Минск
+2 oC
USD: 2.12
EUR: 2.35

Под Минском работает реабилитационный центр, в котором благодаря вере в Бога люди излечиваются от наркотической, алкогольной и игорной зависимости

В Светлый Путь-дорогу

Обозреватель «СГ» побывал в реабилитационном центре Минского района, где люди обретают свободу от наркотической зависимости и собственных слабостей


«За 8 лет пробовал все виды реабилитации. «Новинки» (РНПЦ психического здоровья. — Прим. авт.) просто почистили мое тело. Социальный центр с психотерапией и психологами не изменил моей картины мира. Ни один нерв на лице не дрогнул, когда спустя два дня после окончания лечения представилась возможность употребить. Христианский реабилитационный центр — это вообще последнее место, где хотел бы оказаться. Но вариантов у меня было немного: умереть от передозировки, заработать смертельное заболевание и потом умереть или сесть в тюрьму. Да и терять уже было нечего: в привычном мире таким, каким стал, меня уже никто не ждал. И это сработало...»

* Имена студентов центра изменены.

Равный помогает равному

Так Олег начинает рассказ о том, как прошел последний десяток лет его жизни — трудно, страшно, беспросветно... Все начало меняться, когда попал в христианский реабилитационный центр Республиканского благотворительного общественного объединения «Жизнь» в деревне Светлый Путь, что в 40 километрах от Минска. Без зависимости — игровой и наркотической — он уже полтора года. Сам, правда, дни трезвости по календарю не считает. Говорит, это не борьба со срывами — как бы не уколоться, а ежедневная учеба — жить в прежнем мире с обновленным мышлением…

Если бы родительский дом не находился по соседству с реабилитационным центром, с трудом бы поверила, что без квалифицированных врачей можно вылечиться от наркотической зависимости. Но когда из года в год видела ребят, которые приезжали в гости после прохождения реабилитации, становилось понятно: методика работает. Стереотип о том, что бывших наркоманов не бывает, здесь ломают, своим примером доказывают обратное.

Одновременно на реабилитации может находиться до 25 человек — столько способен принять центр. Сейчас в нем 7 человек: пятеро — на годовом стационаре, двое — на адаптации, которая следует после и длится шесть месяцев. По словам директора центра Сергея Павловского, здесь нет пациентов или клиентов. Постояльцев называют студентами. Они грызут гранит науки жизни. А преподают новый образ поведения люди, которые уже прошли этот путь. Принцип обучения эффективный: равный помогает равному. В центре работают педагоги, которые сами имели разный опыт общения с наркотиками.

 
На чем построена реабилитация?

— Центральная часть программы — духовно-нравственное воспитание. Человек знакомится с Богом, теми ценностями, которые присущи нормальной личности, — любовью к ближнему, заботой о семье, тем, чтобы не быть зависимым от наркотиков или алкоголя. Мы не навязываем веру в Бога, но хотим помочь изменить систему взглядов. Ведь сказать наркоману перестать употреблять — это как приказать туберкулезнику не кашлять. Он не может под чьим-то воздействием год не колоться. Люди сидят по восемь лет в тюрьме, а после опять срываются. Место не спасает человека. Освобождает то, что меняет мировоззрение, — убежден Сергей Павловский. — При этом центр — не монастырь, где нужно молиться с утра до ночи. Нет, реабилитация разноплановая — духовная, душевная, физическая. Студенты занимаются спортом. С палатками отправляемся в походы, читаем обучающие книги — о семье, воспитании детей, выработке целей, мотивируем поступать в университеты.

Показательный пример. Один из первых реабилитантов, Денис, попал в центр с неоконченными девятью классами. Не мог четко формулировать мысли. Если писал что-нибудь на доске, в одном предложении допускал с десяток ошибок. Сейчас у него два высших образования, научные степени, одна из которых — магистр богословия. Вместе с семьей, а это жена и четверо детей, Денис переехал в Польшу.

Центр в Светлом Пути открылся в 2001 году. Все начиналось с небольшого сельского домика, который выкупило благотворительное общественное объединение «Жизнь». Меценаты из США помогли с основным корпусом, где сейчас располагаются жилые комнаты. За почти двадцать лет на программу поступили около 400 человек, 85 процентов из них прошли полуторагодичный курс.

Как больные алкоголизмом и наркоманией попадают в центр? Еще лет десять назад отлично срабатывало сарафанное радио. Те, кто побывал в центре, рассказывали о нем старым знакомым. Метод эффективный. Например, прошедший курс реабилитации мог привести после себя еще пять наркозависимых. Сегодня о центре в Светлом Пути все чаще узнают через интернет.

— Раньше наркопотребитель вращался в криминальной среде. Ведь чтобы приобрести дозу, нужно быть вхожим в этот круг. С развитием технологий лицо того, кто употребляет психотропы, изменилось: зависимые стали моложе, наркотики покупают с помощью интернета, порой не нужно выходить из дома, чтобы достать вещество. Именно поэтому стали развивать свой сайт, для молодежи это более привычная среда.

Сергей ПАВЛОВСКИЙ.

Абстинентный синдром (проще, «ломка») необязательно должен быть снят в медучреждении. Это могут рекомендовать, если человек давно в системе, но не настаивают, поясняет директор:

— Мы, как люди верующие, знаем, что Бог способен избавить от физических страданий. И не раз были случаи, когда, приезжая, ребята не верили, что им не плохо. Атмосфера, в которой они находятся, помогает. Люди порой даже думают, что мы что-то подсыпаем в чай: мол, полгода без наркотиков не засыпали, а в центре с этим все в порядке.

«Не хочу в ту чернь и грязь!»

Понятия «оплата за реабилитацию» здесь нет. Есть так называемый минимум, который нужен в месяц на содержание студента, — 200 рублей (продукты, коммунальные платежи). При хорошем варианте эту сумму вносят родители. Бывает, человек без гроша за душой. Но принимают всех, ни от кого не отказываются. Помогают материально и те, кто прошел реабилитацию. Многие потом хорошо устраиваются в жизни: становятся бизнесменами. Зная суть проблемы, поддерживают проекты центра — обустройство конференц-зала, ремонт.

К слову, на реабилитацию в Светлый Путь попадают не только наркоманы и алкоголики. Здесь лечатся люди с разной зависимостью. Олег, к примеру, был ярым игроманом — действовал запрет для входа во все казино Минска. Когда в очередной раз отправлялся играть, прекрасно знал, чем закончится этот поход:

— Явлюсь домой пьяным под утро, буду должен кучу денег, снова не выйду на работу. Но все равно иду играть… Затем появились таблетки, на два года подсел на синтетические наркотики. Этого хватило, чтобы потерять все — семью, жену, ребенка. Поэтому, когда после неудачного опыта двух центров узнал о христианском, поехал. Ведь дома просто уже никто не ждал. Мне помогло только духовное обучение. Жить жизнью, которая передо мной открыта сейчас, не так просто. Ведь каждый день приходится принимать решение работать над собой. Но хороший катализатор — принцип от обратного: если не так, то как? Снова в ту чернь и грязь? Нет, этого уж точно не хочу. Понятно, что центр не панацея. Человек должен сам хотеть излечиться и работать над собой. Ведь есть и такие, кто побывал в 23 подобных учреждениях, кто-то прошел 7 годовых программ! И все равно брались за старое… Процесс излечения длительный — это же не грипп, при котором ты отлежался, встал и пошел. Когда 15 лет человек разрушался, год — не такое и длительное время, чтобы прийти в порядок.

Сейчас Олег на стадии адаптации. Этот период наступает после годовой реабилитации. Он может проходить как в центре, так и дома. Все зависит от конкретной ситуации: есть ли семья, дети, работа, другие обязательства. Даже если живет в центре, может выезжать в город, подрабатывать. Постепенно налаживает общение с внешним миром. В Минске тоже есть группа, где прошедшие курс общаются между собой, помогают устроиться на работу. Ведь порой у человека элементарно нет трудовой книжки. Как с таким прошлым найти официальный заработок?

— В центре жить проще, нежели за периметром, — замечает Сергей. — Есть, условно говоря, парник, в котором комфортно, ведь все понятно. Поэтому пытаемся сопровождать реабилитантов, учить делать на практике то, что они знают в теории. Это можно сравнить с обучением в автошколе: владеешь правилами, понимаешь устройство машины (где газ, а где тормоз), но не всегда сначала получается водить. А в жизни все гораздо сложнее.

Двери без замков...

На стол накрывает 35-летний Егор. Эту неделю проходит послушание на кухне. За плечами у него около 10 лет тюрьмы, в два раза дольше знает, что такое наркотики. А вот как варить супы и каши, научился только в центре. Здесь у ребят действительно открываются способности. Ведь все приходится делать самостоятельно. К примеру, сейчас в центре затеяли ремонт санузла. Сантехника не нанимают, справляются собственными силами. Построили баню с комнатой отдыха на втором этаже, печь-барбекю. Сами изготавливают деревянную мебель, для себя выращивают овощи и держат двух поросят.

В центре есть определенные правила, которым нужно добровольно подчиняться. Если нарушения систематические, реабилитация заканчивается. Студентам запрещается курить, распивать спиртное, сквернословить, нельзя, к примеру, пойти к соседке и поговорить по душам, выяснять отношения на кулаках. Четкий и распорядок. Так, два часа в день предусмотрено на чтение Библии, плюс утренняя и вечерняя молитвы. Обучение, беседы в группах.

Окна тут без решеток, а двери без замков. Обратный путь открыт. На него, слава богу, решаются немногие.

— К старому не хочу, — подтверждает 41-летний Николай, который в центре около трех месяцев. — Учусь жить заново, ведь в какой-то период потерял всякий смысл. Был актером одного из театров. Однажды попал в автомобильную аварию. Выкарабкался, но начались проблемы с голосом. На актерской карьере был поставлен крест. Стал искать утешения в стакане. Этот период длился около десяти лет.

Начать с нуля Николай решил после одного случая: уснул с сигаретой в постели и чуть не погиб. Проснулся потому, что сработал пожарный извещатель. Вечером, за пару часов до того, как лечь в постель, решил обычно выключенный аппарат перевести в активный режим. Говорит, как будто высшие силы хотели, чтобы остался жив.

— Бытует мнение, что духовный человек в чем-то ограничен, — у него есть заповедь, он боится ее нарушить… Но вопрос в свободе выбора, — резюмирует директор центра. — Может ли алкоголик не пить? Не может. Способен ли наркоман не колоться? Такой же ответ. Верующий человек может все это делать, но не станет. Как раз таки у него и есть этот выбор.

bizyk@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Дарья ТИТОВА
5
Загрузка...