Сельская газета

Вам нужен быстрый и рисковый ремонт, а мне - живой комбайнер

В сельхозорганизациях снижается травматизм. Но его не должно быть совсем

ВЕСЬ год наш агропромышленный комплекс прибавляет практически по всем позициям. А еще более отрадно, что все это время минусует по количеству работников, получивших травмы, или погибших на производстве. Но статистика интересна и поучительна для инспекции по охране труда, профсоюзов, нанимателей, а для девяти  семей все до ужаса просто и трагично – они  остались без кормильцев. Утром чьи-то мужья, сыновья, отцы ушли на работу. И не вернулись домой... Травмы с тяжелым исходом получили 57 человек. Это тоже цена сельхозпродукции. Очень дорогая, ни с чем не сравнимая и ничем не измеримая.

В одном из сельхозпредприятий Гродненской области инженер по трудоемким процессам получил тяжелую черепно-мозговую травму. На него упал металлический ковш при ремонте.

Механизатор убирал ячмень. Его КЗС-1218 работал хорошо. Беды, казалось, ничего не предвещало. Вдруг в наклонной камере что-то застучало. Комбайнер остановил машину, выключил молотильное устройство, но двигатель не заглушил. Поднял крышку наклонной камеры и увидел: планка транспортера не на месте. Решил устранить неисправность. И надо же такому случиться: молотильное устройство и наклонная камера, как потом было установлено, самопроизвольно включились. Ногу затянуло в транспортер. Этот несчастный случай произошел на Минщине.

Или еще несколько примеров. В Могилевской области полевод чистил самопередвижной очиститель вороха. Вращающимся шнеком получил травмы обеих ног. Будь он трезвым, несчастного случая, возможно, не произошло.

В состоянии алкогольного опьянения находился и механизатор одного из хозяйств Гродненской области, когда оступился на трапе комбайна и получил  перелом ноги.

Не обошлось без несчастных случаев и на заготовке  кормов. В Гродненской области, например, тракторист-машинист очищал от травяных остатков питающий транспортер комбайна КВК-800. Делал это при включенном механизме заточки ножей. К чему привело такое нарушение, догадаться несложно, — к травме кисти.

Анализируя случаи с тяжелым и смертельным исходом, не раз задавался вопросом: почему некоторые не глушат зерно- или кормоуборочный комбайн, трактор, если необходимо устранить неисправность там, где поджидает опасность? Или почему пытаются проскочить железнодорожный переезд на красный свет? Ведь запреты берутся не из потолка. Подобные отступления от установленных норм и требований когда-то уже были. И обошлись некоторым очень дорого. Чем не наука для остальных? Но каждый  полагает, что с ним будет все хорошо. Это тот, кто пострадал, был неосторожным: работал на комбайне в шлепанцах, стоял на конной повозке во время движения, работал на станке без  защитных очков...

Говорят, на ошибках учатся. Полагаю, да, но не все и не всегда. Хочется быстро и попроще устранить неисправность, не задумываясь о возможных последствиях, семье, детях. Хочется  сэкономить минуту, но потерять можно конечность или даже  жизнь. Уже не раз неогражденные карданные валы захватывали и наматывали одежду механизаторов. Такие случаи имели место и в этом году: погибли два человека. По одному из таких фактов проводится расследование.

На середину июля в организациях и на предприятиях Минсельхозпрода количество случаев с тяжелым исходом по сравнению с прошлым годом сократилось на 19, со смертельным – на один. Некоторых такая статистика, возможно, устраивает. Мол, прослеживается снижение травматизма. Согласиться с этим не могу. И вот почему. Несчастных случаев на производстве по-прежнему не то что много, а очень много. Их не должно быть вообще.

Помню, когда-то в сельском хозяйстве травматизм не снижался. Тогда министр сельского хозяйства и продовольствия собрал руководителей главков, производственных подразделений и показал специально созданный учебный фильм с элементами нарушений техники безопасности. Они были на жатве, заготовке кормов, ремонте техники, обслуживании крупного рогатого скота. А после просмотра потребовал у подчиненных перечислить отступления от установленных требований. Если бы это был зачет, то его сдали бы не все. Это я к чему? Не каждый руководитель смог бы предотвратить несчастный случай.

И в завершение — случай не из АПК. Но очень красноречивый и на заданную тему.

До сих пор помню твердое командирское «нельзя» во время учебно-показательного подводного преодоления танками реки. Мы, журналисты, просили одновременно пустить не одну, а хотя бы две машины. Красивое было зрелище, когда они сначала полностью погружались в воду, а потом медленно поднимались из нее на берег. Каждому хотелось сделать для своего издания уникальное фото. Командир был неумолим: не положено под воду одновременно два танка.

Но больше всего запали в душу его слова: «Вам нужна красивая картинка, мне – живые солдаты, а родителям – сыновья».

zybulko@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Александр,53,Бобруйск
Я задам простенький такой вопросик---как думаете,в Германии или ещё где в ЕС комбайнёры,аль те же механизаторы,аль водители сами занимаются устранением неполадок в механизмах и агрегатах??? Вот вам моё пояснение производствен- ного травматизма на селе. С городом разбирайтесь сами.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?