Минск
+2 oC
USD: 2.12
EUR: 2.36

Валентин СУКАЛО: “За особо опасные преступления ответственность смягчаться не будет”

Это означает, что на “сделку с правосудием” коррупционеры могут не рассчитыватьВ ближайшее время на рассмотрение главы государства будет представлен проект закона, касающийся совершенствования уголовного блока национального законодательства. Решение о подготовке документа было принято еще год назад на совещании у Президента руководителей правоохранительных и судебных ведомств. Сейчас законопроект находится на заключительной стадии доработки.Не исключено, что наказание по некоторым статьям Уголовного кодекса станет мягче, а по другим ответственность усилится. Подобные инициативы уже вызывают широкий общественный резонанс. Как бы то ни было, важно то, что подготовленные предложения сделаны в духе процессов, которые в настоящее время происходят в экономике и жизни общества в целом.О наиболее значимых планирующихся изменениях в уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве в беседе с корреспондентом “HГ” рассказал председатель Верховного суда Республики Беларусь Валентин СУКАЛО.

— Валентин Олегович, что стало причиной подготовки подобного законопроекта?
— Прежде всего это результат последовательно проводимой в нашей стране политики по гуманизации и дифференциации системы мер уголовной ответственности. Действующее сегодня уголовное законодательство не в полной мере отвечает современным реалиям, и его надо в некоторой степени оптимизировать. В том числе при помощи изменения санкций по некоторым составам преступлений и выработке новых подходов в судебной практике.
— Наказания станут мягче?
— Действительно, предусматривается смягчение ответственности по некоторым преступлениям. Мы сюда относим и уменьшение верхних пределов санкций, предусматривающих лишение свободы, и расширение применения альтернативных ему наказаний.
Например, существует такой состав преступления, как нарушение правил сделок с драгоценными металлами, предусматривающий сейчас только лишение свободы. Допустим, привез человек из-за границы золотое украшение, здесь его незаконно реализовал, и за это он получает тюремный срок, но ведь он не вагонами золотые слитки  продавал. А другого, более мягкого наказания за это не предусмотрено, поэтому предлагается дать суду выбор: либо ограничение, либо лишение свободы.
Рассматривается возможность введения в санкции наиболее распространенных составов преступлений такого вида уголовного наказания, как общественные работы (например, ч.1 ст. 205 УК “простая кража”). К сожалению, пока этот действенный вид наказания не получил широкого распространения. В прошлом году он был применен только к 712 осужденным.
С другой стороны, и это я хочу особо подчеркнуть, за особо опасные насильственные и коррупционные преступления ответственность смягчаться не будет. Суды никогда не допускали и допускать не будут послаблений убийцам, насильникам, торговцам людьми, наркодельцам, активным участникам преступных организаций и коррупционерам. Кстати, подобный подход в полной мере соответствует мировым тенденциям, которые формируются примерно в таком же контексте. Главное здесь, чтобы законодательство четко реагировало на проблемы, от которых не застраховано ни одно общество.
— Какие еще нововведения по оптимизации мер уголовной ответственности планируется включить в законопроект?
— Как я уже говорил, с одной стороны, мы смягчаем ответственность за ряд преступлений, с другой стороны, по некоторым категориям дел сами граждане требуют ее усиления. Например, за неумышленные автотранспортные преступления по нынешнему законодательству предельный срок лишения свободы  составляет семь лет. Но сегодня все мы становимся свидетелями страшных дорожно-транспортных происшествий с тремя, четырьмя погибшими. Нередко они совершаются пьяными водителями. Естественно, общество возмущено, когда водитель-убийца получает всего семь лет лишения свободы. Поэтому мы считаем, что необходимо увеличить максимальный срок наказания за подобные преступления до 15 лет лишения свободы.
Предполагается возможность досудебного прекращения уголовного преследования лиц, впервые совершивших не представляющие большой общественной опасности либо менее тяжкие преступления ввиду деятельного раскаяния подозреваемых, примирения с потерпевшим (ст. 86, 89 УК). Если такая мера будет принята, то многие дела по мелким преступлениям не дойдут до суда, сократится судимость. Естественно при принятии такого решения будут учитываться как последствия содеянного, так и личность правонарушителя, возмещение причиненного вреда.
— Возможно ли будет более широкое применение альтернативных мер уголовного наказания, например, в отношении ранее судимых обвиняемых?
— В стране сегодня достаточно высокий уровень рецидивной преступности, около 40 процентов лиц, совершивших преступление, уже имели неснятую или непогашенную судимость. По закону суд вправе считать это обстоятельство отягчающим. Поэтому менять здесь что-либо пока нецелесообразно. Сюда можно добавить число (около 45 процентов от общего количества) преступлений, совершенных в нетрезвом состоянии, что тоже является отягчающим обстоятельством. К тому же более 40 процентов граждан, совершивших преступления, не занимаются общественно-полезным трудом, 15 процентов являются хроническими алкоголиками. Это тоже играет важную роль при выборе наказания.
Ежегодно около пяти тысяч человек, к которым были применены меры наказания, не связанные с лишением свободы, привлекаются к ответственности за нарушения условий отбывания наказания. Эти цифры настораживают и являются сдерживающим фактором для смягчения санкций в отношении таких категорий обвиняемых.
— Что представляет собой так называемая “сделка с правосудием”, которая, как известно, давно применяется в развитых зарубежных странах?
— Подобное предложение вызвало резонанс в обществе. Действительно, даже само это словосочетание несколько непривычно для нашего слуха, поэтому не лишним будет прояснить ситуацию.
Подобный институт осуждения виновного без назначения наказания известен давно и широко используется в мировой практике. Часть 1 статьи 79 Уголовного кодекса Республики Беларусь предусматривает, что  если в процессе судебного рассмотрения уголовного дела в отношении лица, впервые совершившего преступление, не являющееся тяжким или особо тяжким, будет признано, что вследствие длительного безупречного поведения после совершения преступления это лицо доказало свое стремление к законопослушному поведению, и с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, личности виновного его дальнейшее исправление возможно без применения наказания, но в условиях осуществления за ним профилактического наблюдения, суд может вынести такому лицу обвинительный приговор без назначения наказания.
Суть обсуждаемого новшества заключается в том, что суд может постановить обвинительный приговор без назначения наказания лицу, впервые совершившему тяжкое преступление, не сопряженное с посягательством на жизнь и здоровье человека, если обвиняемый добровольно возместит причиненный ущерб, раскается в содеянном и выплатит социальную компенсацию в доход государства. Сумма социальной компенсации еще окончательно не определена, но, в любом случае, она будет  значительна, станет очень серьезным наказанием и ляжет тяжким бременем как на лицо, совершившее преступление, так и на его родных и близких.
Несмотря на то что сфера действия предлагаемого института “сделки” сторон на стадии судебного разбирательства теоретически может затрагивать ежегодно интересы порядка двух тысяч обвиняемых, реально она может и будет применяться лишь в исключительных случаях (по нашим прогнозам, до двух десятков в год). В то же время к обвиняемым по коррупционным преступлениям эта мера применяться не будет.
— В чем суть изменений, касающихся уголовной ответственности должностных лиц?
— Речь идет о декриминализации таких составов преступлений, как злоупотребление служебными полномочиями должностными лицами либо их бездействие без личной или иной корыстной заинтересованности. Это могут быть случаи, когда, к примеру, руководитель предприятия незаконно полученные средства не кладет себе в карман, а использует их в интересах производства.  Конечно же такие факты не должны быть связаны с коррупционными побуждениями, которые ставят под угрозу привлекательность инвестиционного климата в стране, отрицательно влияют на развитие хозяйственных отношений.
В прошлом году таких дел было около ста. В случае принятия этой меры необходимо будет применить обратную силу закона в отношении данной категории осужденных, их уголовные дела  будут пересмотрены и прекращены.
Вместе с тем проект содержит предложения по усилению мер уголовной ответственности за служебную халатность, злоупотребление властью или служебными полномочиями, бездействие должностных лиц, совершенные из корыстной или иной личной заинтересованности.
Давно назрела необходимость навести порядок и в оперативно-розыскной деятельности, поэтому предлагается расширить круг субъектов ответственности за инсценировку получения взятки, незаконного вознаграждения или коммерческого подкупа.
— Кстати, о взятке. Как закон трактует получение взятки? Подаренные человеку в знак признательности за хорошо выполненную работу цветы или коробка конфет, это взятка? И согласны ли вы с внесением в законопроект коррективов относительно смягчения ответственности за так называемую “мелкую взятку”?
— Получение взятки — это специальный вид злоупотребления властью или служебными полномочиями. Суть его состоит в том, что должностное лицо за вознаграждение принимает решение или совершает какие-то юридически значимые действия вопреки интересам службы.
Проще говоря, если за вознаграждение следователь, имея на то основания, не стал возбуждать уголовное дело, или чиновник принял противоречащее интересам службы решение в пользу взяткодателя, то они могут быть привлечены к уголовной ответственности.
При этом не важен размер взятки. Главное в этом преступлении — “продажа” должностным лицом интересов службы. В то же время полученные  в качестве благодарности за хорошо выполненную законную работу конфеты или цветы взяткой не являются и за это к уголовной ответственности не привлекают.
Верховный суд не может согласиться с предложениями о внесении  коррективов, касающихся смягчения ответственности за взятки. Часто используемый термин “мелкая взятка” применим только на бытовом уровне и не является правовым понятием. Такие взятки разлагают общественное сознание, создают иллюзию пораженности коррупцией всего общества. В независимости от того, в каком виде взятка происходит, она всегда относится к категории тяжких или особо тяжких преступлений.
— Возникают ли между разработчиками законопроекта серьезные разногласия?
— Принципиальных разно-гласий между разработчиками практически не существует. Спор идет, скорее, о механизмах реализации вносимых предложений, их максимального соответствия требованиям Конституции Республики Беларусь. Есть разные точки зрения и о возможном изменении общей криминогенной ситуации при принятии этого законопроекта. Однако в любом случае обсуждаемый сегодня законо-проект, безусловно, является шагом вперед на пути повышения эффективности национальной уголовной политики.

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...