В поисках косяка, который поможет накормить страну

Экспедиция управления по использованию рыбных ресурсов в естественных водоемах Департамента по мелиорации и водному хозяйству Минсельхозпрода и редакции газеты «БН»

(Окончание. Начало в номерах за 15 и 16 июля. )

Маршрут третий:

Рыбацкая флотилия по Припяти плывет

Здешним рыбакам, без сомнения, повезло. Такого оснащения, как у них, нет больше в нашей стране. Прекрасные орудия лова, лодки. А еще и теплоходы. Их пять, которые работают на рыбные дела.

Но здесь надо сделать уточнение. Есть в городе Мозыре РУП водных путей «Нижнеприпятское». Его задача — перевозить водным транспортом грузы, пассажиров, выполнять другие народнохозяйственные задачи. Но водный транспорт сегодня не всегда задействован. А руководитель предприятия Иван Козел — человек беспокойный. Он не терпит дорогих простоев, перекуров. И, как заядлый рыбак, выступил с интересным предложением: организовать при «Нижнеприпятском» участок по рыбной ловле, создать бригады рыбаков, оснастить их всем необходимым, давать теплоходы и катера, когда те не работают. Польза будет несомненная. И для предприятия, и для города, и для жителей района.

И Иван Кондратьевич не ошибся. Участок создан, работает и служит людям. Возглавляет его Виктор Козырь. Своей напористостью он под стать начальнику предприятия. На реке с 1974 года. Работал в рыбной инспекции, возглавлял рыбный завод. Припять изучил от верховьев до устья, знает рыбные места, сам рыбачил. И считает, Припять — река особая. На ней происходит удивительное явление, когда рыба из Днепра стеной устремляется в ее воды, особенно в конце зимы. Бывают гигантские уловы. Есть упоминание об этом даже в летописи средних веков. Свидетели утверждали, что в районе Мозыря копье бросали в воду, и оно торчало из воды, потому что держалось на рыбьих хребтах. А почему такое явление случается? Глубоких исследований и объяснений нет. Возможно, говорят некоторые ученые, в такой крупной реке, как Днепр, с замедленным течением, создаются в определенные моменты неблагоприятные кислородные условия. А в Припяти по-прежнему хороший газовый режим. В нее и устремляется рыба. Но почему она не заплывает в другие притоки, скажем, в Березину или Сож? Вот вопрос. И почему она, попав в Припять, разбивается на косяки и идет только в те притоки, которые впадают с севера? Тоже ответов нет, только догадки.

Хотя Виктор Козырь уверен — это зов веков, зов для продолжения рода. Рыба идет на нерест в давно облюбованные места. Припять чем-то притягивает ее. Поэтому река эта до сих пор самая рыбная. Здесь можно поймать крупных речных обитателей. Виктору Алексеевичу попадались сомы под 80 килограммов, судаки  по 16, сазаны по 20 и 28, толстолобик 32 килограмма.

Короче, Виктору Алексеевичу есть что вспомнить, есть что рассказать, сделать выводы. Стаж в рыбной отрасли огромный. Опыт большой.

— Раньше наш участок был от границы с Украиной на юге до Брестской области на западе, — говорит он. — Практически 400 километров реки. И все облавливалось. План по тем годам доводился от 200 до 300 тонн рыбы. Но мы добывали и по 310 тонн, когда были удачные уловы. Вместе с Гомельским рыбзаводом вышли на 720 тонн рыбы. А плюс «Красная зорька». Она давала в среднем от 150 до 200 тонн. Поступала рыба и из озера Червоного. Вот вам тысяча тонн озерно-речной рыбы!

А потом начались другие времена, грянул Чернобыль. Резко сократились объемы. И участки реки от нас ушли. Отошел от нас практически весь Наровлянский район. А Наровлянский и Хойникский районы — это места, где мы больше всего рыбу ловили. Здесь устья реки Припять. А устья всегда богаты рыбой. Вся рыба шла, и сегодня она подходит из Киевского водохранилища. Теперь же осталась одна треть того, что было раньше.

— И что представляет собой эта одна треть?

— По биологическим обоснованиям, которые разработаны Институтом рыбного хозяйства НАН Беларуси, мы имеем право поймать 30,6 тонны рыбы. Раньше такое количество рыбы вылавливала одна бригада. А у меня сегодня 11 бригад, кадровый состав за эти годы подобрался хороший. Молодые ребята в основном. В среднем команда, которая работает на судах, состоит из пяти-шести человек. Это бригада, и у каждой есть лодка.

— Теплоходы, прекрасные лодки и снасти, профессиональные рыболовы, да с такой флотилией, с такой командой можно горы свернуть и реки выпрямить!

— Ничего сворачивать не надо, а надо работать на будущее. Опыт работы с учеными показал следующее. Вот наши бригады ушли из зоны, и все водоемы, которые там есть, перестали иметь промысловое значение. Почему? Они заросли травой, жесткой растительностью, кустарниками, водяными орехами. И на старицах, если это не убирать, не косить, рыба вроде должна быть, но ее нет. Кормовая база низкая. Раньше невода ходили, подрезалась трава, вычищались берега. И сколько скота было на берегах реки. Он протаптывал дороги, что-то съедал, нерестилища чистились, срубались кусты. При больших уровнях воды, которые бывают сейчас в летнее время, при высоких температурах начинается гниение травы, наблюдаются заморные явления. Раньше такого никогда не было. Значит, надо принимать меры. Думаю, нам пора возвращаться в те края. Слово за учеными.

— Но это тема будущего, Виктор Алексеевич. А сегодня мы в семь часов утра подъехали к вашему магазину, а там стоит уже огромная очередь. В девять часов один мужчина очень сожалел, что пришел поздно.

— Сейчас по 800 килограммов рыбы мы реализуем через магазин. Есть свой магазин, свое кафе. В Калинковичи поставляем, в Наровлю. Хотя прибыли от рыбы мы не получаем. Ноль на ноль. Чтобы прибыль была, у нас должна быть цена, как в среднем по рыбхозам. Белая рыба, плотва у нас — 3660, 4100 — густера, лещ — от 5100 до 5800, щука — 7600. Мы резко не можем поднять цену. Народ наш не такой богатый. И если мы резко поднимем цены, встанет вопрос с реализацией. А мы заинтересованы в ней. Потому что рыба полежит два часа — и все!

— Какие еще проблемы мешают?

— Сегодня в правилах, что обязан делать арендатор, есть 29 пунктов. А всех их 32. И семь контролирующих организаций. Но вся их деятельность, как ни странно, не направлена на повышение уловов. Мы, оказывается, должны заниматься рыбоохраной, убирать территорию, исполнять другие хозяйственные обязанности. А посмотрите, какая сейчас стала арендная плата? Раньше она была чисто символическая. Мы платили за год 38 тысяч рублей. Сейчас — пять миллионов! Да кто пойдет сегодня в арендаторы, кто добровольно натянет на свою шею этот тяжелый хомут? А вы учтите, если бы не было промысловиков, то и рыбы не было бы. Потому что они зарыбляют водоемы. Их действия устремлены в будущее. Вот вы спрашивали про косяк, который поможет накормить жителей нашей страны, рассказывали про вьетнамский Меконг. Раскрепостите людей. А Меконгов у нас много. Каждая река, каждое озеро.

Маршрут четвертый:

В будущее

Мнение ученого

— Уже в начале 90-х годов уловы в реках и озерах начали снижаться, и сейчас они не достигают одной тысячи тонн в год, — отмечает заместитель директора по научной работе Института рыбного хозяйства Национальной академии наук Беларуси кандидат биологических наук Владимир Костоусов. — Это говорит не о том, что рыбы стало меньше, а о том, что произошли изменения в структуре добывающих промыслов, в количестве орудий лова, в ценовой политике и, соответственно, в предпочтении вылавливаемой рыбы. Я с полной ответственностью заявляю: запасы рыбы во внутренних водоемах повсеместно возрастают. Не только в реках, но и в озерах и водохранилищах. Улучшилось качество вод, пошел судак, пошел сом, пошли некоторые другие ценные виды рыб, которые раньше вылавливались единично. Это стало возможным потому, что после 90-х годов пошел спад в интенсивности человеческой деятельности, началось ужесточение природоохранного законодательства, например, в части сброса загрязненных вод, браконьерства, незаконного рыболовства — и природа начала брать свое.

Но природе надо помочь. Чем? Массовым зарыблением рек и озер. Второй путь — биомелиоративные мероприятия. Надо восстанавливать нерестилища, убирать намывы разные, и рыба естественным образом восполнит свою численность. На ее выращивание, сами понимаете, корма не нужны. И если бы к той тысяче тонн пресноводной рыбы, что вылавливается сейчас на внутренних водоемах, добавить еще тысячу тонн, это сказалось бы и на насыщении рынка, и на цене.

Мнение специалиста

— Вот мы проехали, проанализировали работу трех коллективов, — говорит участник экспедиции начальник управления по использованию рыбных ресурсов в естественных водоемах Мелиоводхоза Тадеуш Прокопович. — Сразу скажу, что работают люди с душой. Но таких рыболовецких бригад единицы. Мало у нас и настоящих арендаторов-профессионалов.

Есть ли радикальные пути, чтобы исправить ситуацию? Большой резерв, я считаю, — коммунальные пруды. Надо сделать целевую программу по ним. Все, что есть, возобновить и использовать. Как китайцы с вьетнамцами используют каждую лужу. А у нас этих «луж» полно. В ряде хозяйств есть полусистемные рыбоводные пруды, в них можно выращивать от личинки до товарной рыбы. Некоторые действуют, но другие запущены и никакой отдачи не дают.

Есть еще путь: определить перспективные озера и заняться на них интенсивным разведением рыбы. Закрепить за ними, скажем, пять хозяйств на район. Каждое серьезное хозяйство может дать 30—40 тонн рыбы в год. А вместе они закроют потребность района в рыбе и даже могут поставлять ее на рыбокомплексы.

Но самая главная проблема у нас — это недостаток профессиональных рыболовецких бригад. Их в республике всего десяток. Надо, чтобы больше было таких серьезных коллективов, мобильных, быстрых на подъем. Вот, скажем, их вызывают обловить озеро. Приехали, взяли две-три тонны рыбы, поехали дальше. И не надо полоскать одно озеро каждый день. У рыбы тоже стрессовый фактор. Надо продумать этот вопрос. Польза от таких мобильных бригад была бы очень серьезная.

Есть резон и о Комитете по рыбному хозяйству подумать. Если браться за дело с большими намерениями, нужен единый руководящий орган.

Мнение журналиста

Впечатление от поездки не радужное. Да, есть рыболовецкие бригады, которые поставляют дары озер и рек населению. Но когда посмотришь внимательнее, посчитаешь — прослезиться можно. Вот бригада из Любани поймала за месяц четыре тонны рыбы. Прекрасно! Однако разделите эти четыре тонны на 24 тысячи населения в районе — по 200 граммов на человека не выходит! И, насколько я понял из разговора с руководством рыбхоза, количество бригад на Любанском водохранилище не увеличится, нет таких планов. Не предвидится их увеличение ни на Припяти, ни на озере Червоном. Парадокс, но на ряде крупных рек страны вообще нет рыболовецких коллективов. Редко бороздит невод и озера.

Невольно вспоминаются советские времена. Тогда в Беларуси были десятки рыбзаводов, при них рыболовецкие бригады. Они вылавливали до двух с половиной тысяч тонн озерно-речной рыбы. А что сейчас? Работает только один рыбзавод. В прошлом году силами арендаторов и всех рыболовецких бригад выловлено всего 928 тонн. В результате страна завозит ежегодно 180 тысяч тонн рыбы, на которую уходит большое количество валюты.

Обстоятельства вынуждают восстановить рыбную отрасль страны. Да, трудная, тяжелейшая задача. Но дальше так не должно продолжаться. С чего начинать? Виктор Козырь из Мозыря вспоминает, что как только были освобождены город и район от фашистов, местная власть сразу же открыла рыбзавод и создала рыболовецкие бригады. Надо было кормить людей. И коллектив справлялся с поставленной задачей.

Сегодня, конечно, у белоруса на обеденном столе еды хватает. И все-таки свежая рыбка из отечественного водоема будет на нем явно не лишней.

Евгений КАЗЮКИН, «БН»

  • В ТЕМУ

Рыба всякая нужна

МОРСКАЯ РЫБА содержит большое количество полинасыщенных жирных кислот, входящих в серию незаменимых жирных кислот (НЖК), необходимых для поддержания хорошего здоровья. НЖК называются «незаменимыми», поскольку наш организм не способен их самостоятельно синтезировать, а должен обязательно получать с пищей. Этими кислотами являются жирные кислоты Омега-3, которые есть в рыбьем жире. Чем жирнее морская рыба, тем выше уровень этих кислот.

РЕЧНАЯ РЫБА полезна иными качествами. В блюдах, приготовленных из окуня, щуки, леща, плотвы, налима, карася и других пресноводных рыб, много белков, крайне нужных для жизнедеятельности организма. Вот сравнительные цифры. В 100 граммах говядины содержится 19 проц. белка, 9,5 — жиров, 0,4 — углеводов, калорийность равна 166. А в 100 граммах речной рыбы в среднем содержится 15,9 проц. белка, 2,5 — жиров, 0,1 — углеводов, калорийность равна 91.

ЛЮБАЯ РЫБА БОГАТА МИНЕРАЛАМИ. В ней есть бор, литий, железо, медь, калий, кальций, кобальт, магний, марганец, бром, фосфор, т. е. практически вся таблица Менделеева.

По последним рекомендациям диетологов, человеку нужно есть рыбу по крайней мере 2 раза в неделю, причем одно рыбное блюдо должно быть приготовлено из речной рыбы, а другое — из морской.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?