В «Хорошем» плохого не бывает

Директор ОАО «Хорошее» Логойского района Василий Кулаковский — о госзаказе, инвесторах, тотальном контроле и людях

Пережить объединение и не свалиться с ног. Наращивать зарплату, не проедая последний заработанный рубль. Вовремя платить по счетам, чтобы долги не съели все заработанное. Искать не отговорки, а видеть пути развития. И никогда не делить людей на своих и чужих. Это прописные истины Василия Кулаковского, директора ОАО «Хорошее» Логойского района. В этом году ему присвоено почетное звание «Человек года Минщины». Корреспондент «СГ» поинтересовалась у руководителя, в чем причины успеха.


— В сельском хозяйстве секрет один: добросовестно трудись и соблюдай технологию. Это сейчас молоко ежедневно приносит 22 тысячи рублей выручки – можно почувствовать финансовую состоятельность. А когда назначили председателем СПК «Хорошее», поди на молоке заработай, если из 305 коров половина яловых.  Нам даже кредиты не давали. А на дворе посевная — технику ремонтировать не за что. Вот с чего начинал.

— Василий Антонович, руководители часто сетуют на отсутствие экономической свободы, мол, бизнес не построить, если связан по рукам и ногам. В том числе закупочными ценами?

— Извините, мы живем в своей стране и прежде должны накормить свой народ. Сельское хозяйство – основа нашей продовольственной безопасности. Да, госзаказ обязывает. Сегодня многих не устраивают низкие закупочные цены. Только все зависит от того, как посмотреть на ситуацию. Бывают годы, зерно продать практически невозможно: Россия или Украина, где оно уродило, готовы отдать за бесценок. А раз есть госзаказ, значит, я могу заранее рассчитывать на энную сумму денег. И буду знать, что проблем со сбытом у меня не возникнет. Но даже не за этот момент нужно цепляться. Закупочные цены для всех одинаковые, а работают все в разных условиях. Вот где должна быть оговорка. И дело даже не в балльности земель. У нас логистика неудобная – расстояние до Борисова, Смолевичей, Минска более  80 километров в одну сторону. Те же удобрения втридорога обходятся, если учесть расход топлива и амортизацию машин. Хорошо, есть возможность справиться своими силами, без привлечения сторонних организаций. Впрочем, проблемы найдутся везде. Но на то и существуют руководители, чтобы их решать. Моя задача, в принципе, как и любого директора, – создать условия труда и обеспечить людей зарплатой.

— Неплохо справляетесь: рентабельность по хозяйству за прошлый год приблизилась к 16 процентам, зарплата выросла на столько же.

— Во многом благодаря тому что в 2017-м от каждой коровы на полтонны молока надоили больше, его рентабельность превысила 39 процентов. Уже два года сдаем стопроцентную экстру. У каждой коровы в среднем по пять лактаций, даже есть рекордсменки с 10-летним стажем. Вот где экономическая эффективность: стадо не только окупает себя, но еще и работает на чистую прибыль. Поэтому и средняя зарплата подтянулась до 700 рублей. Но это далеко не 1000, поэтому есть к чему стремиться.

   — Но и фонд зарплаты в выручке всего 25 процентов — частенько этот показатель за 30 переваливает.

— Предлагаете за два-три месяца проесть все сбережения? Знаете, что дальше будет? Денег  на ремонт техники не останется,  его сроки пропустим. Отсеемся поздно – значит, на выходе не получим ничего. Соответственно откуда кормам взяться, надоям и нашим высоким зарплатам? Я не устаю повторять: хочешь больше зарабатывать, повышай результативность труда. К счастью, за столько лет люди к моим требованиям привыкли. Это раньше упрашивать надо было, чуть ли не кланяться. Теперь каждый чувствует ответственность и знает, что контролирую, как и спрашиваю, я жестко. Поэтому нет надобности на всю технику датчики расхода топлива устанавливать: уже все убедились, что мимо моих подсчетов ни один литр не убежит.

— В аграрном производстве мало кто сегодня хочет гнуть спину за копейки. Это люди стали более требовательные или условия жизни изменились? 

— Посмотрите, сейчас коров в деревнях практически не осталось, зато почти в каждом дворе стоит машина. Дело, скорее, не в деньгах, а в отношении к делу — и в советские времена зарплаты скромными были. Но сейчас физическую нагрузку снижает современная техника, а раньше это был адский труд, когда все на своих плечах таскали. И заметьте, наши родители не жаловались, выходной брать не хотели – не дай бог корова заболеет, с ней сутками на комплексе сидеть будут, лишь бы выходить. 

— А пьянство — для многих хозяйств это проблема номер 1?

— Сколько работаю, столько с ним борюсь. Конечно, приходилось и ругать, и рублем наказывать.  Впрочем, своего добился — многие из них уже не пьют годами. Раньше как делали  – за счет хозяйства кодировали, машину выделяли, по-хорошему пытались с людьми. Только эффективность, не поверите, была всего лишь 20 процентов. А что, не из своего кармана платили, поэтому через месяц начиналось все по-новому. А теперь так:  сорвался, пролечись за свои деньги и справку предоставь. Только так возьму обратно. В результате эффективность выросла в разы. Работать-то надо, семью кормить. Люди понимают, что ни в одной другой организации их выходки терпеть не станут, поэтому походят-походят – и добровольно лечиться едут. Кто-то перед такими закрывают дверь,  я даю шанс на исправление. 

— Вы пережили и укрупнение в 2012 году, когда присоединили два хозяйства с тяжелым довеском долгов и проблем. Как справились?

— Да, задолженность была огромной — перед молокозаводом, комбикормовым заводом, банками: боялся, что утонем. Помню, планировали фермы строить, а пришлось деньги на долги раздать. О сложности ситуации посудите сами: мы доили 16 килограммов на корову, а после объединения упали до 11. Даже сейчас еще не вышли на прежний уровень – только 15,5 килограмма имеем. Что говорить, экономика сильно пошатнулась, но удержались. И то благодаря нетелям. У нас была высокая плотность телок: 170 голов на 100 коров. До 400 голов я мог ежегодно продавать со стопроцентной рентабельностью. Это и спасло. 

— Почему в тех хозяйствах так сложилось, Василий Антонович,  специалистов не было?

— Люди были — трудолюбивые, знающие. И наше главное достижение,  победа в том, что смогли  сохранить коллектив. Но не хватало дисциплины. Как только навели порядок, наладился и рабочий процесс. Окультурили все заброшенные поля – вслед потянулись и экономические показатели. Хотя когда присоединили «Избище», поначалу доводилось слышать, мол, вы довели до ручки, а мы должны на вас работать. Но я собрал всех и сказал: «Не дай бог услышу, что кто-то подливает масла в огонь. Мы одно хозяйство и обратной дороги нет!» На мой взгляд,  сложное в любом укрупнении – объединить людей, чтобы не было дележки на своих и чужих. Если есть противостояние, работы не будет.

— К инвесторам как относитесь,  вам нужен щедрый благодетель?

— Если будет вкладывать деньги в развитие хозяйства, чтобы в кредиты и долги залезать не пришлось, — да. Мы вот пару лет назад построили ферму за кредитные средства, сейчас ежемесячно только процентов 15 тысяч выплачиваем. Сегодня дай эти деньги – это ж какое подспорье! А если кто-то придет сливки снимать – зачем он нужен? Мы  и сами сможем  распорядиться заработанным. Да, есть  случаи, когда инвесторы все на блюдечке преподносят – только работай. Только не все руководители даже рабочий процесс организовать могут. Не потому что бестолковые: когда работаешь на всем готовом, это
сильно расхолаживает. Чтобы успех был, нужно сначала попробовать пекло на вкус. Есть и психологический момент: когда всего добиваешься собственными усилиями, то и люди начинают подражать руководителю, стараясь как можно выше засучить рукава. Думаете, в том лишь моя заслуга, что на наших низкобалльных землях в прошлом году урожайность зерновых в амбарном весе превысила 31 центнер с гектара?!

— В чем вы видите будущее хозяйства?

— Оно за точным земледелием. Весь мир уже так работает, и нам от него не уйти. Это единственно верный путь снижения себестоимости. Пока все упирается в деньги — техника нужна подходящая, одним махом обновить ее сложно. С другой стороны, мы живем за счет молока. Чем выше надои, тем лучше для нас.  Поэтому нужно серьезно отнестись к работе со стадом: от больного скота высокую продуктивность не получишь. В основе здоровья – правильный уход и качественные корма. Как только начинается кормозаготовка, я как солдат стою возле механизаторов, держу ситуацию на контроле. К счастью, все уже осознали, что мы живем только с молока. А его можно поднять только собственным трудом. Можно, конечно, шротов дорогостоящих купить, выгнать среднесуточные показатели, а рентабельность? Сельское хозяйство любит счет, иначе останешься в убытке. 
Василий Кулаковский родился 10 января 1965 года в деревне Домашковичи Докшицкого района. Зоотехник по образованию. Начинал на Витебщине, в колхозе «Ленинский путь», где в 1985 — 1999 годах работал водителем, заведующим фермой, главным зоотехником. Потом перешел главным зоотехником в колхоз «Лонва» Логойского района. В 2007 году хозяйство присоединили к СПК «Хорошее» — и Василия Кулаковского назначили его руководителем. Хозяйство большое — свыше 9000 гектаров сельхозугодий, из них 6200 – пашни. В «Хорошем» работает 260 человек.
syritskaya@sb.by

Фото автора.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...