Минск
+16 oC
USD: 2.05
EUR: 2.26

В Национальном историческом музее проходит выставка работ белорусского скульптора Андрея Сагалова STEEL, WOOD & BONE

Входишь в зал и попадаешь в атмосферу готики и фэнтези, от которой у мальчишек и взрослых дядь разгораются глаза. По стенам вырезанные из дерева лики святых и героев, начиная от апостола Петра и заканчивая «красным бароном» Манфредом фон Рихтгофеном. И тут же сцены страстей Господних, ничуть не хуже, чем у Вита Ствоша. А центре зала — изумительно правдоподобный корабль викингов драккар, на который сверху взирает вырубленный из ольхи Ричард Львиное Сердце. 



В витринах свой особый маленький мир, еще более загадочный, потому что нет ярлычков. Фантазируй сколько хочешь, кто перед тобой — индейский вождь или китайский мыслитель. А сколько костяных крыс, янтарных скорпионов, ножей, топоров и рубанков с рукоятями в виде человеческих лиц и тел! И каждое — особенное, интригующее, таинственное, предельно заряженное эмоцией. Тот случай, когда ремесло настолько плавно переходит в искусство, что грань между ними почти незаметна.  



— Когда я был школьником, я подавал известные надежды в околохудожественных сферах, — рассказывает автор всей этой красоты, скульптор Андрей Сагалов. — Тем не менее, я закончил строительный факультет и стал инженером. Семь лет проработал в различных проектных институтах города Минска. Но в какой-то момент мои, казалось бы, безоглядно пропавшие детские наклонности и мечты — рисование, лепка и прочее — вернулись в жизнь, и я стал тем, кем являюсь сейчас.



Во многом это было продиктовано экономической ситуацией. Наверное, вы помните это время —1991-1992-й год. Тогда это казалось прекрасным выходом из положения. Казалось, что за год все исправится, и все будет как прежде. Но, во-первых, занятие это оказалось захватывающим и увлекательным. И вообще, началась какая-то другая жизнь. И получилось так, как получилось.



— А потом в прежнюю жизнь уже не захотелось возвращаться?

— Во-первых, не было никакого желания. Во-вторых, к тому времени, когда экономика в стране стабилизировалась, стало понятно, что инженерное дело ушло далеко вперед, и вернуться в прежнюю профессию объективно было сложно. Пришли другие времена.



 Вы работаете на заказ, или это свободное творчество?

— Как правило, я не работаю на заказ. То, что я делаю, — это чистейшей воды собственные мысли и желания, которые потом иногда находят своего покупателя, а иногда нет. Для меня важен, прежде всего, собственный интерес к работе. Если мне неинтересно, я даже не пытаюсь этим заниматься. Я знаю, что хорошего результата все равно не будет, а будет ремесло, не более того.



— Сколько времени уходит на изготовление вещи? 

 Это растяжимое понятие. Какая-то идея может быть претворена в жизнь за несколько дней. Другая работа может растянуться на несколько месяцев. Это не значит, что я несколько месяцев занимаюсь только одним каким-то сюжетом. Вещь стоит в мастерской перед глазами, и работа над ней постепенно идет. Любая вещь закончена ровно в тот момент, когда ты вдруг понимаешь, что ты хотел этим сказать. Некоторые вещи запускаются в работу, начинают искать сами себя с непонятным для меня результатом. В один прекрасный момент ты все понимаешь, и тогда работа заканчивается. 




Необыкновенные миры Андрея Сагалова будут демонстрироваться в Национальном историческом музее до 14 мая.



Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
5
Загрузка...