Вашингтон–пост

О выборах нового генерального секретаря НАТО

В справочнике НАТО, который выдают журналистам в брюссельской штаб–квартире этой организации, 536 страниц. Глава, посвященная генеральному секретарю, занимает ровно одну. Это определенный показатель значимости данного поста. Хотя среди оставшихся на земле генсеков натовский, пожалуй, будет одним из самых авторитетных. Выше котируется только Генеральный секретарь ООН. В эти дни решается, кто будет возглавлять Североатлантический альянс в ближайшие четыре года.


Конечно, возглавлять — это громко сказано. Генсек НАТО, помимо того, что председательствует на различных заседаниях, является «основным выразителем взглядов Североатлантического союза, который публично выступает от имени государств–членов и выражает их общие позиции по политическим вопросам». «Для этого он проводит регулярные пресс–конференции и выступает с лекциями» — уточняется в справочнике. Сильно напоминает функциональные обязанности пресс–секретаря. Далеко не всем бывшим генсекам удалось так удачно продолжить карьеру, как Хавьеру Солане.


Решения в альянсе принимаются консенсусом, т.е. на основе согласия всех 26 членов. На деле, однако, достаточно объединения усилий нескольких крупных государств, а то и вовсе желания одного из них — самого влиятельного. Выборы нового генерального секретаря в этом смысле очень показательны.


Имя должно быть названо на юбилейном саммите НАТО в начале апреля. С момента основания альянса в 1949 году генсеком традиционно назначался европеец, в то время как военное руководство блока неизменно находилось в руках американцев.


Западные СМИ называют наиболее вероятным претендентом премьер–министра Дании Андерса Фог Расмуссена. Это стало ясным после того, как его поддержал Вашингтон. Американцам подсказали эту кандидатуру Берлин, Лондон и вернувшийся в военную структуру НАТО Париж. Барак Обама же еще до вступления в должность обещал, что будет прислушиваться к мнению союзников внимательнее, чем его предшественник.


Помешать Расмуссену перебраться из Копенгагена в Брюссель может только единственный мусульманский член НАТО — Турция. В Анкаре наверняка припомнят ему, что во время скандала вокруг карикатур на пророка Мухаммеда, опубликованных датской газетой «Юлландс–Постен» в сентябре 2005 года, он выступил в «поддержку свободы печати».


Может быть, не так интересно, кто сменит «летучего голландца» Яапа де Хооп Схеффера (при нем альянс расширил сферу своей ответственности, и ему часто приходилось летать из Москвы в Тбилиси, из Кабула в Приштину...). Гораздо интереснее проследить, почему выбрали одного, а не другого. Новое назначение порой говорит больше, чем официальные заявления.


Имя Расмуссена в контексте НАТО упоминалось в последние месяцы так же часто, как имя министра иностранных дел Польши Радослава Сикорского. Польский дипломат опровергал то, что он баллотируется, но говорил, что пришло время назначить на эту ответственную должность представителя Восточной Европы. Мол, бывшие члены бывшей Организации Варшавского Договора за 10 лет в западном военно–политическом блоке доказали свою приверженность западным ценностям и готовность их отстаивать. Наверное, если бы в Белом доме оставался Джордж Буш, то Сикорский бы получил кресло, а с ним и ежегодное жалованье, приближающееся к 300 тысячам долларов.


Бывший президент Польши Александер Квасьневский считает, что польскому министру помешает объявленная «перезагрузка» в отношениях США и России. Совсем недавно возобновил свою работу Совет Россия — НАТО, несмотря на то что Москва не изменила свою позицию по поводу августовской войны на Кавказе. «Крупные страны НАТО всегда были заинтересованы в нормализации отношений с Россией, а у Польши репутация страны, которая в этом процессе не участвует и имеет к России предвзятое отношение», — отметил политик.


Если Расмуссен это и уступка России, то совсем–совсем незначительная. В Москве под «перезагрузкой» подразумевают нечто более существенное. А расширение альянса между тем продолжается.


Сотрудник Центра международной безопасности РАН Владимир Евсеев говорит: «Я уверен, что в обозримой перспективе НАТО сохранится как организация. Другой вопрос — что она будет из себя представлять. Например, существует такая точка зрения, что по мере расширения блока он будет ослабляться изнутри. С увеличением числа членов организации принимать решения становится все сложнее». По его мнению, НАТО будет все больше трансформироваться из военно–политической в политическую организацию за счет ослабления военной составляющей.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости