В ответе за слово

Есть ли будущее у печатных СМИ

Конкуренция проникла во все сферы нашей жизни, в том числе и на медийное поле. С распространением интернет–ресурсов, появлением блогеров, социальных сетей традиционным СМИ становится все труднее удерживать свои рейтинги. Это требует от них постоянного совершенствования, поиска новых форм подачи материалов и творческих находок. Как в этих условиях эффективно решать главную информационную задачу по обеспечению социально–экономического развития регионов? Насколько велико сегодня влияние региональных СМИ на аудиторию и есть ли у них шанс отстоять и закрепить свои позиции в век стремительного развития цифровых технологий? Дискуссия на эту тему прошла в конференц–зале «СБ. Беларусь сегодня». Ее участники: заместитель начальника главного управления идеологической работы, культуры и по делам молодежи Гродненского облисполкома Сергей ШУМЕЙКО, главный редактор УКИП «Редакции газеты «Бабруйскае жыццё» Вадим ЩЕГЛОВ, научный сотрудник Центра социологических и политических исследований БГУ Александр ПОСТАЛОВСКИЙ и политический аналитик Вадим БОРОВИК.

 Сергей Шумейко
 Вадим Щеглов

 Александр Посталовский

 Вадим Боровик
«СБ»: Недавно в регионах прошла целая серия встреч представителей Министерства информации с главными редакторами региональных СМИ. Говорили о том, какой должна быть современная информационная политика, о будущем печатных изданий. Они сегодня вынуждены меняться и подстраиваться под требования жизни. Отсюда вопрос: насколько они могут вписаться в новые реалии, отстоять свою нишу и за счет чего это можно сделать?

Александр Посталовский: Наверное, есть смысл сначала пояснить, что собой сегодня представляет информационное поле страны. Здесь налицо проявление так называемой медиаконвергенции, то есть стирания границ между структурными сегментами медийного пространства. Сейчас информацию подает как профессиональный журналист, так и начинающий блогер либо простой пользователь социальных сетей. С точки зрения оперативности это, несомненно, плюс. Если же смотреть с позиции качества, объективности, достоверности материала, тут возникают вопросы.

Что же касается популярности СМИ, наши исследования показывают: даже несмотря на прогнозы о скором господстве интернета, телевидение остается самым популярным и востребованным сегментом. А вот радио, печатные издания постепенно теряют свою аудиторию. Я связываю это с ростом числа потребителей информации с клиповым сознанием. Все чаще восприятие какой–либо новости, информации происходит через незатейливый клип, короткий видеосюжет, фото, яркий заголовок. Например, в том же Твиттере существует ограничение в 140 символов, какая–нибудь картинка, видео и все.

Мы обратили внимание еще и на такую закономерность. В локальном пространстве, то есть в пределах одного района, региональные печатные издания имеют более высокий спрос, чем центральные СМИ. И хотя лидерами рынка по–прежнему остаются «СБ. Беларусь сегодня», «Аргументы и факты» и «Комсомольская правда», тиражи местной прессы довольно высоки, и они прочно удерживают свою нишу. А среди тематических предпочтений читателей выступают проблемы того региона, в котором они живут.

Вадим Щеглов: Клиповость мышления характерна больше для молодых людей, живущих в мегаполисах, крупных городах и привыкших черпать новости из соцсетей и ярких заголовков. Но в регионах совсем другой темп жизни, и у нас иная целевая аудитория. На региональном уровне доверия к традиционным СМИ больше, чем к интернету. Хотя тренд постепенно меняется. Мы не сокращаем газетный текст до минимализма. Это все еще большие, аналитические тексты, которые могут поднять проблему, предложить пути решения. На этом сегодня держится газета, особенно еженедельная. Самая популярная колонка у нас — «Особое мнение». Людям интересны частные взгляды на общие вопросы.

«СБ»: В то же время нередки упреки в адрес районных и областных газет в том, что они, мол, сильно зависимы от своих учредителей, что связывает им руки и ограничивает возможности по всестороннему и объективному освещению проблем социально–экономической жизни региона. Так ли это?

Сергей Шумейко: У нас нет тем, которые нужно было бы замалчивать. Наиболее проблемные вопросы, возникающие в том числе во время «прямых линий» и приемов граждан в нашей области, всегда стараемся осветить в СМИ. Приглашаем специалистов, чтобы дать своевременные комментарии по волнующим темам, и оперативно размещаем такую информацию в газетах. Уже несколько лет у нас успешно функционирует такая форма работы, как Инновационный медийный кластер. Идет взаимный обмен информацией между областной и 17 районными газетами. В газете «Гродзенская праўда» и некоторых районных СМИ есть квадрокоптеры для съемок с воздуха, а через несколько месяцев такие беспилотники появятся во всех районках. Все это позволяет более широко наполнить издания. Ведь далеко не все выписывают одновременно областную и районную газету.

В.Щ.: Все зависит от профессионализма самого редактора плюс его умения найти взаимопонимание с учредителем. Ведь хвалебные и выхолощенные материалы не нужны ни местной власти, ни редакции. Региональная пресса всегда на виду, это витрина. И ты всякий раз рискуешь встретить героев своих публикаций в кофейне, поликлинике или банке. Газета — это все–таки институт общественного мнения. И в ней должна звучать разная тональность дискурса. Но при этом нужен объективный подход, учитывающий разные точки зрения. Естественно, не выходя за рамки закона о СМИ и с учетом приоритетов государственной политики.

Вадим Боровик: Безусловно, всегда легче продать развлекательный контент. Но у СМИ, учредителем которого является исполком или министерство, есть общественная, политическая нагрузка. И вдумчиво, обоснованно, убедительно объяснять людям, почему складывается так, а не иначе, предложить оптимальные варианты решения проблемы намного сложнее, чем заниматься огульной критикой.

На самом деле все издания зависят от конкретных учредителей, социальных групп и интересов. Но в этом нет ничего предосудительного. У каждого учредителя своя позиция, и пусть будет конкуренция. Но выпускать в печатном виде надо только то, что покупается. Остальное должно уйти в цифру, в интернет.

И вот здесь в чем ошибка традиционных СМИ? Приведу пример. Однажды я выступал на одной из телепередач и сказал: мол, о каком росте экспорта могла идти речь, если наши чиновники не могли выезжать в страны ЕС. Один из оппозиционных сайтов тут же полностью исказил смысл сказанного мной, умышленно подменив всего одно слово, растиражировал это заявление и сейчас, набрав мою фамилию в Гугле, на первом месте вы увидите искаженный фрагмент этого выступления. А где сотни других моих интервью, комментариев, которые я давал, в том числе и республиканским СМИ. Почему их не видно даже на десятой странице поисковика? То есть редакциям надо активнее продвигать свой контент, свой продукт на целевой рынок. А у нас как? Облисполком поручил создать сайт — сделали. Но туда порой страшно заходить, настолько все убого и консервативно. Вот у «СБ. Беларусь сегодня» хороший сайт, достойный, но его тоже надо продвигать в сети интернет.

В.Щ.: Законодательство не позволяет госизданиям тратить деньги, будь то бюджетные или собственные, на эти цели.

В.Б.: Значит, надо думать, как изменить ситуацию.

«СБ»: О том, что белорусским СМИ надо повышать качество работы в интернет–пространстве, говорилось уже не раз. И все–таки как сделать переход в виртуальное пространство наименее болезненным, не утратив при этом идеологическую составляющую работы. Как не скатиться в «желтизну» и сохранить баланс между национальными интересами и предпочтениями читателей?

С.Ш.: Мы уже говорили, что печатные СМИ в регионах до сих пор пользуются большей популярностью, чем интернет. О главных событиях, новостях люди на селе, в малых городах узнают все–таки из газет и телевидения. Так вот, необходимо максимально полно использовать это преимущество через внедрение новых, современных подходов к работе. В Гродненской области мы сегодня движемся к созданию на базе всех районных газет медиацентров c радио, телевидением, использованием видеохостинга YouTube. Видеоконтент прочно прописался на сайтах газет и стал явлением каждого дня. Кроме того, речь идет о появлении аудионовостей в газетах. Телеканал «Гродно плюс» первым в стране начал вещать в HD–формате и так же, как и Лидское телерадиообъединение, вошел в пакет интерактивного телевидения ZALA в области. Недавно был зарегистрирован и интегрирован в газету островецкий канал «ТВой Островец». В этом году планируем завершить создание сети регионального телевидения области на базе действующих студий с вовлечением Волковысского, Гродненского, Мостовского, Островецкого, Ошмянского, Сморгонского и Щучинского районов. Мы, кстати, уже отошли от показа в СМИ мероприятий через чиновников и рассказываем о происходящем понятным, живым языком, максимально уходя от официоза.

В.Щ.: Кто–то из моих коллег сегодня обмолвился, что радио уходит в небытие. Неправда! Данные российских исследователей говорят: радио снова возвращается на тот пик популярности, который был в конце 1990–х. Мы также открыли свое радио «Зефир–FМ», (зефир–эфир, хорошее вкусное название, ассоциирующееся с Бобруйском), и с первого месяца оно работает рентабельно. К нам приходит огромное количество звонков, писем. Отсюда и интерес рекламодателей. В ноябре открываем телеканал. И все это силами одной редакции. Понятно, что этот путь невозможно предложить всем. Но городам с численностью населения сто тысяч плюс почему бы нет. Современные медиа должны быть полноформатными, разножанровыми. И районку в ее классическом понимании обязательно надо сохранить. Но туда должна идти свежая волна — разговор про штат. Современный медиаменеджер должен четко понимать: поколение молодых журналистов вполне может дать фору акулам пера. И такие кейсы в моей практике есть. Здесь важно отойти от стереотипов в кадровой политике.

«СБ»: От чего же все–таки зависит доверие потребителя к СМИ, к блогеру, интернет–ресурсу?

В.Б.: Важно, чтобы не было спекуляций. К любой теме надо подходить так, чтобы не навредить. Задача не в том, чтобы прокричать о той или иной проблеме, а в том, чтобы в ней разобраться, предложить решение.

В.Щ.: На чем попадаются некоторые СМИ? На фейковых новостях. В Германии и некоторых других странах сейчас пытаются ввести за это ответственность. Нам тоже надо думать в этом направлении. Один из популярных ресурсов писал — в Минске с ребенка кто–то сорвал георгиевскую ленточку. Или тот случай, когда милиционеры в метро набросились на подростка. Кто–то ведь это все снимал на видео, выложил в сеть, тут же посыпалась куча гневных оскорбительных комментариев в адрес сотрудников правоохранительных органов. Таких историй очень много. И они преследуют вполне конкретные цели: дискредитировать органы власти. Так вот, настоящие СМИ не должны гнаться за сенсацией. Важно перепроверять факты, подходить к их освещению объективно, использовать достоверные источники информации.

А.П.: Невозможно конкурировать с блогерами, соцсетями в вопросе быстроты распространения информации, формирования тех же фейков. Но у традиционных СМИ, и у них это никогда и никто не отберет, всегда есть возможность экспертного аналитического объяснения происходящих процессов. Вспомним, например, несанкционированные акции протеста против Декрета № 3 о предупреждении социального иждивенчества. Изучив этот феномен, приходишь к выводу, что, оказывается, людям просто никто четко и доступно не объяснил смысл и идею этого декрета. А раз нет внятных официальных объяснений, эту функцию в пространстве социальных медиа берет на себя какой–нибудь сетевой эксперт, что выливается в неприятные последствия.

В.Б.: За дискредитирующие материалы, подрывающие доверие к органам власти, наносящие ущерб национальной безопасности, должна быть жесткая ответственность. К сожалению, в тех же соцсетях сегодня используется масса методик манипуляции сознанием. А что могут противопоставить этому наши региональные и республиканские СМИ? Здесь очень ценным может оказаться взаимный обмен опытом, обучающие семинары с участием политтехнологов, психологов.

В.Щ.: Я все–таки не соглашусь. Из журналистов, наверное, не стоит делать стратегов или политтехнологов. Мы не должны выпадать из профессии.

В.Б.: Когда я говорю о технологиях, я имею в виду эффективность. Вы можете объективно осветить некоторые новости, а завтра тысячи людей выйдут на улицы. Поэтому всегда нужно учитывать возможные последствия своей профессиональной деятельности.

В.Щ.: А это уже вопрос социальной ответственности журналиста и редактора, которые должны действовать по принципу «не навреди». Мы все–таки социально значимый институт, и этим ресурсом нужно очень аккуратно пользоваться.

«СБ»: Ну что ж, у нас состоялся живой откровенный разговор, обсуждение вопросов, которые ставит сама жизнь. Думаю, эта дискуссия окажется полезной не только для наших коллег, но и читателей. Всем еще раз большое спасибо!

konon@sb.by
Автор фото: Александр СТАДУБ
Версия для печати
Пользователь, 50, РБ
Будущее печатных СМИ скорее всего в электронном виде. Человеку интересно не только слышать и видеть подаваемую информацию, но и самому участвовать в диалоге. Пример "Твоё сегодня" где журналист освещая события, одновременно привлекает к обмену мнений зрителя. С расширением компьютеризации общества такие диалоги станут очень востребованны. Пример противоположного, страничка "Мнения" в этом же издательстве. Мнение это хорошо, плохо только что в основном это одностороннее направление, высказал мнение и пошёл искать новое мнение, потому что мнение читателя в разделе комментариев не берётся на учёт, да и никто не заставляет на него отвечать. "Будьте попроще и к Вам потянуться люди", а заболевшие "Звёздной болезнью" скоро станут невостребованнными специалистами печатных СМИ. С уважением. Ваш постоянный читатель (по-читатель).
читатель
Было ли будущее у берестяных грамот, глиняных табличек с клинописью и рукописных фолиантов после того, как Гутенберг явил миру печатный станок? Вопрос риторический. Интернет уже убил печатные СМИ и радио, а телевидение держится только за счет аудитории тех, кому за 50. Вы посмотрите какая низкопробная безвкусица идет по всем каналам. Тиражи районок держаться только из-за того, что высокоскоростной интернет не доступен на селе. С появлением новых технологий - 4G и 5G ситуация изменится, это дело нескольких лет. И дело тут не в "клиповом мышлении молодежи" или "заскорузлости стариков". Просто интернет удобнее и он предоставляет пользователю значительно больше  возможностей, чем радио, бумага и ТВ вместе взятые. Не забывайте, товарищи, простой вещи - научно-технический прогресс остановить не возможно, от него можно только отстать.
Иван г.Кричев
Ну не будет же бабка в 80 лет в деревне что-то в интернете искать, как раз газета и нужна для таких людей.
Поэтому пока что газеты никуда не денутся из нашей жизни.
Пользователь, 50, РБ
Будущее печатных СМИ скорее всего в электронном виде. Человеку интересно не только слышать и видеть подаваемую информацию, но и самому участвовать в диалоге. Пример "Твоё сегодня" где журналист освещая события, одновременно привлекает к обмену мнений зрителя. С расширением компьютеризации общества такие диалоги станут очень востребованны. Пример противоположного, страничка "Мнения" в этом же издательстве. Мнение это хорошо, плохо только что в основном это одностороннее направление, высказал мнение и пошёл искать новое мнение, потому что мнение читателя в разделе комментариев не берётся на учёт, да и никто не заставляет на него отвечать. "Будьте попроще и к Вам потянуться люди", а заболевшие "Звёздной болезнью" скоро станут невостребованнными специалистами печатных СМИ. С уважением. Ваш постоянный читатель (по-читатель).
дядя Федор
Иван г.Кричев, Если аудиторию печатных СМИ сводить к 80-летним бабкам, то ситуация еще хуже, чем думают газетчики. 80-летняя бабка не является активным потребителем и рекламодатель никогда не будет ориентироваться на эту аудиторию. Соответственно финансирование печатной прессы повисает на бюджет, т.е. налогоплательщика. А кто у нас налогоплательщик? Правильно. Тот, кто живет в городе, газет не читает, телевизор уходящая натура, радио если только в машине, а так интернет - основной источник информации и окно в мир. НО! Государству интересна 80-летняя бабушка. Главным образом как избиратель. Но для этого хватит одной газеты, например СБ, с региональными вкладышами. Все! Что происходит со СМИ лучше всего иллюстрируют рекламные бюджеты. Падает всё, и ТВ тоже. Растет только интернет. И так во всем мире.
АЮВ
Моё мнение: Нет будущего у печатных СМИ. Даже допустить, что они правдивые, обстоятельные, разъяснительные и объединительные. Они вчерашние. Поясню. Сегодняшние новости, дискуссии, полемику, политику, происшествия и т.д. я узнаю только завтра, к вечеру. Когда достану газету из почтового ящика. Или куплю в киоске. И то, если редакция сочтет нужным это напечатать. Все уже обсуждают. Высказываются. Смеются или плачут. А я, как дурак, глазами хлопаю. Вы это о чем? В ответ: А ты что, не знаешь? Нет, говорю, не знаю. Газета только завтра придет.  
АЮВ
Далее. В электронных СМИ я, что мне не интересно пропускаю, как говорят водители "между колес." В печатных СМИ, я про ураган в Майями, тоже читать не буду. Ну, не интересны мне чужие дела. Слет байкеров в Минске, тоже. Кому-то не интересен футбол с хоккеем. 80-летней бабуле, так точно. К бабуле не ходи. "Матильда"? Да и черт с ней. А газета куплена. Бумага на мне, ей, им, ему не интересное уже использована. Труд наборщика, на мне ненужное, оплачен. Плати, Вася, за всё. Нет, ребята, не хочу. Я доходчиво всё объяснил?  
АЮВ
А напоследок я скажу... Может кого-то обидел, назвав бумажные СМИ вчерашними. Тады, прашу пардону. Я не про отсталость, косность или ещё чего. "Вчерашние" это в прямом смысле. Вот открываю, в интернете, "СБ" и первым делом смотрю, и гоню в низ, самую правую колонку. Свежак, так сказать. А уже потом "читают/обсуждают". А уже потом "новый номер." Суббота-воскресенье-понедельник я, ваще, получу только во вторник. Это уже прокисло. Ребята! Вы не дворяне.  
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости