В поисках равновесия

ЕЩЕ в прошлом году во время посещения Столинского района Президент страны поставил задачу Правительству полностью профинансировать потребности по мелиорации земель. — Это государственная работа, а не строительство ферм — этим должны заниматься хозяйства, — заявил глава государства. При этом он подчеркнул, что все должно быть максимально экономно. Задачи поставлены ответственные, в том числе нужно соблюсти экономические, социальные и экологические интересы.

До конца пятилетки в Беларуси надо восстановить мелиоративные системы на 500 тысячах гектаров осушенных земель

ЕЩЕ в прошлом году во время посещения Столинского района Президент страны поставил задачу Правительству полностью профинансировать потребности по мелиорации земель. — Это государственная работа, а не строительство ферм — этим должны заниматься хозяйства, — заявил глава государства. При этом он подчеркнул, что все должно быть максимально экономно. Задачи поставлены ответственные, в том числе нужно соблюсти экономические, социальные и экологические интересы.

Пора реанимации

Протяженность мелиорационных каналов составляет в нашей республике 160 тысяч километров. Четыре раза можно опоясать ими по экватору весь земной шар.

В свое время масштабное осушение болот для белорусов стало таким же важным, как для всего СССР — освоение целины. Так, в Гомельской области заболоченными и непригодными для земледелия были 63 процента территории, в Брестской — 60, при этом в отдельных районах, таких как Ганцевичский, Лунинецкий, Пинский, она и вовсе достигала 70—80 процентов. Кроме того, мелкоконтурность полей не позволяла вести на них эффективное сельскохозяйственное производство. Достаточно сказать, что валовой сбор зерна в 1961 году составил по республике немногим более двух миллионов тонн при урожайности 8,7 центнера с гектара.

Ученые утверждают, что для Беларуси мелиорация была объективной необходимостью. Шутка ли — не самая маленькая страна на карте Европы буквально задыхалась от безземелья!

Сегодня в республике для нужд сельского хозяйства используется около 2,9 миллиона гектаров мелиорированных земель. Цифра может показаться не такой уж и большой. Но чтобы понять ее значимость, надо вспомнить, что в некоторых районах страны осушение болот позволило увеличить сельхозугодья на треть, а то и вдвое. Сейчас на мелиорированных землях производится более трети растениеводческой продукции, около 70 процентов грубых и сочных кормов.

Вложенные в мелиорацию средства эквивалентны 8—10 миллиардам долларов США. Это не только «осушение и орошение», а одновременно созданная целая инфраструктурная сеть жизнедеятельности людей, которые по несколько месяцев в году были отрезаны от остального мира большой водой разлившихся рек. Новые дороги, социально-культурные, производственные и бытовые объекты целых регионов республики позволили сделать огромный шаг по преодолению стереотипа восприятия белоруса как «пана сахі і касы». И сегодня по своим природно-экологическим и социально-экономическим данным мелиоративный комплекс — органичная составляющая и важнейшая часть экономики АПК. Поэтому и внимание к нему особое.

Сейчас реализуется Государственная программа сохранения и использования мелиорированных земель до 2015 года. Отрасль, в которой занято 26 тысяч человек, остро нуждается в реанимации. Полмиллиона гектаров осушенных земель требуют коренной реконструкции, 82 тысячи гектаров рекомендованы к выводу из сельхозпользования. Они отработали нормативные сроки и почти за полвека эксплуатации физически износились. Кроме того, необходимо реконструировать более 1500 важнейших сооружений, в том числе более сотни мостов и шлюзов-регуляторов, ввести в строй несколько десятков тысяч гектаров нового осушения, а также оросительных систем.

Но мелиорация — дело недешевое. Мало только прорыть каналы, нужно еще построить дороги, мосты, насосные станции, прочие инженерные сооружения. Строительство мелиоративных систем из расчета на один гектар в 50-е годы, по оценкам специалистов, обходилось в 115 рублей, в 80-х — 1,6 тысячи, сейчас уже 3—5 тысяч долларов.

Однако сумма может оказаться еще большей. Ведь нужно регулярно чистить каналы, косить траву, ремонтировать насосы и шлюзы, промывать дренаж. Если этим не заниматься, то уже через десять лет, по сути, придется строить все заново и, соответственно, тратить еще больше средств. Всего на восстановление мелиоративных систем в течение пятилетки предусмотрено израсходовать около 14 триллионов рублей, но и эта цифра не окончательная.

Если пироги печет сапожник

Первопроходцем в освоении заболоченных земель еще в тридцатых годах минувшего столетия стал Любанский район.

В бассейне реки Орессы были организованы мелиоративные коммуны, появились первые крупные хозяйства. Эти нелегкие годы становления ярко описаны в поэме Янки Купалы «Над рекой Орессой». Пригодные для пашни площади отвоевывали у непроходимых Марьининских болот. Каналы длиной в 20 километров рыли вручную, а потоки воды сдерживали брезентом. Знали, что «тяжела работа, да хлеб сладок», и были уверены, что потомки оценят их титанический труд, а земля по достоинству отблагодарит землепашцев.

Сегодня Любанское предприятие мелиоративных систем обслуживает 3000 километров гидросетей, 600 километров проходящих рядом с ними дорог, 5 насосных станций, десятки других гидротехнических сооружений. И, безусловно, на примере этого предприятия отчетливо видны проблемы, с которыми сталкиваются мелиораторы.

В первую очередь, это несвоевременность расчетов. По словам директора организации Владимира Жартуна, нынче работы ведутся на 14 объектах, только в августе их выполнено на 4 миллиарда рублей. График даже перекрывается, тем не менее задолженность подрядных организаций составляет 7 миллиардов 300 миллионов рублей.

— Приходится варьировать имеющимися средствами, — говорит руководитель. — Но зачем такое напряжение, если госпрограмма должна финансироваться стабильно. К сожалению, не всегда находим взаимопонимание и с хозяйствами. Для проведения работ нам зачастую требуется освободить некоторую площадь рядом с каналом, посылаем технику, а там уже засеяно. Неужели непонятно, что, сократив здесь на время посевы, на следующий год урожай будет куда больше!

— Вообще, сельхозпредприятия зачастую небрежно относятся к мелиоративным объектам, — продолжает Владимир Жартун. — Могут высыпать на откос канала мусор или камни, а ведь отвечать и платить штрафы придется нам, мелиораторам. Высказываются идеи, мол, надо передать гидротехнические сооружения на баланс самих хозяйств. Считаю, что это в корне неверное решение. Ведь нужна не только техника, но и довольно непростой опыт.

Категоричен и председатель Любанского райисполкома Олег Головчиц.

— Как мудро подмечено в басне Крылова: беда, коль пироги начнет печи сапожник, а сапоги тачать пирожник, — сказал он в разговоре с корреспондентом «БН». — Каждый должен заниматься своим делом. Скажем, у нас в районе дважды в год возникают вопросы с большой водой. Весной — паводок, а осенью спускает пруды рыбокомбинат «Любань». Здесь обязательно требуются специалисты, иначе или затопит, или засушит.

70 процентов мелиорированных земель в совхозе «Слуцк». Говорят, что раньше в малопроходимых болотах, чтобы не сбиться с пути, устанавливали вышки-маяки, или вежи, как здесь говорят. Отсюда и пошло название первого поселения, а теперь агрогородка Вежи на стыке нескольких районов. На не самых богатых почвах хлеборобы добиваются высоких урожаев зерновых, картофеля, кормовых культур.

Весьма авторитетно мнение бессменного руководителя хозяйства Василия Ачаповского.

— У каждого свои задачи, свои цели, — говорит он. — Мелиорация подвигла все сельское хозяйство на интенсивный путь развития, обновление машинно-тракторного парка, внедрение новейших агроприемов и агротехники, применение перспективных видов удобрений и средств защиты. Мы выращиваем хлеб, мелиораторы нам помогают. Вот и сейчас осенью приводят в порядок каналы, скашивают растительность. Будет порядок у них, значит, будет и у нас. Мы вместе делаем общее дело.

Начальник отдела эксплуатации мелиоративных и водохозяйственных систем объединения «Минскмелиоводхоз» Николай Киватыцкий дополняет:

— Здесь можно привести конкретные примеры экономики и экономии. Сельхозорганизации просто не располагают сегодня необходимым набором специальной техники по ремонту и обслуживанию мелиоративной сети и сооружений. Скажем, километр окашивания канала вручную, силами хозяйства, составит около 3,5 миллиона рублей. Для мелиоративного предприятия эта же работа обойдется в 650 тысяч. К тому же надо учитывать и сезонность работ. И у аграриев, и у мелиораторов он одинаковый — 7—8 месяцев. Зачем же отвлекать хлебопашца от его основной работы?

Мелиораторов атакуют… бобры

Нынче госпрограммой в республике предусмотрено ввести в сельхозоборот немногим более 107 тысяч гектаров земель. В основном это реконструируемые площади. На финансирование работ запланированы средства почти в два триллиона рублей. Цена вопроса, как видно, весьма высокая. Но если вовремя не выполнить необходимый ремонт, то потом на восстановление придется потратить в несколько раз больше.

Еще одна немаловажная задача — максимально замедлить выработку торфа на маломощных торфяно-болотных почвах. Ведь при этом уменьшается их влагоемкость, а это приводит к снижению засухоустойчивости земель, уменьшению плодородия, выводу из строя мелиоративных систем и недобору или гибели урожая.

Всего в Беларуси было осушено 1,2 миллиона гектаров торфяных почв, а в сельскохозяйственное производство передано 900 тысяч гектаров. Эти почвы содержали колоссальный запас органического вещества и достаточное количество воды. Учитывая, что средняя мощность торфа на болотах Беларуси в пределах полутора метров, людям казалось, что после осушения болот это ценное органическое вещество будет работать на высокий урожай сотни лет.

Но в советское время, когда требовался быстрый результат, с такими землями обходились просто варварски. Все это приводит в конечном итоге к известным пыльным бурям на Полесье. А в той же Голландии торф служит как основа почвы сельскохозяйственных земель, которая и сохраняет необходимый слой. Торф необходимо беречь, об этом говорится и в законе «О мелиорации земель».

Сегодня почти на 200 тысячах гектаров — площадь целого административного района — торфяники утратили свои природные генетические признаки, а полезный слой на них практически полностью разрушен. Там, где десятилетия назад был метр торфа, начал проступать песок, на котором даже сорняки не растут. Использование таких почв в сельском хозяйстве не дает никакого экономического эффекта: вкладываешь больше, чем получаешь.

В целях распространения передового опыта хозяйствования на осушенных торфяниках почти в сорока сельскохозяйственных организациях республики, в частности, в КУСП «Победа» Ивацевичского, КУСП «Совхоз «Коммунист» Ельского, СПК «БВО» Любанского районов, внедряются проекты, предусматривающие сенокосные и пастбищные обороты, перезалужение, выпас сельскохозяйственных животных, обеспечение зеленого конвейера.

Ученые также предлагают использовать такие земли под лесопосадки. А по инициативе самих мелиораторов на месте бывшей торфоплощадки в Пинском районе разбита плантация клюквы крупноплодной. РСХУП «Беларускія журавіны» ежегодно получает стабильные урожаи клюквы и голубики, которые достигают 30 тонн с гектара.

Можно сказать, что коренное отличие деятельности мелиораторов на современном этапе от памятных старшему поколению советских лет — более чуткое обращение с экологическими системами. Так, скажем, несколько тысяч гектаров было решено не вводить в сельхозоборот, в том числе в районе Беловежской пущи.

Но не всегда экологические, экономические и социальные интересы бывают эквивалентными, часто они могут противоречить друг другу. Поэтому мелиорация в Беларуси сегодня — это, можно сказать, поиск компромиссов.

Так, на протяжении последних лет никак не могут найти управу на бобров. Сегодня в Беларуси, по некоторым оценкам, популяция этих животных достигла 70—85 тысяч особей, в 2,5 раза больше оптимального уровня. И эта «армия» со своей неуемной страстью к строительству приводит многие мелиоративные системы в негодность. Охота на них затруднена — она разрешена только в светлое время суток, а бобер — ночное животное.

Они заняли многие каналы и построили там плотины, в результате чего оказались затопленными большие участки леса. Кое-где даже образовались «бобровые ландшафты», куда человеку невозможно пробраться, — там плотины, хатки, поваленные деревья. В частности, несчастный случай произошел с рыбаком под Брестом, когда спокойное и боязливое с виду животное, известное своими острыми зубами, прокусило человеку, который хотел его сфотографировать, бедренную артерию. Рыбак скончался до приезда медиков от кровопотери.

Минсельхозпрод ищет выход из ситуации совместно с Минприроды. Однако выселять животных некуда, заявляют белорусские ученые: все водоемы, пригодные для жизни бобров, уже заселены ими.

Александр ШЕВКО, «БН»

Фото из архива ГУ «Минскмелиоводхоз»

 

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости