Вася, который живет на крыше

Почему бродяг так непросто социализировать

Очередь в аптеке. Мимо пытается протолкнуться бродяга неопределенных лет. Только спросить! Пробиться поближе к прилавку ему удается без труда — люди отшатываются, так как из-за специфичного запаха и годами не стиранной одежды посетителя никому не хочется до него дотрагиваться. Я бросаю наугад: боярышника? Покупатель, не чувствуя подвоха, разочарованно тормозит возле меня: уже разобрали?! И жалостливо спрашивает, не знаю ли я, в какой из ближайших аптек его можно купить. Рассчитавшись с кассиром за анальгин и пластырь, выхожу на улицу.

Философ Василий в центре города спит на ступеньках универмага

Новый «знакомый» меня поджидает. И снова напрашивается на диалог. На этот раз ему вдруг показалось, что мы учились в одном классе. Подобострастно заглядывает в глаза. Твердо сообщаю: нет, не учились. В то же время понимаю, что его предположение уже не единожды проверенный на практике стратегический ход. Собеседнику явно нужно что-то другое. Точно! Слезливо намекает, что в коммерческой аптеке нужное ему «лекарство» стоит дороже, а денег в обрез.

Из принципа никогда не подаю тем, кто, судя по возрасту и состоянию здоровья, вполне трудоспособен. Но на этот раз делаю исключение — колоритная личность бомжа заинтересовала. Вынимаю из кармана 2 рубля. Вася, как он назвался, безумно счастлив и словоохотлив. Где живет? Так на крыше! Хорошо там, возле труб даже зимой тепло. Да вот беда, вернулся с улицы «домой», а на двери замок. Местный дворник, который отличается исключительной нечеловечностью, давно доступ на чердак грозился перекрыть. Вот и осуществил коварный план, лишивший Василия собственного жилья.

Провожаю Васю до перекрестка и узнаю еще много чего интересного. Оказывается, бродяга имеет высшее образование и когда-то получил диплом инженера-судостроителя. А в свободное время увлекался философией и даже состоял в каком-то престижном санкт-петербургском клубе. Судя по витиеватости фраз и свободному полету измышлений, это действительно так. А потом жизнь, мол, понеслась-закрутилась. Вернулся на родину, в Витебск. Занимался рыночной торговлей, потерял жену. О причинах и подробностях развода Василий скромно умалчивает, только глубокомысленно вздыхает: на рынке было много красивых продавщиц... Вот и остался в итоге ни с чем. Теперь Московский проспект, где по-прежнему живут его бывшая жена и двое уже взрослых сыновей, бродяга обходит — не хочет, чтобы его таким видели. Пусть думают, что он снова в Питер подался.

Не думаю, что родные настолько легковерны. Скорее всего, жена и сыновья тоже обходят его сторонкой, стыдясь своего родства.

Печальная, конечно, история. Но почему некоторые люди оказываются настолько слабы духом, что падают в пропасть, даже без малейшей попытки зацепиться на поверхности? В витебском Доме ночного пребывания лиц без определенного места жительства уверены: это не столько слабость, сколько банальная лень. Жизнь без правил для почувствовавших неограниченную свободу людей кажется лучшей даже на помойке. Вот почему так сложно вытянуть «на поверхность» и социализировать бродяг, живущих на улице, в подвалах и на чердаках. Их даже в «ночлежку» заманить невозможно. Как только узнают, что нужно пройти медобследование и подчиняться определенным правилам, тут же деру дают.

Недавно видела в интернете репортаж со свалки. Журналист провел ночь вместе с бомжами в построенных из отходов будках. Не знаю, стоил ли настолько смелый эксперимент риска подхватить какую-либо заразу и вволю ли наслушался сказок из уст спившихся собеседников сам автор, но я бы на такое точно не решилась. Да и зачем? Имея альтернативу, люди сами выбрали для себя свой мир существования. Стоит ли в этот мир вторгаться и пытаться разжалобить аудиторию рассказами о том, кто и как из них умирает, чем они питаются и на чем спят? Не нужно обвинять меня в жестокости. Да, мы не можем, да и просто не имеем права не замечать того, другого мира. Но и вторгаться в него насильно тоже не надо. Чужой выбор, пусть он даже очень экстремальный, нужно уважать. Единственное, что мы обязаны сделать как представители цивилизованного общества, — обеспечить альтернативу и дать возможность каждому этот выбор изменить. Если, конечно, человек сам этого захочет. А Василия, который уже не живет на крыше, я недавно встретила. Средь бела дня он мирно почивал себе на ступеньках универмага в центре города. До тех пор, пока не прибыл милицейский наряд, благодаря которому свободный философ будет иметь возможность хоть несколько часов поспать в чистой постели медвытрезвителя…

a_veresk@mail.ru

Фото автора

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
АЮВ
Насчет вытрезвителя - это автор размечталась. Услуга платная. Кстати, не из дешевых. В вытрезвитель попадают, исключительно, неплохо одетые граждане. Самоокупаемость, называется. А этого? Подберут, чтоб не оскорблял своим видом человеческое достоинство. Отреагируют, так сказать, на обращение граждан. Да и выкинут, квартала через два-три, в какой-нибудь тихой подворотне. Может же ещё и салон милицейского УАЗика запачкать. Оно им надо? Не знал бы - не говорил.
Александр,53,Бобруйск
Попробуйте вытащить человека из трясины,когда оттуда торчит только одна голова.
иван кричев
Если человек сам себя загоняет в такое состояние,никто ему не поможет. В первую очередь не нужно самим себя
опускать и опускаться.
Надежда
В чужую жизнь лучше не лезть. Влезли с тунеядством- вот и пошли протесты. Мы вас не трогаем, вы нас не трогайте.  И очень согласна, что государству нужно обеспечить альтернативу такому образу жизни- хотя бы комнатку в общаге и рабочее место  на  пол ставки.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости