В Матевичах друг для друга все родные

Как возродилась и чем живет деревня Матевичи

История одной из деревень Березинского района, сожженной в годы Великой Отечественной немецкими оккупантами, которая смогла вернуться к жизни
От Матевичей до Кличева несколько ближе, чем до столицы Березинского района, к которому относится деревня. Чаще всего сельчане за крупными покупками ездят сюда — в соседнюю область. Деревня на берегу речушки Ольса. Тихая и спокойная. Длина асфальтированной улицы не менее трех километров, можно устраивать велогонки. Этим, собственно говоря, и занимались три девчушки — минчанки Алина, Дарья и Александра на летние каникулы приехали к своим прабабушкам. На мой вопрос, чем занимаются в деревне и не скучно ли, наперебой стали делиться эмоциями. У них свои видения насчет преимуществ сельской жизни.

— Нравится, целый день играем с подружками на воздухе. В Минске все куда-то торопятся, кругом большие дома, машины. Чтобы выйти из дома, нужно пользоваться тесными лифтами. А здесь свобода! Все друг друга знают, здороваются.


Вроде сравнивать Матевичи, где проживает около сотни сельчан, с без малого двухмиллионным городом смешно. Хотя отчего же, и у села, и у мегаполиса свои плюсы и минусы.

Пока девочки рассказывали, как им хорошо живется летом в деревне, к главному пункту сбора – скамейке, над которой красовалась табличка «место для курения», вышли представители старшего поколения. Правда, увидев чужака с фотоаппаратом и диктофоном, пошли было на попятную, сославшись на плохую память и возраст. На помощь пришла председатель Капланецкого сельисполкома Любовь Заборонок: «Што вы хаваецеся? Раз у жыцці пашанцавала, карэспандэнт з Мінска завітаў. Хіба вас хто пакрыўдзіць?» Несколько минут пожилые сельчанки настраивались на разговор. От них я узнала многое.
Софья Яковлевна САМЕЦ

Стояла некогда в деревне Свято-Никольская церковь, построенная в 1839 году. Спустя сто лет ее перенесли в другое место и передали под клуб. В начале XX века здесь открыли земскую двухклассную школу, на селе проживало более 800 человек. Коллективизация пришла в 1930-м вместе с колхозом «Красный меч». Через 4 года жители со всей округи приехали посмотреть на диво – первый трактор. А еще через два года на поля вышел и первый комбайн.

Согласно сведениям Национального архива Беларуси, Матевичи горели дважды. Первый раз от рук фашистских карателей в августе 1943 года. Второй — от бомбардировки гитлеровской авиации в феврале 44-го. К приходу Красной Армии от села практически ничего не осталось.

Обе мои собеседницы «седьмая вода на киселе», но в каком-то поколении родственницы. Самец в деревне, вероятно, – самая распространенная фамилия. 79-летняя Галина Алексеевна родилась и всю жизнь прожила в Матевичах. Будучи ребенком, не могла отчетливо помнить, как 154 хаты ее деревни каратели превратили в пепел. Как население отважно помогало партизанам из Усакинских лесов. Как 5 июля 1944-го их освобождала Красная Армия. Как к 1947 году и деревня, и колхоз вернулись к новой жизни… Тем не менее и в ее воспоминаниях сохранились картины далекого прошлого:

Галина Алексеевна САМЕЦ с правнуком Максимом.
— Мои родители, Алексей и Арина, были простыми колхозниками, в семье 7 душ, включая пятерых деток. Я самая младшая. Знаю, что фашисты сжигали нашу хату на Спас. Немцы избили мою старшую сестру Ольгу, потом забрали в Германию. Сестра Варя с братом Миколой убежали в Липницу Кличевского района к тетке. Папу с другими односельчанами увели в Каменный Борок и закрыли в здании школы, а мама болела тифом, дома осталась. И я вместе с ней. Мне рассказывали, что в тот день я сидела на окне и говорила: «Мама, кто-то горит…» Она не поверила. Потом женщина прибежала и крикнула: «Кто живой еще есть? Спасайтесь!» В сенях в мешках жито лежало, так по нему немцы стрелять стали, оно и вспыхнуло. Мать со мной выскочила на улицу и побежала. Почему-то запомнила, что мелкий дождик тогда шел, было очень сыро. Хотели спрятаться у маминого дядьки Пахома Самца, а у того дома на полу лежала убитая жена Домна, рядом кошелка стояла. Вот же врезалась и эта картина в память. Дядя нас не принял, его предупредили, что расстреляют, если пустит кого-нибудь. Нужно было переждать какое-то время. Пошли дальше, нас спрятали в своем доме какие-то пожилые люди, мы у них грелись на теплой печке. Кто успел уйти, остался жив. Для чего народ сгоняли в Каменбор (так между собой называют Каменный Борок.– Прим. авт.), не знаю. Может, хотели чего от них или от партизан. Папа рассказывал, что их в школе хотели сжечь, только вдруг дали команду отставить. Деревня полегла, от нашей хатки угольки остались. Ну, так потом же еще и самолеты бомбили. Мало им, фашистам, показалось!

Село восстанавливали всем миром, по очереди дома рубили. Помню, бревна обтесывали, звали друг друга, чтобы поднять их наверх. Папа не воевал, получил серьезное ранение в Гражданскую. У нас хоть мужик дома был, а во многих семьях бабы одни. Тяжко, что тут скажешь. Одежды даже не хватало: в чем убежали, в том и стояли. Сестра из немецкого концлагеря вернулась, шить умела. На этом и зарабатывала, а я вместо нее отрабатывала трудодни в колхозе. Давали совсем крохи, в конце года пару килограммов муки да зерна.

Работы в разрушенном хозяйстве было много. Того, кто посильнее, отправляли доить коров. Замуж Галина Алексеевна вышла в 1958 году за местного хлопца Якова, да в 37 лет овдовела. Замуж больше не выходила, растила одна троих детей. Никто не знает своей судьбы, а каждому хочется жить счастливо. Пришлось матери хоронить и старшего сына. Зато теперь радость находит во внуках и правнуках, их семеро. Дом не пустует, с ней живет дочка Татьяна с мужем, да и детвора бабушке скучать не дает.

— Нужно было мне в школу ходить, специального здания не было, учились по хатам, — продолжает женщина. — После семи классов в 15 лет на полевые работы пошла, потом доила коров, кормила свиней. Ферма находилась в деревне. Людей было богато, зажили весело, хорошо. Свадьбы гуляли вместе и плакали над горем тоже вместе. Насколько помню, наш колхоз после войны назывался «Память Ленина».
Памятник погибшим землякам в деревне Матевичи

Софья Яковлевна Самец на 10 лет старше своей подруги-соседки. Это ее отец Яков Михайлович партизанил в Усакинских лесах и недалеко от родной деревни, а после руководил «Памятью Ленина»:

— Наша деревня была большой даже перед войной. После освобождения выделяли лес для стройки, мы бревна таскали на себе наравне со взрослыми. Я в колхозе работала, потом на складе. Мама Татьяна Алексеевна тоже колхозницей была.

В 1953 году в Матевичах построили электростанцию, через 4 года в своих домах люди услышали позывные радио, на селе заработала водяная мельница. В 1960-м возвели ФАП, чуть позже школу-восьмилетку, детсад, клуб, КБО, баню. Детей учили математик Владимир Натычко, биолог и химик Лидия Галковская, историк Анна Лычковская…  

Дочь Галины Алексеевны Татьяна работает в пункте почтовой связи, она же и оператор, и почтальон. На минуту отлучившись от дел, присоединяется к воспоминаниям:

— А знаете, какие свадьбы мы играли! В Матевичи приезжали даже из Максимовичей и Колбчи Кличевского района. Приглашали ансамбли самодеятельные. Это был настоящий праздник на всю округу. Угощали всех, кто подходил. Разве сейчас кто-то так делает?

Сложно не согласиться. Спрашиваю: как добираетесь в город, если до Березино не менее 30 километров?

— Рядом трасса на Кличев, ходят автобусы Новополоцк—Бобруйск, можно подъехать. Нам же не каждый день туда нужно. Детей школьного возраста уже немного, возят на учебу в Капланцы. К старикам дети и внуки наведываются часто, не забывают. А что еще? Вы расспросите о нашей жизни у тех, кто помоложе.

А моложе – это Валентина Горовик. Сколько ей лет? Четыре раза по 15. Все время хотелось поискать те батарейки, от которых она подпитывается. Энергия бьет через край. Пока суд да дело, выкатила из гаража новенький «Минск». Ездит в основном сама, мужу не доверяет личный транспорт. То ли в шутку, то ли всерьез говорит: «Это мой красавец-мопед, я уже два скутера отъездила. Иногда на велосипеде педали кручу. Без этого никак, ногами не везде добежишь».

Председатель Капланецкого сельисполкома Любовь ЗАБАРОНОК провела экскурсиюпо памятным местам

А бегать ей приходится действительно много. Всю жизнь работает дояркой на местной ферме, похвасталась и наградами от руковод- ства хозяйства – хрусталем, посудой да телевизором. Старшая дочь Оксана живет в Капланцах, трудится на МТФ в ОАО «Березинский». Младшая Ольга – минчанка:

— Я с пяти лет в колхозе овец пасла, матери помогала. Кроме школы, не было возможности учиться, на ферму пошла. Молоко ведрами на весы таскали, все вручную приходилось делать. Один год засуха страшная была, где-то в конце 70-х, так мы веники вязали, чтобы скот накормить. Раздаивала руками группу коров в 25 голов, а то и больше. Я специалист по первотелкам. А теперь хорошо работать, кругом автоматика. Уже 6 лет на пенсии, но пока уходить не хочу, успею дома насидеться.

Муж Анатолий под боком и дома, и на работе. Он животновод. Имея собственную живность и огород, супруги еще умудряются каждый день гонять в лес. Говорят, что грибы и ягоды хоть косой коси. Сдают их в заготконтору, получают солидный приработок. Валентина успела похвалиться заготовками на зиму. Провожая гостей на мопеде да еще в кожаной куртке, как заправский байкер, сделала круг, лихо газуя по бездорожью.

— Ну, гляньте, даже мужики так с места не трогаются, как она, — улыбаясь, разводит руками супруг. — Мне и близко за ней не управиться. Вот так и живу, но зато хорошо и спокойно. Деревня наша постарела, конечно. Это в детстве идешь по улице, а кругом новые желтые срубы, которые после войны поставили. С нуля же все начинали. Я как-то подсчитывал, где-то в 60-70-е годы у нас было 360 дворов.

Валентина ГОРОВИК

Фамилии всех руководителей сельхозпредприятия, куда относились Матевичи, установить сложно. Слишком большой период. Называли Василия Устиновича Захожего, Сергея Сергеевича Хохла, Турцевича, Аблавушко, Корзуна, Юшкевича… В свои лучшие времена деревня являлась центром колхоза, а он входил в пятерку лучших среди 22 хозяйств района. Потом к нему добавили соседний «Рассвет» с Каменным Борком. В январе 2007 года «Память Ленина» присоединили к ОАО «Березинский». Нынешний директор Николай Гринкевич, на мой взгляд, чем-то похож на своих сельчан — открытый, общительный… Руководит хозяйством 24 года. Предприятие считается одним из крепких и развивающихся в районе. А по площади самое крупное — 21 населенный пункт, от границы до границы километров 40. С 1972 года действует крупный животноводческий комплекс, его реконструировали 6 лет назад. Сейчас там содержат на откорме три тысячи голов быков.

Директор ООО «Березинский» Николай ГРИНКЕВИЧ

На территории остались две средние школы. Когда-то школьникам, имеющим только две четверки по итогам года, хозяйство выплачивало стипендии. Лучшим давали направление в вузы. Это хорошо стимулировало в учебе, а потом дипломированные специалисты возвращались на малую родину. Ежемесячно учреждениям образования помогали с питанием, выделяли по бычку на столовую. Был один случай, о котором бывший директор Капланецкой школы Любовь Забаронок, а ныне мой гид и председатель сельисполкома, вспоминает с особым воодушевлением. Запланировал Николай Петрович приобрести новую председательскую машину, старая «Волга» разваливалась. Накопилась определенная сумма на счету. Да вдруг узнал, что нет в школе хорошего кабинета информатики, дети почти «на пальцах» учат предмет. От планов пришлось отказаться не раздумывая. В итоге в Капланцах самые первые в районе получили современный компьютерный класс.

Многое, к сожалению, осталось в прошлом. Что-то вспоминается с радостью, что-то с болью. После встречи с сельчанами вместе с Любовью Владимировной подошли к большой скульптуре, установленной в память о жертвах фашизма. Пусть рядом уже нет жилых домов, но чисто и ухоженно. Интересуюсь у нее: кто к памятнику приходит сейчас?

— И сами жители, и школьники. Мы ухаживаем за территорией и памятником. Скульптура старая,  приходилось реконструировать и красить не раз. Нельзя такое забывать, и неважно, сколько лет пройдет. Жизнь продолжается. Выросло новое поколение. Сюда приезжают уже дети и внуки тех, кто завоевывал мир, кто восстанавливал деревню и поднимал колхоз.

Уезжать из Матевичей не хотелось. Познакомившись с местными жителями, убедилась в одном: живут-то они действительно хорошо. В чем это ощущается? В спокойствии и размеренности. Здесь свой тихий мир, которого горожанам часто не хватает. Спрашиваю на прощание:  «Чего же сердце просит?» Улыбаются в ответ: «Радости. А в принципе, все есть». Думаю, да. Они любят свою деревню, свою малую родину. Возможно, это все, что им нужно и чего просит душа. Здороваются друг с другом, ходят в гости, если есть время. Вместе плачут, вместе и скачут. И между ними гораздо больше общего, чем между родственниками в городах, наверное. Они абсолютно другие, родные друг другу, что ли.

chasovitina@sb.by

Фото автора

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости