Источник: Союзное вече
Союзное вече

В танке даже девушки

К старту готовится первый бронепробег Союзного государства «Дорогами мужества»

Полтора десятка экипажей из Беларуси и России преодолеют более 2300 километров. Кульминацией станет участие военных машин в траурных мероприятиях в Брестской крепости 22 июня. Маршрут бронепробега проложен по местам ожесточенных боев лета и осени 1941 года.

Татьяна Гайн мастерски водит по бездорожью семитонный броневик БРДМ-2, который купила… в интернете на распродаже. Фото: Из личного архива
– В каждом городе будем останавливаться. Люди смогут подойти, потрогать технику, прикоснуться к истории. Нас поддерживает белорусская «Линия Сталина». Ребята встретят на границе, и дальше пойдем общей колонной, – рассказывает один из организаторов проекта, руководитель российского Военно-технического общества Алексей Мигалин.

Принято думать, что танки и броневики – дело сугубо мужское. Ан нет. За рычаги одной из стальных цитаделей сядет Татьяна Гайн. Семитонный БРДМ-2 она водит как заправский ас.

Свою «машинку» Татьяна и ее муж Евгений нашли по объявлению в интернете. Министерство обороны России распродавало списанную технику, с которой предварительно сняли все вооружение. Татьяна специально получила права, разрешающие водить трактор, и села за руль.

– Самое сложное, – признается она, – сдавать назад. Потому что обзор не очень хороший. Приходится просить помощи у мужа. На нем все техобслуживание: заправка, замена масла, ремонт. Евгений по образованию инженер-конструктор, все делает сам: даже точную копию пулемета на башню смастерил.

Пока муж Татьяны закупает запчасти для машины на случай поломки, она оттачивает мастерство вождения в подмосковных лесах. Для обоих это будет первая поездка в Беларусь.

А ведь мало кто знает, что впервые женщины у нас взялись за рычаги боевых машин еще до Великой Отечественной войны. Позже наравне с мужчинами сражались с врагом в бронетанковых частях Красной Армии. Их было немного – менее двадцати, но дрались они героически. Расскажем о двоих из них.

РЕМБАТ

Задание особой важности для «Людмил Иваныча»

Единственная в истории женщина полковник танковых войск Людмила Калинина вернула в строй пять тысяч танков.


Фото: Ираклий ЧОХОНЕЛИДЗЕ/ТАСС


Вопреки отчаянным возражениям родителей, мечтавших видеть дочку учителем или бухгалтером, Людмила подала документы в Академию механизации и моторизации. В военные вузы девчонок не брали, но за нее похлопотал Иван Лихачев, директор автозавода АМО, будущего ЗИЛа.

Летом 1940 года юная выпускница отправилась механиком-водителем плавающего танка Т-40 в бронепробег Москва – Брянск – Киев – Минск. Три тысячи километров экстремального бездорожья – ухабы, овраги и болота. Своим ходом форсировали Днепр и Днестр.

В одной из белорусских деревень остановились на ночевку. Когда Людмила сняла гимнастерку, хозяйка дома ахнула: «Господи, да кто ж тебе, девонька, столько синяков наставил?» «Танк постарался. Внутри подушек нет, – улыбнулась Людмила. – Каждый синяк – кочка или канава, через которую он перепрыгивал…»

Возвратившись, младший воентехник Калинина получила первую награду – значок «За отличное вождение танка».

Началась война. Ее направили на Южный фронт. Потери там были ужасные. Танков в частях катастрофически не хватало. «Безлошадных» танкистов гнали в бой как пехотинцев. Тут пригодились инженерные знания Людмилы. Командование поручило ей восстанавливать подбитые машины. Дали роту бойцов и десяток тягачей. Рискуя жизнью, под огнем Калинина с подчиненными цепляли тросом подбитые танки и утаскивали их на ремонт. Нередко чинили и на поле боя.

Восстановлению техники, особенно в первые годы войны, придавалось чрезвычайное значение. Эвакуированные на Урал заводы не сразу заработали на полную мощь. В критические моменты доходило до того, что машины чуть ли не поштучно по фронтам распределяли в Ставке. На счету был каждый танк.

Потом подсчитали: в строй удалось вернуть около 40 тысяч подбитых танков. Пять тысяч из них – силами подразделения Калининой. К тому времени у нее под началом было огромное хозяйство: походный завод, три ремонтных батальона, эвакуационная рота. Более тысячи человек, целый полк крепких мужиков, а еще связистки, повара, санитарки.

Своего командира – военинженера Калинину – они слушались беспрекословно. Про себя называли ее уважительно – «Людмил Иванычем».

ВСПЫШКА МОЛНИИ

Хочу отомстить оккупантам– собакам

Свой последний бой танкистка Мария Октябрьская приняла под Витебском у станции Крынки.

Фото: wikimedia.org
5 марта 1943 года Сталин просматривал стопку бумаг и наткнулся на необычную телеграмму. «В боях за Родину погиб мой муж – полковой комиссар Илья Федотович Октябрьский, – читал главнокомандующий, раскуривая трубку. – За его смерть, за смерть всех советских людей хочу отомстить фашистским собакам, для чего внесла в Госбанк на постройку танка все свои сбережения – 50 тысяч рублей. Танк прошу назвать «Боевая подруга» и направить меня на фронт в качестве водителя этого танка, поскольку имею специальность шофера…» Подпись – Мария Васильевна Октябрьская, Томск.

Через несколько дней пришел ответ из Москвы: «Благодарю Вас, Мария Васильевна. Ваше желание будет исполнено. Примите мой привет, ­Иосиф Сталин».

Так начиналась короткая, но яркая, как вспышка молнии, боевая биография Героя Советского Союза, механика-водителя танка Марии Октябрьской.

В военкомате ей дали направление в Омское танковое училище. Сдав экзамены на отлично, она получает звание сержанта и свой танк – на башне белой краской было выведено: «Боевая подруга». Тогда ей было 38 лет. Мужчины в экипаже, самому старшему из которых было всего 23, называли ее «мамой» или Марией Васильевной.

В сентябре 1943 года она с экипажем прибывает на фронт. Командир танкового корпуса Алексей Бурдейный предложил ей перейти механиком на его танк, который не ходил в атаки.

– Нет, – отрезала Октябрьская. – Останусь со своим экипажем.

Боевое крещение приняли 21 октября у деревни Новое Село на Витебщине. Машина Октябрьской первой ворвалась в расположение противника. Мария в прямом смысле давила фашистских гадов гусеницами танка. Увернувшихся догонял из пулемета сидевший справа радист. Война – дело жестокое. Пятна крови, человеческие волосы на гусеницах после боя – обычное дело.

За первый бой «маму» наградили орденом Отечественной войны I степени.

17 января 1944 года их танковый батальон пошел в атаку у станции Крынки. Гитлеровцы соорудили мощную оборону и держались до последнего. Бой продолжался несколько часов. «Боевая подруга» уничтожила два немецких орудия вместе с расчетами. И тут из засады в упор бьет противотанковая пушка – перебила у машины Октябрьской гусеницу. Неподвижный танк – готовая мишень. Мария, недолго думая, распахивает люк, скатывается на землю и бежит снимать с крыла запасной трак. Но осколок мины попадает ей в левый глаз. Она падает без сознания. Ее выносят с поля боя. Из полевого медсанбата на самолете переправляют в госпиталь в Смоленск. Ранение тяжелое. Задет мозг. Врачи бессильны.

15 марта Мария Октябрьская скончалась.

Танк «Боевая подруга» доехал до Берлина и палил по Рейхстагу. Фото: wikimedia.org

Ее с почестями похоронили в Смоленском Кремле рядом с героями войны 1812 года. 2 августа 1944 года Сталин подписал Указ о присвоении Марии Октябрьской звания Героя Советского Союза (посмертно).

Имя ее танка унаследовала другая машина. Затем третья, четвертая. В победном мае 1945-го по германской столице прошел тяжелый ИС-2 и прямой наводкой открыл огонь по Рейхстагу. На его башне белой краской было выведено – «Боевая подруга».

Борис ОРЕХОВ

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?