Вадим ПОПОВ: «Мой принцип – не путать свой карман с государственным»

ЛЮБЛЮ собеседников живых… С живыми историями, богатым жизненным опытом, с хорошим чувством юмора. Собеседников, которые слышат не только собственную персону, но и окружающих. Вадим Александрович ПОПОВ, в прошлом министр сельского хозяйства Беларуси, — из числа именно таких людей. Обладатель орденов Отечества III степени, Трудового Красного Знамени и «Содружества», 17 медалей, он известен как опытный хозяйственник и зрелый политик. Вадим Попов убежден, что человек должен работать на результат. Тогда он перестает быть рабом времени и обстоятельств. Его жизненный принцип — не путать свой и государственный карманы и не обижать людей без причины.

О плюсах «ободряющих» напутствий, минусах «ручного» управления, а также о том, кому спор с начальством может выйти боком

ЛЮБЛЮ собеседников живых… С живыми историями, богатым жизненным опытом, с хорошим чувством юмора. Собеседников, которые слышат не только собственную персону, но и окружающих. Вадим Александрович ПОПОВ, в прошлом министр сельского хозяйства Беларуси, — из числа именно таких людей. Обладатель орденов Отечества III степени, Трудового Красного Знамени и «Содружества», 17 медалей, он известен как опытный хозяйственник и зрелый политик. Вадим Попов убежден, что человек должен работать на результат. Тогда он перестает быть рабом времени и обстоятельств. Его жизненный принцип — не путать свой и государственный карманы и не обижать людей без причины.

НАКАНУНЕ встречи с Вадимом Александровичем задумалась, как можно вместить на газетной странице жизнь человека? Что будет более всего интересно и поучительно? Судите сами: мой собеседник начинал жизнь рабочим совхоза «Батищевский» Смоленской области, служил в армии, преподавал в профессионально-техническом училище, работал директором совхоза. Далее — разнообразная партийно-хозяйственная работа, в марте 1999 года становится первым заместителем министра, а в июле 2000-го — министром сельского хозяйства и продовольствия Беларуси. Вадим Попов — экс-спикер Палаты представителей Национального собрания Беларуси, возглавлял Постоянную комиссию Совета Республики по экономике, бюджету и финансам, работал первым заместителем Парламентского собрания Союза Беларуси и России.

— Жизнь оказалась сложная, да и время было непростое, — начал он свой рассказ. — Родился на Смоленщине, в партизанском крае. Великая Отечественная меня мальчонкой захватила. Восемьдесят процентов жителей нашего колхоза пропало в котле войны. Кого-то немцы уничтожили, кто-то сам бежал из родных мест. После войны — голод, разруха, рано начал работать. Затем — как все: учился, помогал матери, служил в армии, затем снова учился. Судьба привела в Беларусь. И вы знаете, как бы ни было трудно, это светлые, радостные годы. Время приобретения знаний, общения, время большой теоретической подготовки, — подмечает Вадим Александрович, и в его глазах загорается лукавый огонек.

Почему лукавый? Вадим Попов в Беларуси начинал работать в Краснопольском районе, который в 50—60-е годы называли соловьиным глубинным краем. В свое время легендарный Кирилл Прокофьевич Орловский, когда его попросили сделать анализ почв, состояния района и внести предложения, сказал: «Посадите на этой земле лес, отпустите и не мучайте людей». Туда посылали как в ссылку: хозяйства отстающие, слабые. К тому же утверждавший Вадима Попова на должность директора совхоза имени Калинина министр сельского хозяйства Виктор Алексеевич Козлов «ободряюще» напутствовал: «Если думаешь, что тебе будет кто-то помогать и ты на это рассчитываешь в своей жизни, — не надейся! Тогда лучше вообще не берись!»

НАДО сказать, директор совхоза так ни разу и не обратился за помощью. Науку работать на земле постигал у Василия Константиновича Старовойтова, дважды Героя Социалистического Труда, председателя ордена Ленина колхоза «Рассвет». Вадим Александрович учился у него и других, как лучше и эффективнее ухаживать за землей, как максимально использовать ее потенциал. Со своими специалистами ездил и изучал опыт лучших хозяйств. Его интересовала сугубо практическая часть. Ведь понятно, если сельхозпредприятие добивается высоких результатов — оно опирается на передовые на тот момент знания и технологии.

Когда его направляли на партийно-хозяйственную работу, совхоз уже продавал семенной картофель, зерно, племенной скот. Хозспособом построено 2 коровника, 30 жилых домиков, автоматизированная птицеферма, завод по производству травяной витаминной муки.

Что интересно, старался не ездить по всевозможным республиканским семинарам. А если уж приходилось там бывать, то исключительно для того, чтобы повидаться с коллегами и обсудить ту или иную тему, проблему.

— Два раза в год регулярно в район приезжал первый секретарь Могилевского обкома партии Глеб Александрович Криулин. Один, без свиты, — воспоминания снова возвращают моего собеседника на десятилетия назад. — Очень подробно, скрупулезно расспрашивал он обо всех наших делах. Не только о центнерах и тоннах, но и о состоянии коллектива, его настроениях, о перспективах развития. По сути, каждый его приезд был программой — минимум на год вперед. Но и работать было интересно, потому что видишь конкретный результат. Что придумал и задумал, то и реализовал. При условии, естественно, что все тысячу раз просчитано. Как бы ни было сложно, главное — желание работать и умение организовать людей.

– КОНЕЧНО, был контроль. Доставалось, что скрывать, и от вашего брата — журналиста. Они почему-то приезжали с конкретным заданием — найти недостатки. И не скрывали этого. Помню, январь 1974-го. Лето было такое, что в районе, да и в области ничего не выросло. Предстояла тяжелейшая зима. Пять часов утра, заходит в мой кабинет «бригада», представляются: республиканский комитет народного контроля, два редактора газет из Минска. Причем не скрывают, что приехали меня «снимать». «Что это вы сидите в кабинете, когда скот голодный и полнейший завал?» — спрашивают строго. Я говорю, что если вы приехали именно с такой целью — снимайте. За сим, до свидания. Я и без вас знаю положение дел в хозяйстве. «Так у вас скот, наверное, уже подох», — предположили они. Поехали на ферму. А там коровы-красавицы, как на подбор, — гладкие, аж блестят. Кругом чистота и порядок. Развернулась «бригада» и отбыла восвояси.

Характерно, что людей, которые говорят прямо и открыто, не любили во все времена, не любят и сейчас. Такова, видимо, психология человека. Неудивительно, что многие из нас во взаимоотношениях с начальством скорее предпочитают промолчать, чем высказать свою точку зрения или, чего доброго, поспорить. С одной стороны, любой руководитель, если его об этом спросить, скажет, что ему нужны сотрудники, умеющие отстаивать свое мнение. А на поверку выходит, что спор с начальством может выйти боком, недаром народная мудрость предупреждает: он начальник — ты дурак, ты начальник — он дурак. Однако Вадим Попов считает и действует по-другому. Если видит, что происходит не так, как должно быть, никогда не промолчит, нравится это кому-то или нет. Может быть, поэтому ему и «доставалось» чаще других. Он рассказывает:

— Как-то собрали нас, руководителей районов, и начали воспитывать и раздавать срочные задания: к такому-то числу сдать столько-то зерна. Все собравшиеся, согнув головы, молчат. Вижу, дело принимает серьезный оборот. Задание непродуманное с точки зрения экономики сельхозпредприятий. Прошу слова и говорю: то, что вы предлагаете, выполнять не будем. Причина проста — это негативно скажется на положении хозяйств. Все сразу аж вздернулись. Как же, перечить посмел. Поясняю: если выполнить к такому-то сроку, хозяйства потеряют 3 миллиона рублей, первое. И второе — лишатся семян. А вот к 1 сентября все планы будут выполнены по качеству и в нужном ассортименте. Тишина. Объявляют перерыв. Все меня окружили и пророчат: ну все, тебе отрубят голову. Говорю, пусть лучше отрубят, чем беды натворят ради рапорта. И что вы думаете? В итоге согласились с предложенным мною сроком.

ПОСТУЛАТ, с которым трудно спорить, — руководителями не рождаются, ими становятся. Интересуюсь, что думает по этому поводу Вадим Попов. Какова его оценка сегодняшнему положению в сельском хозяйстве страны?

— Подбор кадров имеет исключительное значение. Кадры нужно растить, — подчеркивает Попов.

— В то время, да и позже у меня работали специалисты, с отличием окончившие высшие учебные заведения, — продолжает собеседник. — Хотя здесь есть существенный нюанс. У теоретиков не всегда слово совпадает с делом. Теоретически он предполагает, как делать, а на практике это не всегда получается. Смотрите, к счастью, мы не пошли по пути навязываемой нам теоретиками дезинтеграции производства. Хотя после распада Союза соблазн был велик. Страна осталась один на один с крупнейшими в мире предприятиями по производству тракторов, автомобилей, химической продукции. Встал вопрос: что делать? Разные звучали предложения, в том числе о продаже того же МТЗ за один доллар. Сельское хозяйство, половина продукции которого поставлялась на союзный стол, вообще предлагали перевести на фермерские рельсы: раздать всем желающим гектары земли, дать мотыгу, лопату и пусть, мол, решают проблему продовольственной безопасности.

К счастью, здравый смысл и практический расчет возобладали и в итоге приняли решение сохранить в собственности государства стратегические промышленные предприятия. Далее — крупнотоварные производства, комплексы и птицефабрики, которым сегодня отводится роль источников валюты для государства. Но налицо — отрицательное внешнеторговое сальдо, затоваренные склады некоторых предприятий, низкая производительность труда, большая энергоемкость производства и, как следствие, высокая цена конечной продукции...

– ЕСТЬ проблемы, не спорю, но я не стал бы обобщать, — рассуждает далее Вадим Александрович. — Да, существуют предприятия, где неудовлетворительно работает служба маркетинга, крайне медленно осваиваются новые рынки, где вообще забыли про инновации. Но я часто бывал в регионах и могу со всей ответственностью заявить, что у многих хозяйствующих субъектов достаточно высокие экономические показатели. И сегодня их руководители опасаются только того, чтобы у потребителей не наступил кризис. Выход один: надо активнее создавать совместные предприятия на территории других стран. Так, как мы это делаем в России, Украине, Азербайджане, Китае, Венесуэле. Да, дело хлопотное, ведь начинать порой приходится с отверточной сборки узловых агрегатов. Зато впоследствии это гарантирует постоянные рынки сбыта.

— Как считаете, что сегодня мешает работать аграриям?

— Слишком много «ручного» управления, которое неизбежно приводит не только к недостаткам, но и серьезным просчетам. Любое дело требует поэтапного регулирования. Нельзя сначала корову в сарай ставить, а только потом думать, чем ее кормить. Должен быть установлен жесткий цикл: что за чем следует. А не наоборот. Если этого не придерживаться, наступает хаос. Смотрите, некоторые хозяйства до сих пор не построили новые фермы. Почему? Не потому, что они неспособны. А потому, что понимают: построю, а что туда ставить? Или чем кормить? Ведь быстро что-то серьезное сделать невозможно. Нет денег у хозяйства, руководитель думает: вот за это бьют, это я сделаю в первую очередь. А дальше? Когда дело подходит к финишу, тогда только думает, что же я натворил? И вторая серьезная проблема — слабость кадрового корпуса. У нас все еще немало руководителей, которые живут по принципу: как бы чего не вышло. От таких надо незамедлительно и без сожаления освобождаться, — резюмировал Вадим Александрович и… снова лукаво улыбнулся.

ПОЧЕМУ лукаво? А так всегда бывает: кто-то пошутил, все посмеялись — и настроение появилось, и работается легче, и жизнь светлее стала.

Наша встреча проходила накануне Нового года. Нам приятно передать читателям «Белорусской нивы» приветствие от Вадима Александровича Попова:

— Желаю белорусам благополучия! Чтобы жили они достойно и счастливо!

Ирина ГЕРМАНОВИЧ, «БН»

Фото Дмитрия ЕЛИСЕЕВА

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?