В России пашня в разы дешевле, чем в Европе

Россию вечно недооценивают — часто в буквальном смысле. Пахотная земля (115 млн. гектаров, по данным Росстата, или порядка 6,7 процента российской территории) могла бы стоить на порядок дороже, находись она где-нибудь в Европе.

Даже лучшие сельскохозяйственные угодья в России стоят в разы дешевле, чем в других странах с похожим климатом

Россию вечно недооценивают — часто в буквальном смысле. Пахотная земля (115 млн. гектаров, по данным Росстата, или порядка 6,7 процента российской территории) могла бы стоить на порядок дороже, находись она где-нибудь в Европе.

По данным центра «СовЭкон», на юге и в Центральном Черноземье средняя стоимость земли сейчас составляет от 10,3 тыс. за гектар в Саратовской области до 53,1 тыс. руб. в Краснодарском крае, с учетом НДС. В пересчете на среднюю урожайность пшеницы самым дорогим оказывается, впрочем, не Краснодарский край, где цена земли, необходимой для производства тонны зерна, чуть больше 10 тыс. руб., а Ростовская область: более 14 тыс. руб. Дешевле Краснодара — Липецк: меньше 6 тыс. руб. В пересчете на тонну подсолнечника лидеры и аутсайдеры те же: в Липецкой области земля для этой тонны обойдется примерно в 10 тыс. руб., в Ростовской — почти в 40 тыс. руб.

На фоне заграничной земли цена российского гектара выглядит ничтожно: саратовские 330 и краснодарские 1700 долларов — против 11250 в Западной или 4500 долларов в Восточной Европе. Причем «СовЭкон» включил в мониторинг привлекательные активы: обрабатываемая пашня, участки от 2—3 тыс. гектаров в стопроцентной собственности.

«По почвенно-климатическим условиям Болгария, Румыния, Венгрия вполне сопоставимы с европейской частью России и уступают Краснодарскому краю, — указывает исполнительный директор «СовЭкона» Андрей Сизов. — Обычный урожай пшеницы в этих странах — 3—4 тонны с гектара, а в Краснодарском крае — 5 тонн. При этом в Краснодарском крае и порты рядом».

Российские преимущества этим не исчерпываются. «Средняя российская ферма по мировым меркам весьма велика — 2—5 тысяч гектаров, в то время как в Европе большая ферма — хорошо если несколько сотен гектаров», — отмечает исполнительный директор «СовЭкона». И для инвесторов это огромный плюс. С участками по сотне гектаров, говорит Сизов, они не будут связываться «потому, что это очень скромные инвестиции, и потому, что при маленьких размерах очень сложно использовать современные агротехнологии, а в России реально купить три-четыре колхоза — и у вас уже 20 тысяч гектаров».

Ажиотажного спроса, впрочем, нет. Иностранные фонды предпочитают другие страны. «У большинства фокус на Южную Америку: Бразилию, Аргентину, даже Боливию, и никакое коммунистическое правительство их не смущает. Номер два — это Африка южнее Сахары. Из развитых стран — США, Австралия. А Россия, да и Украина — просто белое пятно, где ничего нет, — сокрушается Андрей Сизов. — Иностранные инвесторы не знают о России почти ничего. Для многих открытие и то, что в России вообще есть сельское хозяйство, и то, что оно находится в частных руках, как и торговля сельскохозяйственным сырьем».

По материалам интернет-ресурсов

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?