В тандеме с премьер-министром

В 92 года рукодельница Мария Можейко вяжет и ткет без очков, разгадывает судоку, пишет мемуары на литовском языке, поет и даже ездит на велосипеде

В 92 года рукодельница из островецкой деревни Петрики Мария Можейко вяжет и ткет без очков, разгадывает судоку, пишет мемуары на литовском языке, поет и даже ездит на велосипеде


МАРИЯ МОЖЕЙКО только что получила премию Гродненского облисполкома имени А. И. Дубко «За творческие достижения в сфере культуры и искусства». Приехала бабушка за триста километров с самой дальней северной точки региона с подарком для председателя облисполкома — вытканной самолично скатертью.

О своих заслугах признанная мастерица отзывается  скромно: — Разве же можно было мне, деревенской, рукоделию не научиться? В семье нашей восемь детей, и я среди них старшая. Всех надо было вырастить, а жили бедно, поэтому работать начала рано. В каждом деревенском доме тогда были кросны. Что напрядешь, тем и на жизнь заработаешь. Ткать стала, как только ноги для кросен доросли.

И на самом деле, жизненной энергии Марии Юлиановны можно только удивляться. Уже во дворе ее дома в летнюю пору каких только цветов не растет! А ее огород молодым хозяйкам на зависть. Все выпестовано — от парника до грядок, при том что дети и внуки живут за границей. Лишь недавно, выйдя на пенсию, одна из дочерей стала приезжать на зиму к матери. А так чудодейственным образом в свои годы сама справляется и с грядками, и с курочками, а таблеткам предпочитает травы, которые собирает.

Внутри дом у мастерицы — сплошь произведения искусства: от вязанных крючком мудреных салфеток до тканых покрывал и рушников. Марию Можейко приглашают для участия в районных, областных, республиканских выставках и праздниках народного творчества. Персональные выставки мастерицы с успехом проходили в Рымдюнах, Островце, Вильнюсе. Немало дипломов украсило дом этой необычной хозяйки.

Культработник Наталья Белячиц рассказывает и еще об одном ее таланте — вокальном. Оказывается, в числе восьми участниц известного на всю округу местного фольклорного ансамбля «Жильвитас» Мария Юлиановна пользуется авторитетом. Здесь, к слову, она приобрела и истинных подруг, с которыми не только можно петь, но и поговорить по душам на любую тему. 

Откуда такое жизнелюбие? Говорит, что от самой жизни — она и научила, и закалила:

— Мой прадед был крепостным, но при этом слыл почетным на всю округу «переговорщиком». Никто в селе не умел говорить «панскай моваю» — так тогда селяне называли польский язык, — а он читал и писал по-польски. После отмены крепостного права крестьяне получили по двадцать гектаров земли. Сыновья моего прадеда распаевали отцовский надел на троих. Потом уже  трое сыновей моего деда разделили эту треть — в результате каждому достались наделы чуть больше двух гектаров. Мой отец был смышленым парнем — поехал в Ригу учиться на ветеринара. Но учебу так и не закончил: призвали в армию Российской империи. Воевал на фронтах Первой мировой войны, потом был в плену в Австро-Венгрии. Наша многодетная семья жила небогато, но и все тогда так жили.

Окончив четыре класса польской школы, Мария пошла работать, чтобы родителям было легче прожить:

— Мне очень хотелось учиться, но образование было платное, а где ж денег взять? Помню, отец в утешение говорил: «Не горюй, Мария, что неученая, такие тоже нужны. Главное ведь, какое зерно ты посеешь в жизни».

Мария Юлиановна жизнь свою практически связала со льном. Из него, сколько себя помнит, пряжу пряла, затем ткала, а после в колхозе лен выращивала. В свои почтенные годы она сохранила крепкую память, а ее рассказы — это живой учебник по истории местного края:

– ПОМНЮ, за нашей деревней простиралось около двухсот гектаров панских болот. Были россыпи клюквы, и вся околица приезжала сюда за ягодами. За болотом рос богатый на грибы лес. В конце тридцатых годов эти болота хотели осушить. Но мудрые люди сказали, что если это случится, прощайте грибы, ягоды да всякая живность. Поэтому, когда приехали мелиораторы, против них восстала вся деревня. Уже после пятидесятых годов болота все равно осушили — тогда уже люд местный никто спрашивать не стал. Случилось то, о чем предупреждали старики, — теперь в этих местах ничего, кроме бурьяна, не растет. Пропали и грибы, и ягоды. А клюква. Это же такая лечебная ягода, которая хранится всю зиму. Жалко загубленные земли.

Самым большим нажитым богатством Мария Юлиановна считает свою любимую семью (увы, ее супруг, с которым делили радости и невзгоды, три месяца не дожил до золотой свадьбы). А еще — добрых, интересных людей, которые встречались по жизни. К слову, пять лет назад Мария Можейко познакомилась в Рымдюнах с премьер-министром Литвы Андрюсом Кублиюсом во время его велопутешествия по Беларуси. Вместе с участницами фольклорного ансамбля «Жильвитас» Мария Юлиановна встречала почетного гостя. Подивилась пенсионерка на велосипед-тандем, на котором он приехал, и не удержалась, чтобы не попросить премьер-министра прокатиться. Ну а тот не возражал. Так на глазах у всех лихо проехалась тогда еще 87-летняя белоруска на велосипеде вместе с Андрюсом Кублиюсом.

Несмотря на свой почтенный возраст, Мария Юлиановна не забросила рукоделие. Дает мастер-классы ткачихам, которые в правнуки ей годятся. Говорит, что если сложить воедино все вытканное за ее годы, получится целая дорога-полотно. Дорога длиною в жизнь.

Infong@sb.by

Фото Островецкого районного центра ремесел
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?