Минск
+1 oC
USD: 2.2
EUR: 2.38

В Национальном историческом музее открылась выставка художника-постановщика Большого театра Екатерины Булгаковой

На выставке под названием «…От идеи до театральной сцены» представлено несколько десятков работ — театральные костюмы, эскизы и живописные полотна в особом жанре аллегорической фантазии.


Честно говоря, я рассчитывала, что в экспозиции будут и театральные игрушки — сказочные принцессы, мохнатые звери из «Сотворения мира», кувшины, ларцы, клетки с попугаями, которые демонстрировались в фойе Большого театра на персональной выставке Екатерины Булгаковой «Карнавал масок» в дни X Минского международного рождественского оперного форума. Публика от мала до велика выстраивалась в очередь, чтобы сфотографироваться на фоне ее творений, а потом уже начинала рассматривать ее живописные работы и изысканные эскизы костюмов.



Но, может быть, и к лучшему — будет повод устроить еще одну выставку. Зато в Национальном историческом музее щедро представлены созданные Екатериной театральные костюмы, в первую очередь к балету «Анастасия» на музыку Вячеслава Кузнецова. Здесь и княжеские одеяния, и крестьянские рубахи, и одежды воинов, и платье самой Анастасии Слуцкой. Жаль, что не была отражена драматургическая линия этих платьев, тонко подмеченная азербайджанским театральным критиком, доктором искусствоведения Улькяр Алиевой:

— Даже сценическое облачение героини претерпевает преображение: нежный белый подснежник в прологе превращается в стальной, когда она в одеянии цвета холодного клинка в одиночестве восседает на троне (очередная великолепная работа художника по костюмам Екатерины Булгаковой).



Нынче очень модно переодевать оперных и даже балетных героев в современную одежду. Виолетта в джинсах и Ленский в шапке-ушанке — кому-то это кажется верхом искусства. В действительности одежда на оперной сцене должна претерпевать такое же волшебное преображение, как человеческая речь, разговор, который в опере превращается в пение. Для того чтобы оперные или балетные герои предстали перед нами в одежде XV века, художник по костюмам должен проделать огромную работу. Он должен в точности понять, как выглядел, к примеру, кунтушный костюм, и воссоздать его в современных материалах. Причем так, чтобы артисту балета было легко и удобно танцевать, артисту оперы — петь, и чтобы их хорошо было видно с последнего ряда галерки.


Екатерина все это делает, все знает и умеет.

— Нет-нет, я изучала костюмы XV-XVI столетия, — говорит она о своих костюмах к «Анастасии». — Это, конечно, стилизация, потому что мы же не можем надеть исторический костюм на артистов балета. Но век угадывается. Мы не скажем, что это XVIII или XIX век. Это совсем другая эпоха.

На вопрос, будут ли васильки, отвечает четко и ясно:

— Нет, васильков не будет! Будут венки. Будут очень лирические белые прозрачные платья. Будут воины. Будет очень красивая сцена прощания девушек со своими возлюбленными, когда они пойдут на войну. Васильки — это народные танцы, «Хорошки». В балете это было бы не очень уместно.


Стилистику народного белорусского костюма Екатерина знает не понаслышке.

— У Кати замечательная мама, — рассказывает художественный руководитель Большого театра, народный артист СССР Валентин Елизарьев. — Один из лучших художников в жанре белорусского народного костюма. Я помню потрясающие программы наших академических коллективов — Государственного академического ансамбля танца Беларуси, Национального академического народного хора имени Геннадия Цитовича, — одетых в ее костюмы. Такая преемственность дорогого стоит.


Екатерина Булгакова работает в Большом театре Беларуси уже почти 18 лет. Валентин Николаевич Елизарьев лично принимал ее на работу:

— Я знаю Катю очень давно. Она замечательный художник. Она может сделать весь спектакль с начала до конца.


И к этому еще богатейшая фантазия, умеряемая безупречным чувством стиля. Посмотрите ее костюмы к «Набукко» — они абсолютно точно попадают в музыку Верди и в наши представления о библейской эпохе, почерпнутые из живописи прошлых столетий. Недаром во время открытия выставки на большом экране, на приглушенном звуке демонстрировались кадры из «Набукко».

— Я сам голосовал за Екатерину, когда мы принимали ее в наш творческий союз, — рассказывает недавно избранный председатель Белорусского союза художников Глеб Отчик. — Она очень активная и яркая личность. Вы спросите, какое оно, современное искусство? Оно выразительное, современное, яркое, и именно такой она человек. Сегодня я впервые вижу ее живопись, раньше видел лишь костюмы. И меня эта живопись очень увлекла, потому что художник пытается уловить самое ценное — образ, эмоцию, философию, чувство.


В самом деле, в живописных работах Екатерины нет портретного сходства. Это скорее мечты, причем даже не о театре, а о том прекрасном мире, в который погружает нас театр, когда мы приходим на «Лебединое озеро» или на «Турандот». Она рисует этот мир и уводит зрителя в те высокие сферы, где царит красота и где даже страдание имеет свой высокий смысл.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Юлия АНДРЕЕВА
Загрузка...