Вам не понять...

Об искусстве слушать и слышать

О вкусах не спорят. За них «убивают». Теперь виртуально: отправляют друг друга в бан в соцсетях, отфрендживают, прибивают скриншотами к позорному посту. Казалось бы, мобильники заполнены огромным количеством «музык новых самых», есть возможность выбирать по душе только самое ценное и самое любимое. Максимально удобно устроены айтюнсы, читалки, хранилища, файлообменники — сиди и кайфуй, только звук регулируй и четкость изображения.

Но в том–то и штука, скучно человеку в одиночестве. Не в радость наслаждаться наедине с самим собой интимным и сокровенным. Даже плевать на пол без зрителей — какое в том удовольствие? Никто не оценит, как виртуозно и с выдумкой ты это сделал... Редкого дарования актер Зиновий Гердт заметил однажды, что он довольно элегантно, с каскадом выбросил окурок в мусорку, оглянулся — а вокруг нет никого, ни одна живая душа не видела его гениального жеста. Какой это был удар по самолюбованию! В современном мире от подобных потрясений нас оберегают гаджеты, подстегивая ежедневно к душевному стриптизу: «А поделитесь–ка с друзьями, о чем вы думаете, где вы сейчас находитесь, какую музыку слушаете, кто ваш любимый автор». Человек, как маленький поросенок Пятачок, радуется общению — выкладывает на стол все припасенные драгоценности и козыри, тут — бах! — пуля в лоб. Виртуальная, конечно: «Пятачок не любил Федерико Феллини. Это не наш поросенок!» И потом долго еще на разных страницах соцсетей болтаются от разорванного в клочья Пятачка розовые уши, люди обсуждают его былую отзывчивость и, видимо, все–таки некоторую некомпетентность в вопросах кинематографа.

Пишу по мотивам очередной заметной склоки в социальных сетях — два уважаемых кинокритика разругались вдрызг на почве любви к Феллини и нелюбви к Звягинцеву. Параллельно на одном из телеканалов продолжался показ сериала о разводе актера Джигарханяна: две бывшие жены лицом к лицу уличали друг друга в разного рода мелочах: «У вас моль в шкафу летала!» — «А вы закапали воском от свечи нашу фамильную столешницу». Контекст их очной ставки был настолько стыдным и чудовищным, что поверить в добровольное участие интеллигентных дам — одна актриса, вторая пианистка — в публичной порке невозможно. Бывших «джигарханянш», вероятно, коварные телевизионщики опоили опасным чаем, посулили несметный профит и пиар. А в это время в соцсетях, напоминаю, другие, не менее интеллигентные, люди «убивали» друг друга за фильм «Ночи Кабирии», за здорово живешь практически. Люди, ну нельзя же так, право слово.

В моей собственной ленте задала невинный вопрос о Высоцком — почему его так много в последнее время на всех телеканалах, ему посвящают фильмы, передачи, ток–шоу и дискуссионные панели, при том, что многие выдающиеся люди забыты напрочь. Выслушала в ответ много интересного, в диапазоне от «Высоцкий — гений» до «Тебе с мозгами канарейки никогда не понять загадку Владимира Семеновича». Конструктивной беседы с друзьями не вышло, ослепленные любовью к своему кумиру поклонники не хотят или не могут слышать суть вопроса, они сразу атакуют, раскалывают аудиторию на «своих» и «чужих». Как наследственный гипертоник я могла бы, конечно, положить таблетку под язык и продолжить бессмысленную схватку с теми, чье мнение от моего отличается. Но, по счастью, уже много лет ироничная картинка фотографа Майофиса украшает мой рабочий стол. Там печальная шишка равнодушной свекле с картофелиной, всплеснув иголками, сообщает: «Вам не понять...»

Мы много, слишком много говорим друг с другом, у нас рой мыслей по всякому поводу, и хочется их немедленно донести до аудитории, «поделиться с друзьями». Естественно, чем больше появляется приспособлений, чтобы это самое мнение донести, тем шире становится круг людей и лиц, спешащих объяснить тебе, что твой взгляд ошибочный и ракурс «неправильный». На днях Илон Маск выпустил в космос кабриолет с манекеном на борту, мирно слушающим из динамиков песню Дэвида Боуи Space Oddity. Вослед ракете тут же понеслись на интернет–форумах претензии: «Пустышка! Не ту песню Боуи слушает, это же попсовая вещь!» Смешно и грустно одновременно. Наверняка мы все здесь, оставшиеся на Земле, неисправимы. И все–таки во мне теплится надежда, что вместе с освоением космоса искусство слушать и слышать не утратим окончательно. Как показал нам инженерный прорыв Маска, дрейфовать в железной банке в одиночестве где–то у пояса астероидов, пусть даже под Боуи, — так себе удовольствие. Давайте же беречь друг друга.

viki@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...