В сто раз сложнее пересадки сердца

Белорусские онкологи успешно провели операцию, равных которой нет

УНИКАЛЬНУЮ операцию по протезированию трахеи с использованием тканеинженерного протеза и биоклеточных технологий провели хирурги РНПЦ онкологии и медицинской радиологии имени Н.Н. Александрова. 


С МОМЕНТА хирургического вмешательства прошло три месяца. Пациент — 65-летний Анатолий Хлопков из Рогачева — теперь  может в прямом смысле вздохнуть свободно. А врачи и ученые, подарившие Анатолию Михайловичу еще один шанс на жизнь, уверены, что в лечении онкологических заболеваний, трансплантологии и тканеинженерии сделан грандиозный прорыв. Директор РНПЦ онкологии и медицинской радиологии имени  Н. Н. Александрова Олег Суконко признается, что путь к этому событию занял пять лет: 

— Сегодня трансплантология в нашей стране – одна из ведущих в мире. Но есть проблемы. Органы не универсальны, их нужно подбирать. В онкологии делаются большие, разгромные операции. По сути, можем удалить все, но чем возместить? Поэтому создание искусственных органов наиболее перспективно. А это уже тканеинженерные технологии. Мы создали искусственную трахею, прорастили ее сосудами, ввели стволовые клетки и пересадили. Это крайне сложный процесс. Причем некоторые его этапы  — наше белорусское ноу-хау. В разных странах пытались это сделать, но не получилось. Поверьте, это приблизительно в сотни раз сложнее, чем пересадить любой орган, в том числе и сердце. Считалось, что тканевая инженерия — дело будущего, для этого потребуются десятки лет. Но мы уже это все внедряем.

По сути, Анатолию Хлопкову с его диагнозом требовалась операция с удалением трахеи и легкого. Но как возместить участок, замены которому, по сути, нет?   Опухоль сузила просвет трахеи до критических 3—4 миллиметров, в то время как у здорового человека он 3 сантиметра. Ожидаемая продолжительность жизни составляла не более 2—3 месяцев. 

— А сегодня живет более трех месяцев, причем без признаков возврата заболевания, — констатирует заведующий хирургическим отделом РНПЦ Владимир Жарков, который предложил новый метод в лечении. — Считаю это прорывом в торакальной хирургии, онкологии и клеточных технологий.

Суть метода заключается в том, что донорскую трахею полностью очищают от клеточных элементов. Это лишает ее антигенных свойств и делает, по сути, универсальной заготовкой, которую организм не отторгает. Затем трахею имплантируют в прямую мышцу живота. Параллельно у больного из костного мозга взяли стволовые клетки. Их массу наращивали в лаборатории РНПЦ детской онкологии и гематологии.  Три недели шел процесс приживления, который врачи контролировали ежедневно. Из мышц выросли собственные сосуды, причем без реакции отторжения. После этого в трахею ввели стволовые клетки. Еще один этап — основная операция, во время которой прямую мышцу живота вместе с прижившейся матрицей трахеи пересадили  в грудную клетку, заменив поврежденный опухолью участок.  

— Случилось то, чего все хотели долгое время в торакальной хирургии и онкологии, — констатирует Владимир Жарков. — Наши специалисты открыли новую страницу в медицине, показывающую, что сегодня появилась возможность таких операций. 

Сейчас ведутся дополнительные исследования, которые направлены на улучшение методики создания и имплантации тканеинженерного протеза. Это, по мнению онкологов, позволит сократить время подготовки трансплантата. Подготовлено 2 пациента, для которых получены донорские трахеи.

korenevskaja@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: БелТА
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости