Вам книгу? Предъявите паспорт

Что изменит маркировка информационной продукции?

Во время недавней Минской международной книжной выставки–ярмарки прошел «круглый стол» о защите детей от информации, которая может им навредить. Дело в том, что 11 мая 2016 года принят Закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законы Республики Беларусь», а 25 октября появилось постановление Совета Министров № 871 о мерах по реализации этого закона. Если сформулировать суть, то с 1 июля 2017 года все книги, журналы, диски с фильмами и компьютерными играми и другие носители информации должны иметь возрастную маркировку. Какие критерии для ее определения, кто должен этим заниматься?

Фото  Ольги ПАК.

Модераторы дискуссии, известные подростковые писатели Евгения Пастернак и Андрей Жвалевский, пригласили к разговору библиотекарей, владельцев книжных магазинов, писателей, учителей и, конечно, родителей и юных читателей.

А как у других?


В России подобный закон — «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» — действует уже пять лет. Однако вокруг него ведутся бурные дискуссии. Например, Премьер–министр Дмитрий Медведев сомневается в целесообразности «возрастной маркировки» для книжной продукции: «Это ответственность не книгоиздателя, а родителей».

Насколько действенен закон? Андрей Жвалевский привел несколько примеров. В марте — июне 2014 года на Камчатке пытались привлечь к ответственности магазин за продажу книги о вампирах без маркировки, но в итоге никого не наказали. В июле 2015–го прокуратура Златоуста потребовала убрать из библиотеки детского лагеря несколько книг, включая «Собачье сердце». Книги убрали, никто не наказан. Самый нашумевший случай — с аудиоверсией книги Нарине Абгарян «Понаехавшие». Издатели поставили на диск маркировку 12+, мама в машине включила его ребенку, а там и острые выражения, и описание полового акта... В суд пошло заявление, что ребенку нанесен моральный вред. Компания, выпустившая диск, выплатила штраф. Но такая реальная ответственность редка.

А еще по закону между отделом с книгами 18+ и книгами для самых маленьких должно быть сто метров. Разве в каждой библиотеке так получится?

Для чего нужно указание возрастной категории?

Андрей Жвалевский объяснил на примере дорожных знаков:

— Если вы видите табличку «Мотель», это не значит, что вы должны заехать обязательно в этот мотель, вы просто знаете, что он там есть. То же и со знаками возрастной маркировки. Они адресованы прежде всего родителям. Придя в магазин, я могу купить своему 5–летнему сыну книгу, на которой маркировка 12+. Это моя ответственность и мое право, так как в семейном кодексе Беларуси сказано: «За семьей признаются преимущественное право и обязанность определять формы, средства и методы воспитания детей». Но если вы библиотекарь и шестилетний читатель попросил книгу с маркировкой 12+, вы должны ему отказать. Правда, если он пришел в сопровождении взрослого, то ответственность уже на этом взрослом.

Одна из участниц дискуссии задала вопрос: а если ребенок заказывает книгу в интернет–магазине? Как поступить курьеру, отдавать книгу с несоответствующей маркировкой или нет? Совет: курьер должен дождаться кого–то из взрослых. Вдруг мама не в курсе, что чадо заказало «50 дней до моего самоубийства» и, найдя книгу, подаст в суд на тех, кто доставил?

Как ставить маркировку?


Возрастных знаков в Беларуси пять: 0+, 6+, 12+, 16+, 18+. Маркировка может быть визуальной и звуковой. Но как определить, что для шестилетки, а что для двенадцатилетнего? Разобраться сложно. Например, упоминание алкоголя для категорий 0+, 6+ вообще запрещено. А для категории 12 — 16+ с определенными оговорками допускается, но «без описания техники употребления» и с негативной оценкой. А с насилием как? Ведь даже Колобка жестоко съедают! Оказывается, «допускается наличие эпизодического ненатуралистического изображения или описания физического и (или) психического насилия» с категории 0+.

То, что способно вызвать у детей сильный страх, описание тяжелых травм, увечий, самоубийств и т.д., можно эпизодически показывать с 6 лет. Звучит страшно, но вспомните царя из «Конька–Горбунка», который «бух в котел, и там сварился».

С 18+ можно получать любую информацию, но которая не противоречит законам Беларуси. То есть экстремизм, пропаганда наркотиков, разжигание национальной розни и прочее — все равно нельзя.

На каких книгах маркировка не нужна?


На тех, которые имеют историческую, художественную либо иную ценность для общества. Но как это определить? На «круглом столе» процитировали ответ Министерства информации:

«Специальные критерии для отнесения печатного издания к изданию, имеющему историческую, художественную и (или) иную ценность для общества, не определены. Вместе с тем, исходя из общепринятых подходов, к таким изданиям, по нашему мнению, можно отнести произведения художественной литературы, в первую очередь писателей–классиков, выдержавшие испытание временем, признанные шедеврами мировой культуры, получившие общенародное признание (их постоянно цитируют, на них часто ссылаются), обладающие качеством хрестоматийности (их изучают в школе, их должен знать каждый, считающий себя культурным человеком)».

Фото boombob.ru

Согласимся с Андреем Жвалевским — придется исходить из здравого смысла. Якуба Коласа и Александра Пушкина, наверное, не надо маркировать. А вот Светлану Алексиевич, нобелевского лауреата, видимо, придется.

Конечно, самый простой способ — поставить везде 18+, и никто не придерется. Но тогда закроются детские библиотеки. А во–вторых, начнутся серьезные проблемы у учителей. Пример: российской учительнице нужно согласно программе задать на лето пятиклассникам читать «Севастопольские рассказы» Толстого, а на книгах с этим произведением, изданных в России, маркировка где 12+, где 18+. То есть для учительницы — подсудное дело! Это последствия того, что издатели решили перестраховаться.

А был случай, когда обращение в суд спровоцировало вычитанное в детской книге слово «сука». Жалобщик не разобрался, а там не ругательство в адрес женщины, а название собаки женского пола!

Не нужно маркировать учебную литературу, которую уже предназначило для определенного возраста Министерство образования. Но если это учебник по сексуальному воспитанию, придется показать его общественно–консультационному совету по нравственности под руководством председателя Союза писателей Беларуси Николая Чергинца. Они должны проверить, нет ли порнографии.

А как быть с продукцией, которая выпущена до введения в силу закона?

Закон обратной силы не имеет. Поэтому если в выходных данных книги значится, что она подписана в печать до 1 июля 2017 года, на ней может не стоять маркировка.

Кто должен ставить маркировку?


Это обязанность производителей. Если издатель нарушит закон о маркировке, у него отберут лицензию. Но на книгу могут прилепить значок и издатель, и книготорговец, и библиотекарь.

Что делать, если библиотекарь получил книгу, изданную в России, на ней стоит 12+, а ему кажется, что это 16+? Имеет право перемаркировать.

Обязательно придется обозначить книги, которые после времени «икс» — 1 июля 2017 года — изданы за пределами нашей страны и не имеют возрастных знаков.

Но здесь почва зыбкая: не во всех издательствах работают возрастные психологи и среди библиотекарей их тоже немного. А ставить маркировку должен специалист.

Еще проблема. Когда с ребенком работает психолог, он может составить для пациента список коррекционной литературы. На книге 12+, а ребенку — 10 лет, но книга реально поможет. Что делать? Брать подписку у родителей?

Где ставить маркировку?


Значок не обязательно должен быть на обложке книги, за исключением если это 18+. Вот тогда он ставится на обложку на видном месте. Размер шрифта должен быть не меньше, чем другие шрифты на этой странице. Остальные места расположения — титульный лист, четвертая страница книжного издания, задняя сторона обложки — на усмотрение. И, разумеется, маркировку необходимо обозначить там, где выпускные данные.

Конечно, проще спорную книгу убрать с полки... Но это поощрит шантажистов, готовых разжечь скандал на ровном месте. И будет далее ходить бдительный товарищ по магазинам и библиотекам, требуя убрать то Андерсена, то Линдгрен. Если вы абсолютно уверены, что правы, сошлитесь на закон и не поддавайтесь.

Что думают сами дети?


Евгения Пастернак опросила учеников 13–й минской гимназии. Ответы на вопрос «От какой информации вы бы хотели, чтобы вас защитили?» зависели от возраста. Семиклассники, например, самоуверенны, распространенный ответ — не надо нас защищать! А вот десятиклассники уже знают, что не хотят информации о насилии и войне («о кровище», как кто–то ответил), не желают читать, видеть, слышать о наркотиках, детском порно, не любят навязывание чужой идеологии, а также рекламу и спам.

«Детей нужно защищать от реальных опасностей (наркотиков, алкоголя, педофилии и насилия), а книги они все равно будут читать независимо от маркировки», «нужно стараться по максимуму ограничивать доступ к играм 18+ в интернете, потому что дети, проводя долгое время в виртуальном мире, где постоянно бои и убийства, могут быть неадекватными». Мудрые у нас дети!

Не только книги


Кстати, закон затрагивает и интернет. Ответственность за защиту детей от вредной информации несут собственники компьютерных клубов, интернет–кафе, иных мест, в которых обеспечивается коллективный доступ к сети. Родителям же рекомендовано заключать договоры с компаниями, предоставляющими интернет–услуги, для ограниченного доступа их детей в сеть.

В общем, нам предстоит большая работа. Возникли вопросы? Обращайтесь в специальный общественно–консультативный Совет по защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию, который возглавляет министр информации Лилия Ананич.

rubleuskaja@sb.by

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости