Василий Шаптебой: Накал страстей – моя стихия

ЗА КАЖДОЙ медалью белорусов на Паралимпийских играх в Сочи — колоссальный труд людей, сумевших победить прежде всего себя. Об этом не понаслышке знает биатлонист Василий ШАПТЕБОЙ, сумевший завоевать на этом турнире две награды. С юных лет он показывал высокие результаты на лыжне, но к 18 годам оказался на грани завершения карьеры из-за проблем со зрением. Большинство в его ситуации наверняка опустили бы руки, но уроженец Молодечно не представлял своей жизни без любимого вида спорта. Паралимпиада стала для него спасением. На первых же своих Играх в Сиднее, в 20 лет, Шаптебой завоевал в легкоатлетической эстафетной гонке свою первую «бронзу».

Белорусский паралимпиец — о любви к биатлону, главной награде в жизни и цене спортивных побед

ЗА КАЖДОЙ медалью белорусов на Паралимпийских играх в Сочи — колоссальный труд людей, сумевших победить прежде всего себя. Об этом не понаслышке знает биатлонист Василий ШАПТЕБОЙ, сумевший завоевать на этом турнире две награды. С юных лет он показывал высокие результаты на лыжне, но к 18 годам оказался на грани завершения карьеры из-за проблем со зрением. Большинство в его ситуации наверняка опустили бы руки, но уроженец Молодечно не представлял своей жизни без любимого вида спорта. Паралимпиада стала для него спасением. На первых же своих Играх в Сиднее, в 20 лет, Шаптебой завоевал в легкоатлетической эстафетной гонке свою первую «бронзу».

— Василий, расскажите, с чего началась ваша история любви к спорту?

— С легкой атлетики — увлекся этим видом спорта, когда учился в школе-интернате для слабовидящих детей в Молодечно. В 1999 году наша паралимпийская четверка завоевала эстафетную «бронзу» в беге на 400 метров на чемпионате Европы. В числе бегунов был и нынешний председатель Паралимпийского комитета Беларуси  Олег Шепель. После этого меня включили в национальную команду по инваспорту. Совмещал тренировки с работой на молодечненском предприятии общества инвалидов по зрению. На время сборов и соревнований давали освобождение. На Паралимпиаде в Сиднее в 2000 году, первом моем олимпийском старте, наша эстафетная команда также взяла «бронзу». А потом «переквалифицировался» в велосипедисты. Выступал удачно: в Афинах в 2004-м завоевал золотую медаль в гонках на тандемах — обошли испанских и австралийских велогонщиков. А в следующем году я начал заниматься спортом профессионально. Потом предложили попробовать лыжи — понравилось. До сих пор выступаю в лыжных гонках на зимних Играх и в велосипедных — на летних.

— А как случилось, что вы пришли в биатлон?

— Как только переехал в Могилев. Перебраться сюда в 2005 году мне предложил специалист из Могилевской школы высшего спортивного мастерства Анатолий Перепечкин. Именно он стал развивать биатлон среди инвалидов по зрению и «опорников». Слабовидящие спортсмены бегут по дистанции вместе со зрячими «гидами» (лидерами) в желтых майках. У меня таким «подсказчиком» стал Николай Шабловский. Именно от лидера зависит, чтобы слабовидящий спортсмен вовремя вошел в поворот, чтобы на крутых виражах лыжники не сбили друг друга. Поначалу сомневался, что из меня получится «стреляющий лыжник». Слишком много в биатлоне нюансов, тем более для слабовидящих. Обычная винтовка нам не годится, нужно специальное лазерное оружие, к которому прилагаются наушники — выстрел нужно делать, ориентируясь на максимальный уровень звукового сигнала. Чем ближе звуковой «прицел» к центру мишени, тем громче сигнал. Постепенно начало все получаться, плюс так понравилось стрелять, что вот уже почти на десять лет как «задержался» в биатлоне.

— Как оцениваете последнюю гонку в Сочи с вашим участием?

— Гонка сложилась все же не очень удачно. Но медаль есть, и это огромное счастье. Сегодня (13 марта. — Прим. авт.)  у нас день отдыха, завтра планируется биатлонная индивидуальная гонка на 15 километров, затем еще одна гонка на 10 километров — то есть шансов подняться на пьедестал более чем достаточно.

— Думали о завершении карьеры?

— Мне 34 года, за плечами — шесть Олимпийских игр. Сочинская Паралимпиада — седьмая. О завершении карьеры задумаюсь, наверное, через пару лет, когда  проблемы со зрением не позволят выступать успешно.

— Василий, у вас есть преемник в спорте?

— Из родных только моя супруга — бывшая спортсменка. Что касается дочек, я бы их ни за что не пустил в профессиональный спорт. Титанический труд! Особенно у атлетов с ограниченными возможностями. Представьте: дома спортсмен бывает около трех месяцев в году — постоянные сборы, тяжелые тренировки. А если ты еще на коляске? Приходится непрерывно думать о посторонней помощи, способах передвижения и т. п. Однако есть и приятные моменты. Соревнования, накал страстей — моя стихия. Нервы, адреналин борьбы, радость, когда в честь твоей победы поднимают флаг родной страны, — все это не купишь ни за какие деньги!

Станислав ЛОБАТЫЙ, «СГ»

Фото БЕЛТА

 

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?