В сети лжи и клеветы

Пытаются затянуть сотрудников Мозырской инспекции охраны животного и растительного мира анонимные «доброжелатели»

Пытаются затянуть сотрудников Мозырской инспекции охраны животного и растительного мира анонимные «доброжелатели»


Вот уже больше года, как в Государственную инспекцию охраны животного и растительного мира при Президенте Республики Беларусь идут жалобы на Мозырскую межрайонную инспекцию. «Неравнодушные доброжелатели» то и дело находят поводы, чтобы предать гласности неблаговидные якобы деяния ее работников. То обнаружат списанный «служебный» автомобиль во дворе у посторонних, то предположат, что инспекторы пользуются служебным транспортом в нерабочее время. Жалобы, к слову, не подтверждаются. Но продолжают поступать. Значит, это кому-то нужно. Вопрос — кому? 


Отмотаем историю немного назад, в апрель 2015 года. Во время общего  запрета на лов рыбы недалеко от деревни Жаховичи Мозырского района инспекторы выявили факт незаконного лова рыбы сетями и все происходящее зафиксировали видеокамерой высокого разрешения.  

Подъехать ближе было проблематично — кругом вода, хороший обзор, нарушители вполне успели бы скрыться. Поэтому устроили засаду. Браконьеров задержали. Нашли сети, лодку, свидетельствующие о незаконной добыче рыбы. 

Один из нарушителей, а всего мужчин было трое, сразу сознался: да, мол, есть грешок, но осознал, устыдился и готов возместить. Позже он заплатил положенные 20 базовых величин, на тот момент 3 миллиона 600 тысяч рублей, и к нему претензий больше не было.

Двое других, жители Мозыря Андрей Т. и Василий П. (имена изменены. — Авт.), что называется, ушли в отказ, утверждали, что ничего о рыбалке не знают, а просто проехались по лугу с товарищем в его автомобиле… 

Но словам веры мало, особенно если в наличии улики, в том числе и видеозапись. В итоге были составлены протоколы и направлены в суд Мозырского района. Там оба нарушителя своей вины не признали, стояли на своем, утверждали, что в указанный день около 18 часов просто перевозили лодку  в деревню Жаховичи. По дороге встретили знакомого, которого и попросили помочь. Чем он занимался на реке и была ли у того в машине рыба — не знают. 

Дальше — больше. По словам начальника Мозырской межрайонной инспекции Владимира Логимахова, на одном из заседаний нарушители заявили, что их не было в это время и в этом месте. Мол, запись сделана спустя месяц, в мае 2015 года. А в апреле в указанный день они вообще находились на работе. И даже представили соответствующие документы.

ПРОСМАТРИВАЮ ту самую запись. Четко вижу цифры с информацией датировки видеозаписи: трое мужчин в деревянной лодке в светлое время суток вытаскивают из воды сети. Понимаю, у суда не было поводов сомневаться, что запись сделана в апреле — почки на деревьях еще не распустились, нигде не видно зелени. Да и одеты мужчины скорее «по-апрельски»: в куртки, один даже в шапке. Вряд ли в середине мая кто-нибудь стал бы так утепляться. 

Но рассуждения на эту тему хоть и могут пролить свет на личности нарушителей (как говорится, «единожды солгавший, кто тебе поверит?!»), но сами по себе уже неактуальны: удалось доказать, что представленные ответчиками документы о нахождении их на работе — подложные. В результате по этому факту правоохранительными органами было возбуждено уголовное дело. Один из браконьеров потерял должность, высокооплачиваемую работу. Что касается незаконной рыбалки, то и здесь суд был на стороне инспекции и постановил каждому нарушителю выплатить по 20 базовых величин. 

Вот так незаконная рыбалка повлекла за собой серьезные последствия. А стоило-то всего признать свою вину и заплатить положенный штраф. По-моему, все закономерно: нарушил — найди в себе мужество признаться в этом и ответить за свой проступок. 

НА этом закончилась одна история и началась другая — с бесконечными жалобами на работников межрайонной инспекции. Сначала, еще в процессе суда, речь шла о неправильном ведении административного процесса, оформлении протоколов. Вернее, о неточностях в них: в одном месте не указан телефон задержанного, в другом — ошибка в адресе. Была и путаница в датах: разные протоколы датированы разными числами. 

— Это нельзя считать нарушением, поскольку прежде чем передать дело в суд, мы составляем процессуальные документы, оформляем дело об административном правонарушении, и, естественно, что это происходит в разные дни. При выявлении разного рода недостатков в оформлении процессуальных документов суд направляет дело на доработку. И в этом случае суд поступил так же, а это еще больше бумаг, — объясняет ситуацию Владимир Логимахов.

Случайно или нет, но именно после завершения этой истории на сотрудников Мозырской межрайонной инспекции и обрушился шквал жалоб.  За работниками инспекции следят, фотографируют, придумывают небылицы: слышали, мол, Красюка (заместитель начальника инспекции Александр Красюк. — Авт.) уже арестовали  и тому подобное. Однажды, утверждает Владимир Логимахов, даже пытались всучить взятку одному из сотрудников. Но апофеозом всего стала история о том, что якобы к одному из задержанных браконьеров инспекторы применяли… самые настоящие пытки. 

Рассказы о них и физических расправах кажутся, мягко говоря, фантастическими. И вызывают массу вопросов, главный из которых: а почему потерпевший не обратился в милицию, если в отношении его совершено беззаконие? 

ЕСТЬ такой юридический постулат: «После — не значит вследствие». Это я к тому, что  если жалобы на работников инспекции  появились на свет божий  после суда над конкретными людьми и их увольнения, это еще не значит, что именно эти люди являются их авторами или идейными вдохновителями процесса. Но, согласитесь, думать так  инспекторам  ведь тоже не запретишь. Бесспорно одно: все эти склоки и постоянные разбирательства по бесконечным жалобам отвлекают природоохранителей от основной работы. 

Я поинтересовалась у Андрея Т. и Василия П. относительно их причастности ко всему этому. 

— История годичной давности, и смысла вспоминать ее не вижу. Мы заплатили по 20 базовых величин и предпочли забыть об этом деле, — рассказал Т. — Хотя, считаю, я пострадал сильно. Против меня развернули настоящие военные действия, вынудили уйти с работы. При этом никто не учитывал, что у меня двое детей и болеет жена. Обвинения в мой адрес, что я оказываю давление на сотрудников инспекции, беспочвенны. Мне, наоборот, не хочется ворошить старое. 

При этом собеседник продолжает уверять: оформление протоколов о задержании проходило с нарушениями, а работники инспекции в отношении их повели себя непорядочно. 

Те же, в свою очередь, считают (и опять же это их личное мнение): все из-за того, что браконьерами на этот раз оказались люди, которые в свое время занимали определенные должности: один — руководителя службы снабжения ЛПДС «Мозырь», другой до пенсии работал в ГАИ, а после — начальником охраны теплосетей. И, вероятно, думали, что им позволено больше, чем другим, были уверены в своей безнаказанности.

— Припять — самая богатая река по разнообразию рыбы в Беларуси. И самая чистая. Здесь даже водится стерлядь, лещи по 4—5 килограммов заходят на нерест. Щуки, сомы… Кто-то в свое время все это охранял и нам оставил. Теперь наша задача — сберечь. И мы это делаем. Президент не зря в 2003 году создал инспекцию охраны животного и растительного мира. Если не противодействовать браконьерам, если не заставлять людей соблюдать закон, все попросту исчезнет. А законы для всех написаны: пускай ты руководитель, и даже высокого ранга, а соблюдать их обязан. Природе неважно, кто ее уничтожает, — отмечает Владимир Логимахов. 

Только за прошлый год сотрудники инспекции выявили порядка 300 нарушений. И подавляющее большинство — именно в сфере рыболовства. А что до жалоб… Если их пишут, значит, инспекторы работают. И не дают спуску браконьерам. 

bolshakova@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: БелТА
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости