пунктов — Орхово, Харсов, Липенок, Дубка, Медно, — нужно вставать в 4 часа утра, чтобы добраться в город поездом и успеть взять талон на прием к тому или иному специалисту. Тогда есть шанс, что к вечеру вернешься домой. 

Ситуацию с транспортом попросил прокомментировать начальника отдела экономики Брестского райисполкома Илью БАНДРОВСКОГО. Однако ничего обнадеживающего сельчан в его ответе не услышал. Чиновник сообщил, что на собрании в деревне Закий, в котором участвовали и представители районного исполнительного комитета, жители предлагали продлить маршрутное такси № 23 до их населенного пункта, чтобы было удобно добираться в областной центр. Однако, заметил начальник отдела, принятие такого решения в компетенции городских властей.

Похоже, нормальное транспортное сообщение между деревней и областным центром, до которого всего каких-то двенадцать километров, появится еще не скоро.

Александр КУРЕЦ

kurec.a@mail.ru 
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?