В поисках точки равновесия

Таможенная цена: барьер для демпинга или проблема для бизнеса?

  О чем еще говорили на заседании Совета по развитию предпринимательства при Президенте
Граница – это всегда барьер. Для этого ее и придумали со стародавних времен, чтобы защищаться от внеш-них проблем. В том числе экономических. Именно на границе возникает диалектическое противоречие. С одной стороны, бизнес требует большей свободы, чтобы птицей порхать на международных рынках с ми-нимальными преградами. С другой стороны, предприниматели выступают за принципиальность таможни, чтобы она не давала добро всем без разбора и отсекала недобросовестных поставщиков. Исходя из государственной целесообразности таможенные проблемы разбирали на очередном заседании Совета по развитию предпринимательства при Президенте.

Николай СИЛИНОВ. Сергей НОВИЦКИЙ. Александр ТУРЧИН. Сергей ПОЛУДЕНЬ. Дмитрий КИЙКО

Нам цена не нравится

У предпринимателей наболело несколько «пограничных» проблем. Одна из самых ярких — определение стоимости товара. Ведь если таможенные органы засомневаются в адекватности контрактной цены, которую предприниматель указал в декларации, то ее могут увеличить. Генеральный директор СООО «Хенкель Баутехник» Сергей Новицкий из опыта своей компании утверждает: прибавить могут от 25 до 300 процентов. И с этой суммы и взимают таможенную пошлину. Либо доказывай справедливость контрактной стоимости. Для этого необходимо представить с десяток документов на каждую товарную позицию. На каждую поставку тратить около 150 листов бумаги. А всего в год на эти цели у «Хенкеля» в Беларуси уходит 8 тысяч листов!



Сергей Новицкий не преминул ввернуть про лишние расходы на письменные принадлежности. Сомневаюсь, что именно издержки на канцелярские товары бьют по экономическим показателям белорусской «дочки» крупнейшего немецкого концерна. Но оборотку у компаний корректировка таможенной стоимости товара вымывает. Ведь пошлину приходится платить от более высокой цены. Да, потом можно доказать справедливость контрактной. И в большинстве случаев это удается. Причем можно пойти двумя путями. Представить все документы в течение 10 дней. Тогда можно не платить повышенную пошлину, но и товар придется хранить на временном складе. В оборот его никто не выпустит. Поэтому большинство компаний, особенно когда дело касается сырья и комплектующих, чтобы не сбивать с ритма производство, предпочитают заплатить с «довеском», а потом разбираться. В большинстве случаев, по словам Сергея Новицкого, удается отстоять свою правоту. И избыточно уплаченные пошлины возвращаются. Но спустя 2 месяца. Замораживать средства для белорусских предприятий весьма болезненно.

Генеральный директор ООО «Альянспласт» Николай Силинов тоже недоволен сложившейся практикой. Его компания перерабатывает сотни тонн полимерного сырья в месяц. И стоимость каждой партии может разительно отличаться. Многое зависит от сбытовой политики поставщика. Например, один из партнеров после 15-го числа каждого месяца делает скидку 20 процентов. А к концу 20-х чисел дисконт от прайсовой цены может еще возрасти: распродают лишние объемы. В то же время на внутреннем рынке у наших импортеров эта продукция иногда неоправданно дорогая. Почему? «Говорят, что таможня скорректировала цену», — объясняет Николай Силинов.



Результат понятен: растаможка превращается в серьезное экономическое бремя, отрывает финансовые ресурсы. Кроме того, сырье и комплектующие к белорусским производителям в некоторых случаях поступают по более высокой стоимости, что бьет по конкурентоспособности нашей продукции на внешних рынках. Докладчики по проблеме задавались на совете вопросом: к чему лишние подтверждения своей добросовестности, когда некоторые из них работают на рынке уже с десяток лет? И пользуются услугами одних и тех же поставщиков. Не логичнее ли использовать принципы Декрета № 7, в котором прописана презумпция добропорядочности предпринимателя. «Если нет «прокладки» — в чем проблема», — удивляется Николай Силинов.

Вопрос шире, чем кажется

Честь мундира на заседании совета защищал заместитель председателя Таможенного комитета Сергей Полудень. Во-первых, в 90 процентах случаев стоимость товара производится по заявительному методу, когда полностью доверяют данным предпринимателя. Несомненно, определенный мониторинг проводят, но он для субъектов хозяйствования совершенно не заметен. Во-вторых, контроль стоимости некоторых видов товаров не прихоть нашего таможенного ведомства. Этот вопрос законодательно закреплен на межгосударственном уровне, и остается только выполнять обязательства. Иначе возникнут вопросы у партнеров по ЕАЭС. Этим объясняется и количество документов, которые требуют для подтверждения цены. Они-то нужны нашим таможенникам, чтобы отстоять свою позицию в международных структурах.

Более того, на площадке ЕАЭС белорусские таможенники защищают интересы бизнеса. Если в начале 2000-х ценовому контролю подвергались 6300 товарных позиций, то по инициативе нашей страны этот список сокращен до 792.

Фото БЕЛТА

Попросил Сергей Полудень обратить внимание совета и на другую сторону проблемы: в страну импортируется не всегда добропорядочная конкуренция. И те же предприниматели жалуются: как могли на белорусский рынок проникнуть по ценам ниже рыночных печи СВЧ или носки? Возмущаются, требуют разобраться. И возникает вопрос: а как, собственно говоря, должна реагировать таможня, если видит весьма сомнительную цену в декларации? Закрыть глаза? Но тогда могут пострадать наши производители или добропорядочные поставщики. Задавать вопросы? Но тогда надо смириться предпринимателям, что в некоторых случаях свою позицию придется подтверждать документально.

Выгоды на поверхности и глубине

В целом Таможенный комитет открыт для диалога. Любые процессы можно совершенствовать до бесконечности: идеала не существует. Но метаморфозы должны быть продуманными. Вроде бы, чисто теоретически, более низкая таможенная цена должна трансформироваться в рост прибыли предприятий и, соответственно, увеличение налогооблагаемой базы. Но этот тезис тоже требует определенного подтверждения, кроме неких умозрительных предположений. Хотя заместитель министра финансов Дмитрий Кийко отметил: для бюджета Беларуси в первую очередь имеют значение косвенные налоги. В частности, НДС.

Впрочем, не надо забывать, что страна живет не в вакууме, а в интеграционном образовании. И какие-то действия по либерализации, даже справедливые с национальной точки зрения, могут вызвать ту или иную реакцию со стороны партнеров по ЕАЭС. Председатель совета, руководитель аппарата Совета Министров Александр Турчин справедливо отметил: необходимо оценивать воздействие тех или иных факторов на экономику и государство в комплексе. Впрочем, от этого таможенная тематика не теряет своей актуальности. Наоборот, поднятая предпринимателями проблема требует более пристального изучения и анализа. И поиска оптимальных решений. И на национальном уровне, но, возможно, некоторые инициативы логично выносить на уровень ЕАЭС. Естественно, тщательно их проработав, чтобы привести партнерам веские аргументы.

volchkov@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости