Минск
+14 oC
USD: 2.05
EUR: 2.26
Источник: Знамя юности
Знамя юности

Баянист Анатолий Таран: жить прошлыми победами нельзя – из них должен складываться каждый день

«В каждом из нас есть искра. Как с ней быть – это уже твое дело»

«Откуда интерес к моей скромной персоне?» – первым вступает в интервью, опережая мой вопрос, баянист Анатолий Таран. Шутит или действительно не считает себя выдающимся? Пытаюсь понять музыканта, зная, что его выступления в Европе и странах СНГ расписаны на ближайшие полгода. На прошлой неделе он был награжден медалью Франциска Скорины, на следующей – собирается с концертным туром в Польшу. Между этими событиями в рабочий полдень встречаемся с артистом Заслуженного коллектива Государственного академического ансамбля танца в филармонии. В нашем разговоре, как в музыкальном произведении, есть и вступление, и соло – импровизация на подоконнике и финал в мажорной тональности. 


– Анатолий, вы уже поработали сегодня?

– Да, с утра была репетиция. Я солист оркестра Государственного академического ансамбля танца, это моя основная работа. Но помимо нее у меня несколько личных проектов. Убежден, что музыкант не должен сидеть на одном месте. Чтобы оставаться актуальным, не деградировать, развиваться, нужно быть универсальным, гибким, уметь взаимодействовать с другими артистами, работать в разных направлениях. Я играю классику, фольклор, джаз, эстрадную музыку, авангард. И все это на баяне. Точнее, на аккордеоне.

– Так все-таки на чем? Знаю, в некоторых странах нет такого понятия, как баян. Есть кнопочный аккордеон и клавишный. 

– Это вечный вопрос. У меня кнопочный инструмент, гриф у него аккордеонный. Но назовем его баян, для нашего читателя так будет понятнее. А то посмотрят на фотографию и спросят: какой же это аккордеон, если выглядит, как баян?

– А себя как называете?

– Баянист, аккордеонист – и так, и так правильно. Но мне милее второй вариант, потому что я часто играю в Европе, учился там после того, как у нас окончил все, что можно было: музыкальную школу, училище, консерваторию, магистратуру. Стажировался в Гданьской академии музыки, в школе Ива Мулена в Швейцарии, затем стал студентом магистратуры Королевской академии музыки Бельгии.



– Не хотели остаться?

– Мой дом и родина здесь. На выступлениях за рубежом горжусь тем, что представляю Беларусь. 

– Недавно Премьер-министр вручил вам медаль Франциска Скорины. А какая из наград для вас самая дорогая?

– Получить государственную награду – очень ценно. После побед в международных конкурсах меня нередко отмечали на высоком уровне: несколько раз становился стипендиатом Специального фонда Президента по поддержке талантливой молодежи, обладателем гранд-премии. На всех престижных международных аккордеонных конкурсах, известных в нашем узком музыкальном мире, был отмечен наградами: только в Клингентале занял второе место, а так везде первое. Но я спокойно отношусь к былым победам, не подогреваю себя этим. Сегодня ты можешь быть крут, а завтра никому не интересен. Поэтому из побед должен складываться каждый день, надо искать свой стиль, развиваться.



– Ваше любимое воспоминание из детства?

– Трудно назвать одно. Детство было насыщенное, не уличное, я всегда занимался делом. Профессионально в моей семье с музыкой никто не связан, но мама попала в точку, записав меня в музыкальную школу. Это, кстати, очень важно для родителей – быть наблюдательными, вовремя ребенка направить туда, где он может раскрыть талант. Не помню, почему выбрал именно баян, но точно знаю, что мой первый педагог сделал для меня одну из важнейших вещей – заинтересовал музыкой. 

– Тысячи ребят оканчивают музыкальную школу и потом не притрагиваются к инструменту. Как думаете, почему?

– Это тоже неплохо. Не все должны стать профессиональными музыкантами. Музыка дает серьезное развитие для мозга: каждый может ей обучаться, но не обязан связывать с ней жизнь. В моем случае сыграла роль целеустремленность. Рецепт прост: делать, стремиться, достигать. В каждом из нас есть искра. И как с ней быть – это уже твое дело: поддерживать, разжигать или дать затухнуть. Не скрою, сольфеджио мне всегда хотелось прогулять, я его терпеть не мог. А на инструмент ходил с удовольствием. У меня был стимул – концерты, конкурсы. Мотивация усилилась, когда решил, что буду поступать в училище имени Глинки, где был конкурс три человека на место. 



– Альтернативу не искали?

– Мне кажется, в конце 1990-х определиться с выбором  было куда проще, чем сейчас. Не было столько предложений и соблазнов. Теперь молодежи сложнее – слишком много информации, все сидят в соцсетях и нацелены на заработок: хотят стать блогерами, айтишниками. Когда я поступал в училище, не думал о том, сколько буду зарабатывать. Хотел быть музыкантом и мыслил другими категориями – вдохновлялся выступлениями, сценой. 

– От чего больше всего устаете?

– От безделья. Не люблю сидеть без работы, и, к счастью, сейчас этого не случается. Профессия музыканта требует преодоления себя, терпения, репетиций иногда через не могу. Это тяжелый труд. Конечно, не камни таскать, но все равно выматывает. На сцене ты должен показывать хороший уровень, а за ним стоит ежедневная рутина. Когда устаю, спасает спорт – тренажерный зал, бокс.



– Какое произведение не станете исполнять даже за миллион?

– Табу нет. Важно не что сыграть, а как. Можно классно подать и «Мурку», и самый пошлый шансон, если грамотно подойти к произведению, сделать хорошую аранжировку. 

– Назовите три факта о себе, которые удивят ваших друзей.

– У меня немного друзей, это ребята, с которыми я играю. Мы ездим на концерты, постоянно общаемся в дороге, и они порой знают обо мне даже больше, чем некоторые родственники. Так что вряд ли я друзей чем-либо удивлю. 

– Если бы в прошлом могли что-то поменять, что бы сделали иначе?

– Ничего, все произошло так, как должно было произойти. Для движения вперед нужны и победы, и особенно поражения: когда первые затуманивают разум, вторые вносят ясность и не позволяют стать расслабленным.



 – Что закачано в вашем плей-листе?

– Классика, джаз, французский шансон. Моцарт, Гендель, Пирани.

– Вы следите за «Евровидением»?

– Нет. У нас дома нет телевизора. Не покупали его, потому что сейчас все можно найти на ютубе, а премьеру посмотреть в кинотеатре. Хотя мне иногда жаль тратить время на фильмы. 

– А на что не жаль?

– На хорошее интервью. 
АНАТОЛИЙ ТАРАН 

Родился: 13 августа 1986 года в Слуцке

Семья: жена – Дарья (танцовщица, балетмейстер, тренер по обучению катанию на роликах и коньках, поэтесса), дочь Василиса 

Карьера: лауреат международных конкурсов, участник музыкальных фестивалей в Беларуси, России, Украине, Польше, Китае, ОАЭ, Бразилии, Франции,  Швейцарии, Канаде, Индии и других странах. В 2013 году записал первый сольный альбом Jazz Piece. Артист Государственного академического ансамбля танца, проектов Taran solo, Taran trio, Viktoria Accordions

Вкусы: еда – сыр, напиток – эспрессо, стиль – классика, книга – «Возвышенное и земное» Дэвида Вейса, увлечения – спорт и путешествия 
zubkova@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Виталий ПИВОВАРЧИК
Загрузка...