Минск
+3 oC
USD: 2.21
EUR: 2.39

Отдел добрых дел. Мастер-классы для талантливой девочки организовали в Большом театре и НАН Беларуси

В ноту со временем

Способностей много, но как им не пропасть? Родители ломают голову, куда пристроить чадо. Наверное, задавался этим вопросом и водитель Минской областной госинспекции по семеноводству, карантину и защите растений Сергей Бородич из Мяделя. Дочь Настю с девяти лет он растит один, после того как ее мама умерла. Сейчас восьмиклассница учится почти на одни десятки, играет в кукольном театре, волонтерит в библиотеке и… мечтает стать фармацевтом. «СГ» взялась исполнить сразу несколько ее желаний, устроив день перевоплощений. Причем на таких площадках, на которые девочка и не мечтала попасть. Большой театр оперы и балета, музей истории Национальной академии наук и Институт физиологии НАН Беларуси. 


НАСТЯ далека по напору от минских сверстниц, да и в целом она сельский ребенок: примерно половину времени проводит в деревне Лейцы. Помогает по хозяйству 85-летнему дедушке Тадеушу, умеет готовить, убирать, управляться с птицей. А еще пишет стихи и прозу. Может, станет собратом по перу? После встречи на вокзале вместе с учительницей Викторией Секлюцкой мы отправились подкрепить силы горячим шоколадом в знаменитое минское кафе «Лакомка». Ведь день должен запомниться не только знакомствами с кухней артистов и ученых, но и яркими вкусами. А по пути — крат­кое введение в практическую работу журналиста. Где искать новые темы, как правильно контактировать с информаторами — вникать пришлось сразу. Ведь в театр Настя шла не просто зрителем — участницей репортажа. 

Большой театр оперы и балета в этом году ожидают премьерные работы талантливых и молодых режиссеров. Впервые попробует себя в такой роли прима Оксана Волкова. Заслуженная артистка республики поставит мистическую драму «Фатум» по дебютной опере Джакомо Пуччини «Вилли». Кроме того, зрителей ждут премьеры «Пер Гюнт» и «Фауст». Но нашу группу особенно заинтересовал спектакль «Кошкин дом», сочетающий элементы оперы и балета. Впервые в Большом театре Беларуси ждут зрителей начиная с двух лет! И это произойдет уже весной.


С Настей и ведущим редактором службы маркетинговых коммуникаций театра Ольгой Савицкой сначала едем в производственные мастерские. В театре 11 этажей и 6 подземных, без гида легко потеряться. Юная мастерица смело садится за швейную машинку и пробует украсить балетную пачку. Лишние руки здесь не помешают: к примеру, для «Фауста» нужно подготовить 500 костюмов! Начальник мастерских Тамара Макаревич показывает эскизы для «Кошкиного дома». Артисты наденут костюмы из неопрена с нейлоном и поролоном, придающим объем. Режиссер Дарья Потатурко и художник Екатерина Шиманович в оформлении решили использовать игровой конструктор как идею для декорации. Видеопроекция, смесь актерской игры и эстетики плоскостных шарнирных кукол — зрители явно удивятся. Признаюсь, мне не приходилось видеть на подмостках Большого театра подобных экспериментов для детей. Настя, похоже, также поражена, но все же больше — царящей вокруг сказочной атмосферой. «Пачка для Феи цветов, обновленный «Щелкунчик» в декабре, королевская опера Лондона» — вы поймете, о чем я, даже по обрывкам разговоров.


А вот художественная мастерская, где готовят заднюю кулису для премьерного балета «Пер Гюнт». Размеры холста — 4,5 на 14 метров! Сверху над ним специальная галерея, чтобы увидеть огромное полотно в целом. Художник-декоратор Ирина Юрлевич вручила Анастасии малярный валик — и вперед, наносить грунтовку. Позже на краску выложат из марли специальные аппликации, рисунок, добавят свет. И произойдет чудо: издалека зрители увидят на сцене горы. Для спектакля понадобится 10 таких кулис — задних фонов.

Потрогать и даже подержать в руках реквизит — сегодня для Насти все возможно! Она впечатлена полутораметровым самоваром. Бутафоры специально увеличивают размеры многих вещей, ведь с последних рядов они выглядят обыкновенными. То же и с мечами. Внушительные пики оказываются легкими, как трости. Отдельная магия происходит на сцене. 21 площадка поднимается и опускается, создавая любой рельеф. А если поставить специальную «беговую дорожку», возникает эффект бесконечной ходьбы. Машина на таком приспособ­лении, наоборот, как будто едет. 


Самый волнующий момент наступил — пора и самой перевоплотиться в артистку оперы или балета. Крестной феей выступает костюмер Лариса Родионова, в прошлом балерина. Примеряем на нашего немного неуклюжего подростка костюмы из спектаклей «Риголетто» и «Летучая мышь». Нужно расправить ссутуленные плечи, поднять подбородок — и вот Анастасия преображается на глазах. Узнать ее в шикарном наряде в интерьерах театра, пожалуй, сейчас не смог бы и родной отец! У нашей Золушки ни капли усталости, а фотокорреспондент так увлекся, что мы с трудом распрощались с гостеприимными сотрудниками театра. Героиня «Отдела добрых дел» была в полном восторге.

Музей НАН Беларуси — единственный на постсоветском пространстве именно в таком учреждении. Заместитель директора музея Владимир Шипило, узнав об интересе Насти к медицине, берет с полки тяжелый фолиант. Листаем вместе пособие по хирургии 1876 года выпуска, а заодно узнаем об ученых-медиках. Я, как журналист «СГ», сразу отвлекаюсь на зерна двухтысячелетней «спелости»… Между тем мы выя­сним, что в современной Академии наук трудятся 15 тысяч ученых в 7 отделениях. И хотя среди знаменитых изобретателей в нашей истории больше мужчин, сейчас на арену все чаще выходят женщины. Пример тому видим в лабораториях Института физиологии НАН. Научный сотрудник многопрофильной диагностической лаборатории Ольга Полулях надевает на Настю медицинский халат и шапочку. Теперь она готова попробовать закапать реагент в эппендорф — специальную маленькую емкость. 

— Здесь не так просто ориентироваться, много незнакомых слов, — делилась позже впечатлениями девочка. 

Суть же в том, что с помощью современных приборов ученые проводят множество анализов крови и других жидкостей. Определение генетических мутаций, иммунного профиля, содержания в крови гормонов, онкомаркеров — все это позволяет врачу получить более полную картину состояния пациента. Конечно, ребенку есть чему удивиться — попробуйте только выговорить, например, «проточный цитофлуориметр»… Правильно записала со второй попытки.

Зато кандидат биологических наук, старший научный сотрудник лаборатории физиологии Юлия Токальчик здесь как рыба в воде, хоть и немного пугает нас профессиональными терминами вроде «стереотаксиса». Это устройство, на котором делают операции лабораторным животным. Для своей кандидатской диссертации Юлия Павловна вместе с сотрудниками лаборатории нейрофизио­логии разрабатывала способ доставки стволовых клеток к поврежденным участкам головного мозга. Это нужно, чтобы помочь восстановить нарушенные в результате травмы функции. Основа для разработки — способность стволовых клеток перемещаться в поврежденную зону и помогать хорошо работать выжившим клеткам. На основе этих исследований уже есть медицинские протоколы для неврологов и нейрохирургов. Их используют при лечении пациентов с инсультами и травмами головы.


— Вам 30, вашему исследованию всего семь лет, а оно уже внедрено, — поражена на этот раз Виктория Секлюцкая. 

Каюсь, мы не измерили артериальное давление лабораторной мышке — а делают это с помощью специальной манжеты на хвост. Впечатлений для гостьи и так было очень много. За день мы прошли 12 километров, закончили экскурсию по Минску бодряще-острыми хинкали. Настя оживилась от обилия впечатлений… Возможно, уроки одного дня в чем-то определят ее судьбу. В преддверии столетия нашей газеты интересно будет запустить в «эфир» такую ноту и узнать спустя время, как она откликнется.

yasko@sb.by
P.S. У вас есть заветная мечта и вы чувствуете, что достойны стать героем нашей рубрики? Пишите на адрес yasko@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Виталий ПИВОВАРЧИК
Загрузка...