В Ориссе, среди аборигенов...

– ВОТ и деревня, где живут аборигены, — сказал наш гид Бибек Панда. — Она очень самобытная, для европейцев — интересная! Выходите из машины, знакомьтесь с местными жителями. Посмотрите, как они живут, чем занимаются. Сами убедитесь, насколько эти люди просты, доверчивы и добродушны.

В индийском штате белорусский журналист увидел необычное сочетание традиционного уклада жизни с современным.

– ВОТ и деревня, где живут аборигены, — сказал наш гид Бибек Панда. — Она очень самобытная, для европейцев — интересная! Выходите из машины, знакомьтесь с местными жителями. Посмотрите, как они живут, чем занимаются. Сами убедитесь, насколько эти люди просты, доверчивы и добродушны.

Это было в штате Орисса, где современное и модное удачно, разумно уживается с древним и традиционным. Жители штата также неоднородны, как и сама эта земля. Что мы, кстати, и увидели в деревушке аборигенов.

…Выходим из машины и что видим? Неказистые хижины — небольшой полузаросший водоем, вокруг которого в густых зарослях прячутся какие-то строения. Подхожу к нему, надеясь у воды найти хоть какое-нибудь спасение от густой липкой духоты. Увы! «Не забывай, — говорю сам себе, — что ты в Индии». А на том берегу женщина стирает белье. Увидела нас, разогнула спину, приветливо машет рукой. Мы отвечаем тем же.

Где фото, там и рупии

Гид ведет нас к ближайшей хижине. Входим во двор, смотрим вокруг. Двор темный и унылый. Стоят неказистые домики, темно-коричневого цвета, немного прочнее, нежели хижины. Нечто вроде сарая из бамбуковых палок. В углу сушится выстиранное белье. Вокруг нас сразу же собирается несколько женщин. Мужчин почему-то не видно. Дамы приветливо улыбаются, сразу чувствуется, что они очень хотят, чтобы нам здесь понравилось. Наверное, не так уж часто заезжают иностранцы в их скромненькую деревушку. Да и выгода от таких приездов пусть и небольшая, но есть. Во-первых — это фотосъемки: здесь полагается платить лицу, позирующему тебе, — мы об этом знаем. Когда зашли внутрь жилища, то приятно удивились: пол аккуратно подметен, везде чистота и порядок. Объясняем хозяевам, что хотим их запечатлеть на память. Они улыбаются, показывают знаками, что, дескать, давайте! И тут мне в голову приходит мысль: пожалуй, неспроста в этом жилище все так заботливо прибрано. Хозяева знают, как привлечь иностранцев! И их расчет точный. Любой гость пожелает сделать на память несколько кадров в таком уютном месте да с такими исключительно вежливыми, внимательными хозяевами. А где фото — там и рупии…

Мы честно расплачиваемся с хозяевами за столь необычную услугу с их стороны: достаем индийские деньги, смотрим, кому отдать. Рупии берет солидная и, я бы даже сказал, представительная женщина, кланяется нам. По всему видно, что довольна выручкой. Мы же продолжаем осмотр подворья.

Под одной крышей целый «улей»

Чувствуется, что здесь главные — женщины, они заправляют всем. Двое мужчин, подошедших к нам, стоят в сторонке, тихо и незаметно. А тут уж собралось немало людей. Удивляться не стоит: как известно, индийские семьи довольно многочисленные. Во дворе — несколько домиков. Часто тут проживают родители, а вместе с ними их женатые сыновья с женами и детьми. Да и те дети, что не успели еще обзавестись семьями. Так что под одной крышей, образно говоря, может быть 30—40 человек, а иногда и 60!

Весь свой заработок сыновья, в том числе и женатые, отдают родителям. Финансовую политику определяет старшая хозяйка дома. Она решает, как и на что тратить рупии. В ее руках весь семейный бюджет! Не всегда свекровь считает нужным, чтобы невестка участвовала в обсуждении расходов. Не всегда невестка участвует и в воспитании детей. Ее роль сравнима с долей прислуги, которой ничего не надо платить. И участь ее совсем незавидна: бесконечные однообразные дни, наполненные скукой, у очага, за стиркой белья, мытьем посуды и за другими хозяйственными делами.

Обидели старика?

Мы уже готовы распрощаться с добрыми, милыми аборигенами, но вдруг заметили у стены одного дома старика — тот смотрел на нас не очень приветливо. В чем же провинились? Под навесом этого дома — широкая полка, на которой горшочки, кувшины и другие гончарные поделки. Как только мы зашли во дворик, старик первым встретил нас, подвел к своей «лавке», настойчиво предлагая свои изделия. Он брал их в руки, крутил во все стороны, показывая, насколько они удобны и прочны.

Признаться, мы не проявили особого интереса к его товару — в первую очередь хотели пообщаться с людьми, познакомиться с их жизнью и бытом. И вот так, не подозревая, обидели старика своим невниманием.

Стало жалко его: худой, в одних коротких истертых штанах, босой. Держит в руках два горшочка, в надежде — может, не пройдут мимо иностранцы, оставят ему хоть несколько рупий. Ясно, что этот промысел дает старику средства к существованию. Да и где он может еще заработать в такой глуши?!

Рассудив, что гончарные поделки — тоже сувенир, мы приобрели у старика две вещицы. Я — небольшой горшочек, а минчанка Марина Загорская — нечто похожее на копилку. Сделали это в знак вежливости и внимания к старику. Он бережно принял от нас рупии и сразу повеселел!

Патачитры и многое другое

— Свои изделия жители этой деревни во время фестивалей выставляют на продажу, — поясняет гид Бибек Панда. — Из других деревень — также. Ведь основной источник жизни людей здесь — именно народные ремесла. Их в Ориссе много.

Но не одними гончарными изделиями славится это поселение. В деревушке художников Рагхураджпур, в окрестностях города Пури, до наших дней сохранилась школа патачитры — традиционной живописи штата. Этим тонким искусством занимаются более 200 семей — копируют рисунки из семейных альбомов, которые передаются из поколения в поколение.

А куттакская серебряная милигрань! Или резьба по рогу из Кутака и Парлакхемунди?..

Здешние мастера талантливы, знают свое дело превосходно. Изделия из меди и бронзы, особенно вазы и подсвечники, так же прекрасны, как и надежны. Чаши и блюда из черного камня, которые делаются в Нилачири и Кхичинга, статуи из разноцветного камня поражают высочайшим мастерством ремесленников. Домотканая одежда из шелка и хлопка, в особенности сари, — просто чудо!

Во время наших поездок по этому штату гид Бибек Панда не переставал рассказывать о грандиозных танцевальных фестивалях, которые здесь особенно красочны и зрелищны. Музыка и танцы Ориссы складывались веками и завораживали не одно поколение. Такие своеобразные танцевальные стили, как одисси и чхау, известны во всем мире, их талантливые исполнители получили международное признание. Музыка одиссы, чарующая, яркая, включает в себя различные направления и трогает пленительными мотивами. Ее обогатили и некоторые народные традиции. Самые лучшие образцы индийского классического танца оживают на фоне храма Солнца в Конараке во время ежегодного танцевального фестиваля, который проходит здесь с 1 по 5 декабря.

Самородки в глуши

Отдаленные уголки глухих лесов и горных районов Ориссы населяют древние племена. Здесь насчитывается 62 обособленные племенные группы, что представляет собой самое крупное сообщество племенных жителей в одном индийском штате. Наиболее значительные — саора (живут в горных районах), сахара и сабар (на равнинах). Самобытность культуры племен воплощена в их социальной организации, языке, ритуалах и праздниках. А также в их одежде, украшениях, искусствах и ремеслах. Правительство штата оберегает традиционный уклад жизни племен.

Во внутренних районах штата, среди пышных лесов, на склонах гор, покрытых густой растительностью, в первозданном виде сохранилась и древнейшая цивилизация Индии. Бесценные самородки, да и только! Кстати, доступ в некоторые племенные районы ограничен. А нам посчастливилось там побывать. Аборигены провожали нас так тепло, что даже показалось — с сожалением…

Михаил ШИМАНСКИЙ

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?