Валюта — дело наживное

В масштабе национальной экономики дополнительная эмиссия может вызвать неоднозначные последствия... Реальная экономика Александра Лученка

Получить лишнюю копейку приятно. В житейском смысле. А вот в масштабе национальной экономики дополнительная эмиссия может вызвать неоднозначные последствия.


15 марта глава Федеральной резервной системы США Бен Бернанке объявил о дополнительной скупке ипотечных ценных бумаг на 750 млрд. долларов и приобретении долгосрочных государственных облигаций еще на 300 миллиардов. Казалось бы, что в этом плохого? Ведь финансовый кризис в США начался именно из–за невозврата ипотечных ссуд. ФРС согласилась выкупить эти неликвидные обязательства и тем самым облегчить цепочку финансовых расчетов. Однако после этого объявления курс доллара серьезно понизился, а исполняющий обязанности премьер–министра Чехии Мирек Тополанек заявил депутатам Европарламента в Страсбурге, что программа оживления экономики США является «дорогой в ад». В прессе высказывались мнения, что США хочет решить свои проблемы за счет дополнительного выпуска долларов, что приведет к их обесценению.


В нашей стране сторонниками увеличения денежной массы являются, например, промышленники. У них резко обострилась проблема недостатка оборотных средств, стало трудно возвращать кредиты. Предприятия жалуются на недостаток денег в экономике и требуют увеличить их количество.


Альтернативным вариантом решения проблемы недостатка денег могла бы стать распродажа скопившихся на предприятиях запасов готовой продукции. На начало марта они оценивались в промышленности в 6,4 триллиона рублей. Примерно месячный объем производства отрасли. В легкой промышленности на накопление запасов работали почти два месяца, в машиностроении и металлообработке — более полутора месяцев. Возникает вопрос: зачем еще производить, если предприятия могут месяцами не работать, распродавая уже произведенные товары? Снизив запасы хотя бы в два раза, в хозяйственный оборот вернулось бы примерно 3 триллиона рублей. Больше миллиарда долларов! Это позволило бы существенно улучшить финансовое положение реального сектора. Поэтому основной упор в деятельности промышленников должен сейчас быть на распродаже готовой продукции. Или предпочтительнее дать им еще денег для доведения запасов до трех–, четырехмесячного объема производства, при этом выплатив работникам заработную плату за продукцию, которая не находит сбыта?


Но предприятиям необходимы деньги не только на текущую хозяйственную деятельность, но и техническое перевооружение. Для модернизации производства собственных средств обычно недостаточно. Оптимальный вариант — привлечение внешнего инвестора. Но из–за мирового финансового кризиса найти инвесторов сложно. Хорошо, если помогут из государственного бюджета. Но его возможности ограниченны. В этой ситуации, в принципе, может помочь Национальный банк путем дополнительной денежной эмиссии, направляемой строго на кредитование инвестиционных проектов.


Следствием дополнительной эмиссии, не обеспеченной соответствующим увеличением товарной массы, является ускорение темпов инфляции. Американскому казначейству проще: напечатанные доллары разойдутся по всему миру и фактически «размажут» созданную в США инфляцию по зарубежным странам. А вот лишние белорусские рубли вызовут рост цен только в нашей стране. А это весьма нежелательно. Любая инфляция есть инструмент перераспределения доходов. От нее больше всего страдают работники бюджетной сферы и пенсионеры, а выигрывают — банки и финансовые компании.


Национальный банк может эмитировать только белорусские рубли, а валюту всегда нужно зарабатывать. Для технического перевооружения желательно передовое зарубежное оборудование. Значит, дополнительная рублевая эмиссия начнет давить на валютный рынок, повышая курс иностранных валют и обесценивая белорусский рубль... Нет, все–таки получается, что в современных условиях нужно рассчитывать на собственные силы. Средства предприятий и бюджет. А также на привлечение зарубежных инвесторов: они могут и оборудование предоставить, и свободно конвертируемую валюту дать.


Трудность решения экономических проблем заключается в их многогранности и противоречивости. Если с одной стороны получается хорошо, то с другой — обязательно хуже. Недавно один противник любой денежной эмиссии доказывал мне, что если бюджет не имеет достаточно средств, то нужно сокращать программу поддержки сельского хозяйства. Однако следует учитывать наши реалии. Да, наш аграрный сектор затратный и малоэффективный. Но продовольственная проблема в мире обостряется и самообеспечение продуктами питания является важнейшей задачей. Для этого нужно поднимать фондоемкость и эффективность сельского хозяйства. Поэтому в аграрный сектор активно вкладываются дополнительные средства. На практике это может привести к росту цен, но нельзя же возвращаться назад к пустым прилавкам. Важно при этом, чтобы средства не использовались как в анекдоте: «Нашему колхозу оказали помощь, и мы начали перестраиваться. Председатель и агроном свои дома перестроили, а зоотехнику не хватило денег».


Любое лекарство эффективно при его правильном применении. Дополнительной денежной эмиссии лучше избегать. Но если на нее пошли, то она должна иметь ограниченный и строго целевой характер. Эти деньги должны вкладываться только в реальное техническое обновление производств, позволяющих освоить выпуск новых конкурентоспособных товаров. За рациональным использованием предоставляемых кредитов нужно жестко следить. В противном случае возможно раскручивание инфляционной спирали со всеми негативными социально–экономическими последствиями.


www.luchenok.com

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости