В ловушке фанатизма

Их вдохновляет общая идея, внезапно они чувствуют себя особенными и начинают жить в высшем мире великих деяний
Однажды приходит назначенный час, когда нужно действовать. Именно это произошло с парнями в Барселоне и Камбрилсе, которые атаковали подобных себе в безумном порыве причинить как можно больше разрушений. Они к этому готовились, и они это сделали.

© REUTERS, Stringer

Эти парни, что с ними случилось, что они в одночасье забыли об удовольствии от хорошего паса или гола и посвятили себя делу, которое заставит их убивать и умирать? Какие психологические механизмы были задействованы в этом процессе? А общественные? Откуда пришли эти идеи, которые проросли в их душах, превратив в убийц? Кто посеял семена ненависти? Несколько лет назад, в 2006 году, американский писатель Джон Апдайк (John Updike) попытался ответить на эти вопросы в романе «Террорист». Им двигали страшная боль и неумолчная тревога, оставленные разрушением башен-близнецов. Он хотел понять, какого черта, что движет теми, кто способен запустить процесс, приносящий столько ужаса. Для этого Апдайк проникает внутрь своего главного героя, молодого человека по имени Ахмад, который однажды садится за руль начиненного взрывчаткой фургона и направляется в центр Нью-Йорка.

Чтобы полностью посвятить себя задаче максимально возможного разрушения противника недостаточно быть униженным и оскорбленным, даже тяжело и многократно, недостаточно и невыносимой зубной боли (если принимать во внимание чисто физическую «пружину» действия) или гнева, вызываемого застарелой и жгучей обидой. Все это, безусловно, годится, но кое-чего не хватает, чтобы захотеть усеять улицы трупами. Для этого нужно сознание того, что это миссия. Быть уверенным в том, что разрушение имеет смысл.

«Учитель в мечети сказал мне, что все неверные — наши враги», — говорит Ахмад в романе. И добавляет: «Пророк предупреждал, что придет день, когда все неверные будут уничтожены». Возможно, это тот ход мысли, который заставляет молодого человека посвятить себя делу, которое неизмеримо больше него самого: теперь мелкие каждодневные унижения касаются не его лично, кто-то позаботился рассказать ему, что они часть древней незаживающей раны. Эту давнюю рана нанесли «нам» те, «другие», враги, безбожники, неверные, которые, по словам Пророка, будут уничтожены. И молодые люди решают сотрудничать.

Их вдохновляет общая идея, внезапно они чувствуют себя особенными и начинают жить в высшем мире великих деяний. Они определяют врага, узнают его, проникаются отвращением к его обычаям и привычкам. «После жизни, проживаемой где-то на задворках, он вдруг подходит к границе, за которой его ждет ослепительное первенство», — говорит Джон Апдайк о своем персонаже. Замкнувшиеся в своем пузыре, не пропускающем никаких иных доводов, эти парни однажды начинают действовать, чтобы вся накопленная ненависть обрела смысл. И убивают. Но напрасно. В их действиях нет никакого смысла, только разрушение.

ХОСЕ АНДРЕС РОХО (JOSÉ ANDRÉS ROJO)

El Pais, Испания

Мнение автора не всегда совпадает с точкой зрения редакции.

Источник: ИноСМИ.ru

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?