Народная газета

Важнейшее из искусств

По какому пути должно развиваться белорусское кино?

Наше кино на пороге больших изменений. 7 ноября должна завершиться реконструкция киностудии “Беларусьфильм”. На общественное обсуждение был вынесен и проект Указа Президента “О мерах по стимулированию развития кинематографии”, который горячо обсуждался. По какому пути стоит идти сегодня: снимать сериальный “фастфуд”, который будет востребован у нетребовательного зрителя, или отстаивать, несмотря ни на что, принципы высокого искусства и прежние наработки? Об этом в разговоре наших экспертов.


Кино — дело для души

Я твердо уверен, зарабатывать на искусстве нельзя, а настоящее кино должно оставаться искусством. Кино, по большому счету, должно продолжать заниматься созиданием человеческой души. Оно по-прежнему “важнейшее из искусств”, и никто этого не отменял. Мы живем в несовершенном мире, где черное и белое, высокое и низкое, благородное и низменное соседствуют друг с другом. И все это перемешано. Искусство должно помочь зрителю разобраться, где истинные ценности, а где ложные. В какой-то момент мы стали бежать за Западом, тащить на экраны все то, что раньше нельзя было показывать. Но теперь, мне кажется, уже всего этого наелись. Время показало, что “Рэмбо” у нас не создашь. Во-первых, он уже создан. Во-вторых, зачем кого-то повторять? Наверное, должны создаваться структуры, которые анализировали бы, что наши люди хотят видеть на экране. Нельзя не заметить, что смотрят и тянутся к тому, что было создано раньше. Про что критики писали: примитивизм, агитка! А сейчас все это смотрят с удовольствием, потому что там показаны нормальные человеческие взаимоотношения во всей их полноте. “Большая семья”, “Верные друзья”,  “Доживем до понедельника”, “Семнадцать мгновений весны”, “Три тополя на Плющихе”, “Москва слезам не верит”... Там показана простая жизнь, герои нам понятны, мы не отделяем себя от того, что происходит на экране. А когда на экране бандиты и проститутки, то вроде ты себя чувствуешь в привилегированном положении: я ведь лучше их? И это называется свободой и высоким искусством. Но свобода предполагает ответственность, а высокое искусство еще большую ответственность. Увы, секунды не может пройти в американском кино, чтобы голову кому-нибудь не отрезали или кишки наружу не выпустили!

Есть вещи, к которым надо очень серьезно относиться. К рождению человека, к женщине, семье, своей земле. Поэтому очень серьезно, как мне кажется, надо подходить к литературному материалу для кино, брать только хороший материал, а не конъюнктурный.

Прошу прощения, что буду говорить сам о себе, но “Белые Росы” Игоря Добролюбова смотрят до сих пор. Николай Петрович Караченцов, кроме Васьки, сыграл много хороших ролей, но его Ваську Ходаса тоже помнят. Как и помнят роли Кокшенова, Санаева, Новикова, Польских... Успех этого фильма определен тем, что там есть любовь. А что такое любовь? Что-то непонятное. То, что выше нас и главнее всего, даже веры и надежды.

Когда задают вопрос, какой кинематограф был лучше, тот который снимали раньше или теперь, я отвечаю: “Раньше создавали произведения, сегодня — продукцию”. Раньше кино было связано с более тонкими и высокими материями, с поиском идеалов. Деньги и искусство — вещи несовместные, как гений и злодейство. Не знаю, насколько фильмы Андрея Тарковского были кассовыми и самоокупаемыми, но то, что это высокое искусство, с этим спорить никто не будет.

Я не против сериалов как таковых. Когда-то студентом смотрел “Семнадцать мгновений весны” и оторваться не мог. Я против “сериальства”, конвейера без души, создающего “мыльные оперы”, которые обязательно надо кому-нибудь втюхать и отбить, как говорят сейчас, деньги. Это дьявольское изобретение. Показывают их с утра до ночи, зритель незаметно втягивается. И вот, вместо того чтобы книгу почитать, ждет новую серию этого вторичного киносырья. Оно так задумано: хочешь — смотришь, не хочешь — тоже смотришь, потому что подача материала облегченная. В итоге много каналов, а смотреть нечего. В кинотеатрах то же самое. И дело не в том, что кто-то конкретно виноват, этот период надо перетерпеть, как ненастную погоду.

Мы живем в одной полосе, и если листья опадают, то они опадают и в России, и в Литве, и в Польше... Вы думаете, там не ждут хорошего кино? Это не значит, что завтра же “Беларусьфильм” должен обратиться  к классическим произведениям национальной литературы. Да и многие из них уже достойно экранизированы. Мне кажется, высокое искусство национальности не имеет и географическая принадлежность у него довольно условная.

Лучше не делать ничего, чем делать плохо. Наши режиссеры перестали экранизировать хорошую литературу. Они самовыражаются, они считают, что они все Тарковские, но Тарковский был один. Они сразу думают об успехе: “Вот сейчас всех научу правильно жить!” Если ты садишься за стол или режиссируешь с такой установкой, считай, что ты уже провалился. Успех “Белых Рос” потому никто толком не может объяснить, потому что все там отдавали свою душу и сердце — и режиссер, и актеры, и композитор. Мы сегодня перестали тратиться и перестали отвечать за свое творчество. Главное — самовыражение! Добролюбов за все свои работы отвечал, как и Туров, как и Пташук, как и многие другие белорусские кинематографисты. Они ничего нам не втюхивали, не выискивали горячих тем, не пытались шокировать, они творили.

Наверное, мы не хуже и не лучше Голливуда, мы просто другие. Мы иначе подходим к теме семьи, Родины, женщины. Мне трудно представить плачущего американца в кинозале, а я сам не раз плакал, потому что на экране меня выводили на такой доверительный разговор. Нового народного кино пока нет, потому что выбраны не совсем правильные ориентиры. Кинематографисты увлечены формой, а не содержанием, тем, чего раньше им не хватало. Но свобода не означает вседозволенность.

Алексей Дударев, драматург, председатель Белорусского союза театральных деятелей


Нужно создавать продукт

Оптимальный путь развития “Беларусьфильма” сегодня — это  объединение творческих усилий для реализации проектов с Белтелерадиокомпанией, потому что так или иначе это означает выход на широкое сетевое распространение. Этот вопрос становится для киностудии все более значимым сегодня. Нужно снимать продукт — сериал или игровые фильмы для определенной системы распространения. Любая игровая, сериальная или документальная продукция в современном мире должна создаваться с прицелом на определенную аудиторию. Мир вокруг изменился, киностудия не меняется. Если смотреть на российские сериалы, то большинство из них — это “фастфуд”, но если обратиться к британским, шведским или датским, то это уже настоящее искусство. Британский сериал “Черное зеркало”, телесериал “Мост”. Про “Игру престолов” уже и не говорю. Сериал “Молодой Папа” снял режиссер Паоло Соррентино, лауреат премии “Оскар”, призер Каннского кинофестиваля.

И таких сериалов на самом деле много. На них и нужно ориентироваться.

Раньше сериал отличался от игрового фильма тем, что у последнего был более высокий бюджет, но сегодня это разделение по бюджету тоже изменилось. Бюджет одной серии “Игры престолов” уже близок к большому кинематографу. Конечно, остаются и ситкомы, которые снимаются в одном павильоне. Сериалы тоже делятся на гигантское количество видов.

Успех любой киностудии, если брать мировую традицию, связан прежде всего с игровыми фильмами. Большее число зрителей интересует игровой кинематограф, он работает на менее подготовленную аудиторию. Анимация или документальное кино требует все же большего культурного багажа, кругозора... Беларусь здесь находится в некоей кинематографической изоляции по разным причинам. Была попытка прорыва этой изоляции в 2010-х годах, когда мы приобрели определенный опыт в области международного производства. Появилась картина “В тумане”, которая получила приз ФИПРЕССИ на Каннском кинофестивале, совместные с кинематографистами других стран ленты “Одинокий остров”, “Роль”,

“Я не вернусь”. Но этот период закончился.

При совместном производстве картин есть две доминанты — коммерческая и художественная. На проекты с коммерческой доминантой всегда охотнее дают деньги, вторые, как правило, финансируются по остаточному принципу во всем мире. Балансирование между художественной и коммерческой составляющей даст возможность сделать нашу киностудию более устойчивой. Только совместное производство с другими странами является оптимальной моделью существования и развития киностудии “Беларусьфильм”.

Если мы говорим о производстве фильмов с коммерческой доминантой, мы должны понимать, на кого мы ее нацеливаем. Если она нацеливается только на потребление внутри государства, то внутри нашей страны, к сожалению, возможности кинопроката и потребления зрителями никогда не дадут возможности окупить полностью ни телесериал, ни игровой фильм. Да, появляются частные кинокомпании, которые могут снять картину за 10 тысяч долларов. Возможно, она отправится на какой-нибудь кинофестиваль и это будет очередная  фестивальная история. Формально они могут даже вернуть часть затраченных средств, но все равно это не будет иметь отношения к профессиональному кино. Этот процесс связан с демократизацией технических средств, которые становятся дешевле, и это позволяет людям снимать кино, а точнее, такие симулякры. Но это не индустрия.

Несколько лет назад Андрей Кудиненко предложил шикарный проект, который еще наверняка имел и экспортный потенциал. Этот фильм назывался “Лихарь”. Это была идея телесериала о Ли Харви Освальде, которого во время его жизни в Минске звали Лихарем. Шикарная идея, но поддержки не получила. И подобных вариантов было много.

На постсоветском пространстве Национальная киностудия “Беларусьфильм” остается последним образцом государственной замкнутой творческо-производственной кинематографической системы. В сегодняшних условиях подобная модель является малопродуктивной, поскольку не отвечает вызовам современного кинопроцесса. И я ориентировался бы сегодня не на российскую модель, а на польскую или бельгийскую. Все-таки у нас разные масштабы с Россией, разная система подготовки кадров. Надо создавать произведения искусства с собственной национально-художественной составляющей. Но мы — небольшое европейское государство, и наш выход — только современные темы в кино, международное сотрудничество, отход от прежних штампов в работе в самом широком смысле.

Олег Сильванович, киновед

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Белорусский зритель
Олег Сильванович! Вам мало того кризиса, в который Вы лично затащили киноотрасль?.. Вы будете рекламировать антигосударственного А.Кудиненко, который опозорил Беларусьфильм своими "Оккупация. Мистерии" и "Массакрой" да и "Розыгрышем-2"...
Рамзес Анубисович
согласен с Олегом Сильвановичем
Александр,53,Бобруйск
Всё ясно,кина не будет........ А,если серьёзно,то оглянитесь на СССР,где снимали всё,от классики до игрового кино и всё было в порядке,однако!!! Просто и я про это писал,как и Алексей Дударев,надо обратить свои взоры на экранизацию литературных произведений,коих пруд пруди и тут нечего ограничиваться нашими доморощенными,,литераторами,,...... Зрителю нужно разное кино,и комедия,и трагедия,и исторический и политический детектив и иное............ Сколь минкуль- ту невдомёк,добрым молодцам урок........
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости