Минск
+10 oC
USD: 2.04
EUR: 2.27

Как жил Минск в первые месяцы после освобождения

В июле 1944-го

Совсем недавно мы отметили 71-ю годовщину освобождения Минска от фашистских оккупантов
Совсем недавно мы отметили 71-ю годовщину освобождения Минска от фашистских оккупантов. Как жил город в первые месяцы после освобождения? Какие события происходили? Думается, эта тема достойна более детального рассмотрения.


К сожалению, в официальной исторической литературе, на мой взгляд, до сих пор не уделяется должного внимания драматическим событиям этих месяцев. Например, девять лет назад издательство «Беларуская Энцыклапедыя» выпустило в свет «Историю Минска» объемом 696 страниц. Откроем четвертый параграф пятого раздела «Минск в годы Второй мировой и Великой Отечественной войн», написанный белорусским историком Е. Барановским:

«В ликвидации Минского котла участвовали партизаны бригад: 2-й Минской, «Буревестник», имени Рокоссовского, «За Советскую Белоруссию», имени газеты «Правда», «Пламя», Щорса и др. На ряд партизанских отрядов были возложены охрана промышленных объектов города, правительственных учреждений, вывод из города 17 тыс. военнопленных. Совместными усилиями воинов и партизан-подпольщиков были спасены от разрушения Дом правительства, здание ЦК КП(б)Б, Дом офицеров, театр оперы и балета, железнодорожный узел и другие промышленные, культурные и административные здания. Только в первые дни после освобождения города от немцев саперы сняли более 300 фугасов и более 1000 мин и подобных им взрывных устройств.

16 июля 1944 г. в Минске на бывшем ипподроме в честь освобождения белорусской столицы состоялся митинг трудящихся города и 30-тысячный партизанский парад…

Сохранились больницы, хлебозавод «Автомат», типография имени Сталина, авиазавод, мясокомбинат, кожевенный завод, галантерейная фабрика, ТЭЦ-2, 2 костела, несколько православных церквей, водопровод, пивзавод, ликероводочный завод, театры, кроме еврейского, и другие промышленные, культурные, социальные объекты города».

В то же время, на мой взгляд, эта картина носит чересчур оптимистический характер, так как замалчивается ряд трагических событий в тогдашней жизни минчан.

Осветить эти события помогают рассекреченные фонды Государственного архива Российской Федерации, Национального архива Беларуси и другие авторитетные источники.

Мало кому известно, что после освобождения Минск пять раз усиленно бомбила немецкая авиация. Но вот точное количество человеческих жертв до сих пор не известно. А ведь они были немалые. В качестве примера можно привести одну из надписей на памятнике минского Военного кладбища:

«4 июля 1944 г. от прямого попадания немецкой авиабомбы на углу ул. Слесарной и Ивановской погибла семья Белькевичей:

Анна — мать

Николай — сын

Владислав — сын

Галина — дочь

Геннадий — сын

Нонна — дочь

Стефанида — тетя детей».

И это только одна семья, насчитывавшая семь человек. А таких семей были десятки.

3 июля 1944 г. в связи со вступлением частей Красной армии в Минск постановлением ЦК КП(б)Б из Гомеля, где находилось в то время руководство БССР, была направлена оперативная группа СНК БССР и ЦК КП(б)Б во главе с заместителем председателя СНК БССР И.С. Былинским.

В Национальном архиве автором этих строк выявлены два интересных документа, написанные карандашом. Это докладные записки Былинского на имя первого секретаря ЦК Компартии Беларуси и Председателя СНК БССР Пономаренко, датированные одним и тем же числом — 6 июля 1944 года. Сохраняю стиль, грамматику и синтаксис данных докладных записок.

В первой из них сообщается:

«Значительная часть оставшихся в гор. Минске зданий заминированы. Войска выделенные 3 фронтом (имеется в виду 3-м Белорусским фронтом. — Э.И.) не достаточны к тому же отвлекаются на выполнение других задач. Прошу Ваших указаний тов. Баринову срочно направить в Минск 100 человек разминеров выделенных для Минска» (НА РБ. Ф.4п. Оп.29. Д.15. Л.170).

Во второй докладной записке есть такие строки:

«В ночь с четвертого на пятое и с пятое на шестое Минск был подвергнут сильной бомбардировке. В результате разрушено и сожжено свыше 50 зданий.

Противовоздушная оборона города совершенно недостаточна. Для сохранения оставшихся зданий прошу Ваших указаний тов. Герасимову срочно усилить средства ПВО гор. Минска» (НА РБ. Ф4п.Оп.29. Д.15. Л.172).

Нарком внутренних дел БССР Бельченко под грифом «Совершенно секретно» 21 июля 1944 г. послал донесение о налете вражеской авиации на Минск в ночь с 20 на 21 июля 1944 г. на имя наркома внутренних дел Союза ССР Л. Берии:

«Доношу: в ночь с 20 на 21 июля с.г. с 1.15 до 2.30, по предварительным данным, до 120 самолетов группами в 15—20 самолетов бомбили гор. Минск. Сброшено 50 осветительных ракет, 500 зажигательных и 200 фугасных бомб по 50—100 килограммов. На железнодорожное полотно сброшено 2 бомбы по 1000 килограммов. Разрушено 140 метров ж.д. полотна, сгорело 3 вагона боеприпасов, 10 вагонов с дизельным топливом, 38 разных вагонов.

В районе ж.д. узла разрушено и сгорело 30 домов, в том числе здание Областного Управления НКВД. Убито 15 человек, тяжело ранено 30, легко ранено 28 человек. В частях ПВО убито 3 и ранено 13 человек.

Результаты боя: ночной истребительной авиацией совершено 6 вылетов. В воздушном бою сбито           3 самолета. Наших потерь нет. Движение поездов задержано на 10 часов. В 14 часов жел. дорога обещает пустить поезда по всем направлениям».

В тот же день Берия направил эту информацию Сталину, Молотову, Маленкову, Антонову.

В Государственном архиве Российской Федерации также хранится донесение Бельченко на имя Берии о налете немецкой авиации на Минск в ночь с 22 на 23 июля, отправленное 23 июля 1944 г.:

«Совершенно секретно

В ночь с 22 на 23 июля с 1 часа 45 минут до 2 часов 50 минут на Минск противником был совершен массированный налет численностью до 120 самолетов. Задымлением основных объектов города, активностью зенитной артиллерии и созданием ложных очагов пожаров противник был дезориентирован и, по предварительным данным, серьезного ущерба городу не нанес.

Вражеские самолеты сбросили 21 фугасную авиабомбу весом 50—250 килограммов. Разрушено 3 дома, в том числе общежитие взводной роты МПВО, жилдом и подсобное помещение НКГБ. А также одно дерево-земляное убежище. Убито 4 человека, в том числе один работник НКГБ и один милиционер, ранено 12 человек, из коих  4 милиционера.

За городом в результате бомбардировки возник один очаг пожара. Средствами зенитной артиллерии сбито 2 самолета противника.Одновременно противник произвел налет на станцию Молодечно».

И эта информация также в тот же день была послана Берией Сталину, Молотову, Маленкову и в Генштаб Антонову.

К сожалению, приходится констатировать, что система ПВО Минска и особенно зенитная артиллерия не справлялись со своими обязанностями. Иначе почему из 120 немецких самолетов в ночь с 20 на 21 июля зенитная артиллерия не сбила ни одного, а в ночь с 22 на 23 июля — только два самолета из 120?

До сих пор недостаточно исследована и деятельность агентуры немецких спецслужб в июле — сентябре 1944 г. в Минске, которая, к сожалению, была довольно эффективной.

Интересные данные приводит авторитетный белорусский историк И.Ю. Воронкова. Оказывается, первый пожар в Доме правительства возник 10 июля 1944 г. на хозяйственном складе с дровами, запасенными еще немцами. Угрозу самому зданию удалось ликвидировать. А 4 сентября 1944 г. П.К. Пономаренко сообщил в Москву уже о двукратном поджоге Дома правительства и о проникновении террористов в здание ЦК КП(б)Б.

17 сентября 1944 г. серьезный очаг возгорания был обнаружен в подвале Дома правительства. Совнарком БССР усмотрел в этих инцидентах «действия немецких агентов, пытающихся, пользуясь расхлябанностью наших учреждений, уничтожить лучшие основные здания города». В конце сентября 1944 года на территории Минска, Борисова, Орши, Барановичей были задержаны парашютисты-диверсанты, которых немецкие спецслужбы готовили из числа советских подростков, надеясь, что они вызовут меньше подозрений, чем взрослые агенты. Поэтому совершенно не случайно среди объектов ночных бомбежек немецкой авиации оказались здание Минского областного управления НКВД, помещение НКГБ.

Анализируя отчеты о количестве убитых и раненых минчан в результате бомбежек, видно, что это были предварительные цифры. В действительности человеческих жертв было больше. И очень обидно и тяжело, что все это произошло после 3 июля 1944 года — дня освобождения города.

Давно настала пора знать горькую правду о тех, в целом, радостных днях. Думается, это случай, когда полуправда хуже неправды. Уверен: наша память от таких знаний о тех суровых днях становится крепче.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...