Вагон желаний

Прадед запускал Витебский трамвай, правнуки продолжают его дело

Сотни профессий. Множество новых и увлекательных хобби... Неужели тем, кто уже традиционно решил продолжать дело предков, не хочется познать что-то новое, необычное, удивить родных? И свернуть с уже проторенного пути на первом живописном повороте? Витебчанин Виктор Нестерович утверждает: нет. Скорее, наоборот, стремишься шагнуть дальше, вникнуть в профессию глубже. О том, как это получается у пяти поколений потомственных трамвайщиков, узнавала корреспондент «Рэспублікі».

От Людвига до Миланы

Основатель семейной династии трамвайщиков НЕСТЕРОВИЧЕЙ Людвиг Карлович
Сейчас в трамвайно-троллейбусном управлении Витебска трудятся двое Нестеровичей — Виктор Ромуальдович и Вадим Викторович. Оба занимают должности ревизоров безопасности дорожного движения. Их знают, ими гордятся. В музее  истории витебского трамвая есть целый стенд, рассказывающий о необычной семейной династии из пяти поколений. Так что, когда у праправнука основателя этой самой династии Вадима Нестеровича родилась дочка Милана, все трамвайное депо гудело. Единогласно решили: неважно, что девочка. Главное — наследница. И будущее ее, как все уверены, уже заранее предопределена: трамвай — и никак иначе. Ведь у Нестеровичей по-другому и не бывает. Сколько не бывает? Да уже более 120 лет. Это притом что витебской (самой старой в стране и третьей в Российской империи) трамвайной системе в июне тоже исполнилось 120.

Итак, прапрадед Вадима Людвиг Карлович строил пути для первого в нашей стране трамвая. После того как новый вид транспорта украсил улицы города, стал обслуживать трамвайную систему. Было это еще в позапрошлом веке.

…Мы сидим в уютной старой квартирке, где родились и жили несколько поколений Нестеровичей и смотрим фотографии. Вот снимок конца 1800-х. С пожелтевшего более чем за 100 лет кусочка бумаги на нас строго взирает нарядно одетая красивая пара. Это и есть основатель семейной династии вместе с женой. Его правнук Виктор Ромуальдович рассказывает:

— Прадед работал примерно до начала 1930-х годов. Потом ему на смену пришел мой дед — Чеслав Людвигович. Сначала — кондуктором, слесарем по ремонту вагонов, затем — вагоновожатым. Кстати, тогда, в 30-е годы прошлого века, эту должность занимали исключительно мужчины. Началась Великая Отечественная, но деда на фронт не взяли — у него была бронь. А во время оккупации Чеслава Людвиговича вместе с женой и двумя детьми (в том числе моим отцом) забрали немцы, погрузили в вагоны и собирались вывезти в Германию. Повезло — попали в Литву, работали на хуторе. Сдружились с хозяином, который обеспечил узникам защиту и не позволил местным полицаям расстрелять белорусскую семью. Возможно, дедушка там бы и прижился. Дети после войны пошли в местную школу, но разоренный дотла Витебск нуждался в хороших и опытных специалистах. Уж не знаю, каким образом моих предков разыскали и уговорили вернуться в родной город. Было это в 1948 году, так что дед принимал активное участие в восстановлении трамвайной транспортной системы. Работал здесь вплоть до 1969 года.

Отец и сын Виктор и Вадим НЕСТЕРОВИЧИ теперь работают вместе
Фото автора

Думаю, читатель уже сам догадался, куда пошел трудиться отец Виктора. В депо его привели мальчишкой. До армии Ромуальд слесарил, ремонтировал трамваи. Демобилизовался с корочками водителя. Вот и шоферил в депо до пенсии. Отличным был водителем, его ставили в пример и очень ценили. Стопки грамот, медали и другие награды уже после выхода на пенсию Ромуальд Чеславович передал в музей. И ушел на заслуженный отдых с чувством хорошо исполненного долга — к тому времени в трамвайно-троллейбусном управлении уже работал не только его сын Виктор, но и внук Вадим.

Иного нет у нас пути


Могло ли быть иначе? Виктор Ромуальдович убежден — это исключено:

— Наш дом стоит рядом с трамвайным депо. Его своими руками вместе с коллегами построил отец. Видите шпалы на перекрытиях? Обустраивали для себя, качественно и надежно. Таскали камни-валуны под фундамент… Тут я родился, потом — мой сын. Все родное и все родные. Вот квартира снизу: соседка была диспетчером в депо. Заслуженный человек с непростой судьбой. В годы войны служила переводчицей в гестапо, а на самом деле работала на партизан. Ветеран войны состарилась, болела. Мы все ей помогали. Я мальчишкой знал: если бабушка стучит по батарее, нужно срочно вызывать «скорую»… Жилье было служебным, а вот здесь, под окнами, каждое утро трамваи выходили за ворота и поздно ночью возвращались в парк. Еще пацаненком смотрел на них в окошко, ждал отца. Засыпал и просыпался под стук колес. Он казался мне лучшей музыкой в мире. Я очень хотел сам научиться управлять трамваем — это мальчишеская мечта. Сначала устроился в парк слесарем, потом стал водителем трамвая. А тут как раз впервые пришла разнарядка из Москвы — набирали абитуриентов в столичный техникум горэлектротранспорта. Поехал, поступил и четыре года осваивал профессию…

Этот вагон Виктор Ромуальдович с коллегами восстанавливал к 100-летию витебского трамвая

Виктор Ромуальдович вспоминает: годы учебы оказались непростыми. Обычной рабочей семье было сложно потянуть студента. Приходилось подрабатывать. Вместе с однокурсниками в свободное от учебы время гоняли трамваи по московским улицам. Платили там хорошо. Если в Витебске зарплата была 120—140 рублей, то в столице за смену можно было заработать 30. Еще до получения диплома техника-механика подвижного состава женился, в Витебске подрастал сын. Хотелось ли остаться в Москве? Предлагали. И даже в Польшу звали молодого специалиста. О том, что не уехал тогда, ничуть не жалеет. Все сложилось так, как нужно.

Прошли годы. Вырос сын Вадим. Как и у прапрадеда, прадеда, деда и отца, перед ним также вопроса с выбором профессии не стояло. Сначала — слесарь, потом — водитель. Вадим вспоминает:

— Дедушка Ромуальд Чеславович тогда уже сильно болел, лежал в больнице. И очень ждал, что я получу водительское удостоверение. Пообещал мне по этому поводу подарить свой «Москвич» с гаражом. Не отцу, не дяде, а — мне… Я такое доверие ценил, но с первого раза сдать на права не удалось. Дед тогда здорово поддержал. Убедил: все получится.

И получилось. Когда уже месяца два проработал за рулем, дедушка решил лично проинспектировать мои навыки: проехал по маршруту, понаблюдал. Остался доволен. К сожалению, вот уже 10 лет как его с нами нет…

Интересно, что, кроме главных героев, с электротранспортом в семье Нестеровичей связаны и другие люди — сестра Ромуальда вышла замуж за главного инженера трамвайного депо и сама работала здесь кассиром, тут же в разное время трудились племянники, свояки и другие родственники.

…Сейчас на территории депо гордо возвышается на постаменте трамвай-памятник. Его год выпуска — 1934-й, серия «Х». Этот уникальный вагон специалисты восстанавливали к 100-летнему юбилею витебского трамвая во главе с тогдашним мастером участка Виктором Нестеровичем. Ходовая часть в полном порядке. Спусти эту технику с постамента и поставь на рельсы — вагон покатится-побежит по улицам города. Как напоминание о том, что быстротечное время не в силах остановить стремление судеб людских. История возвращается в лицах. И — талисманах. В семье Нестеровичей в качестве таковых вот уже второй век подряд из поколения в поколение, от отца к сыну, передают бело-голубую фарфоровую позолоченную кружку с гербом Российской империи и царский серебряный рубль с изображением Николая II. Когда-то основатель династии Людвиг Карлович подарил эти вещи сыну Чеславу — на черный день. К счастью, для этих целей реликвии не пригодились, они остаются в семье наших героев самым светлым воспоминанием о предках.



Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
2.93
Загрузка...
Новости