Сельская газета

В Геранены пришел навсегда

Возглавляемый Героем Соцтруда Владимиром Баумом колхоз занял первое место в СССР по рентабельности — 184 процента

СЕЛЬХОЗАРТЕЛИ в Ивьевском районе начали создаваться в начале 40-х годов. В 1947 году в Гераненах одной такой артелью, численностью в 50 человек, управлял Никандр Курило. Банды, которые шастали по лесам, трижды покушались на него. Убили главу Гераненского сельисполкома Ольшевского и его секретаря Тареньдя. Сама артель едва выживала, имея 140 гектаров земли, 10 лошадей, 30 коров, 50 свиней и 30 овец. Сеяли зерновые и картофель. Первый ГАЗ-63 купили после сдачи молока и мяса. Жизнь колхозная практически стояла на месте, менялись лишь председатели — Дмитрий Захаренков, Михаил Малец, Алексей Гонченко. 


Крупные изменения стали происходить с приходом Владимира Баума, возглавившего объединенный колхоз «Стахановец» с центром в Гераненах.

ВСТРЕЧУ с председателем-легендой организовал его сын Валерий. Сначала разговор давался нелегко, ведь из-за потери слуха мой собеседник читал вопросы лишь по губам. Понадобилось некоторое время, чтобы он смог меня понимать. А дальше начались воспоминания:

— Родился я 6 августа 1922 года в деревне Каритиски Бельского района Белостокского воеводства в Польше. У меня были братья Николай, Алеша, Гриша… Фамилию унаследовал от бабушки-немки. В детстве мечтал стать летчиком. Учился хорошо, и гмина отправила за свой счет в Белостокскую техническую гимназию. После 10 классов подал документы в авиационную школу в Быдгоще. Но меня не приняли, так как я был православный, хотя формально сослались на то, что не хватает 2 сантиметров роста. В начале войны вместе со сверстниками попал в концлагерь в Восточную Пруссию. Удалось бежать и добраться до линии фронта. Служил помощником комвзвода стрелкового полка под Кенигсбергом — после одного из штурмов нас осталось в живых 17 человек. Дальше отправили на Восток, в Маньчжурию. Домой вернулся в 1946 году, а мои родители уже переехали в Гродно. Вся наша семья работала на изразцово-плиточном заводе. Сначала был токарем, затем механиком и председателем завкома. На заводе познакомился с будущей супругой Ириной Адольфовной, в 1947-м мы поженились. В Ивьевский район в колхоз «Стахановец» направили в числе коммунистов-тридцатитысячников в 1954 году.

Владимир БАУМ с сыном Валерием, внуками и правнуком, 2017 г.

Так огромная часть его жизни, 36 лет, оказалась связанной с председательской работой в колхозе «Стахановец», который после присоединения к нему отстающего хозяйства «Вольный труд» в 1961-м переименовали в колхоз имени XXII съезда КПСС.

Когда в феврале 1954 года механика Гродненского комбината стройматериалов Баума вызвали в райком партии и объявили, что его направляют в колхоз председателем, тот растерялся: «Не получится из меня хлебороба, не осилю, я же в деревне не жил». Но после длительного разговора вынужден был согласиться.

КОЛХОЗНИКИ приняли нового руководителя настороженно, ведь его предшественники ничем себя не зарекомендовали. На первом колхозном собрании в его адрес посыпались вопросы с издевкой: «Вы к нам напрокат или на постоянное место жительства? А землю вы когда-нибудь нюхали? А плуг держать умеете?» На это председатель спокойно ответил: «Это от вас зависит, я хочу навсегда. Нет, землю не знаю и плуг никогда в руках не держал. Я — токарь по металлу. Поживем — увидим. Сил не пожалею. Цыплят по осени считают».

Семья БАУМ (нижний ряд): Владимир, его отец Александр, брат Михаил; (верхний ряд): жена Ирина, брат Николай и его жена Анна, 1948 г.

«Стахановец» в этот момент находился на грани развала. Урожай зерновых — 5 центнеров с гектара, картофеля — 65. Из живности 24 коровы, 50 овец и 24 свиньи. Вся скотина содержалась во дворах колхозников. Не было ни одного общественного, производственного, культурного и бытового здания. На полях — камни, а в округе одни хутора, жители которых не горели желанием идти в артель.

Польша. Белосток. Гимназия. Школьные друзья, 1939 г. В первом ряду слева Владимир БАУМ.
ПЕРВЫЕ председательские дни давались очень тяжело. К началу посевной не было никаких семян, техника разваленная, не хватало лошадиной сбруи, заканчивались корма. В поисках выхода из этой да и других сложных ситуаций Баум не стеснялся спрашивать совета у колхозников, чем зарабатывал первый авторитет. Если не хватало их советов, ехал в Ивье к зоотехникам, агрономам и в райком партии.

Первые семена колхоз получил в долг, засеяли каждый клочок земли. Можно это назвать первой победой молодого председателя, а можно и не называть — как посмотреть. Проблем-то оставалось выше крыши: не на чем работать и не с кем — людей было мало. А те, кто работал, относились к своим обязанностям, мягко говоря, небрежно. И страшно воровали: хлебные колосья по ночам сжинали и картофель выкапывали. Тогда Владимир Александрович назначил сторожей и лично объезжал ночью поля.

Осенью 54-го колхозники получили, чего никогда не было, 1200 граммов зерна за трудодень. Хозяйство сдало государству 35 центнеров мяса и 17 центнеров молока, а доход артели составил 133 тысячи рублей. Это мелочь, но уже сдвиг. К 1958 году в 4 раза увеличилось поголовье скота, урожайность зерновых возросла до 8 центнеров. Хозяйство сдало государству в 3,4 раза больше мяса и в 14 раз больше молока, чем в самом начале. А в 1959-м не хватило 90 тонн колхозного зерна, чтобы, помимо денег, рассчитаться с людьми. Колхоз закупил зерно в другом хозяйстве, но люди все заработанное получили.

Владимир БАУМ с женой Ириной, 1966 г.

В 1965 году повысились закупочные цены на сельхозпродукцию, и колхоз стал выходить в лидеры. Начали применять химпрополку, стали известковать почвы. На фермах появились автопоилки. Строились новые дома, открывались учреждения, людям выплачивали премию.

Был в колхозе и «бабий бунт», когда женщины испугались, что колесная техника при химобработке повредит лен, и «кукурузный поединок», когда председатель отказался выполнять распоряжение высшего руководства перепахать клевер и посеять кукурузу. Имел крутой нрав, хотя к людям всегда относился с душой и пониманием.

ЕСТЬ несколько интересных историй, которые характеризовали председателя как доброго, мудрого и дальновидного человека. Дело в том, что всегда находились недоброжелатели, которые вставляли палки в колеса. Одним из таких оказался некий Болеслав Микша, по прозвищу Царь. Его колхозники слушались больше всего, а он умело настраивал их против нового руководителя. И тогда Владимир Александрович предложил Микше стать бригадиром, и тот согласился. Одна из его дочерей стала звеньевой, другая — дояркой. Вот так председатель обезоруживал противника.

Владимир БАУМ с личным водителем Бернардом СУХАРЕВСКИМ. Проработали вместе более 20 лет, 1967 г.

— Было много врагов у колхоза среди своих же, — вспоминает Владимир Александрович. — Однажды сожгли дом бригадира. На общем собрании я вынес решение об удержании с каждого по 2 рубля с трудодня и на эти деньги отстроить новый дом. А за один трудодень люди получали 4 рубля 20 копеек. Колхозникам объявил: сколько будете сжигать, столько будете платить. Через 3 недели стояла хата для бригадира, а поджогов больше не было. А как мне нужно было поступить в такой ситуации? Это Западная Белоруссия, 50-е годы, без жесткости и строгой дисциплины невозможно было хозяйство поднять. Вот мы лес валили, который когда-то принадлежал одному сельчанину. Мужчина не мог простить, что у него «добро» отняли, и хотел меня застрелить во время работ. Люди не дали этого сделать, догнали и отобрали ружье и топор. Я его не посадил. Через 3 месяца несчастный случай произошел: от удара молнии сгорел его дом, за счет колхоза построили новый. И с той поры человек изменился, став одним из лучших колхозников-активистов. Чтобы найти деньги для колхоза, организовал закупку от населения скота и его продажу. Это помогло пополнить кассу. Было время, когда запрещалось уезжать из деревни, а я считал, что колхоз — это не тюрьма. Чтобы человек остался, нужно его не законом и силой удерживать, а заинтересовать. Постепенно наладил производство свечей для местного костела, а потом и товары ширпотреба. Что делать колхозникам зимой и где брать деньги? Они же убегут из хозяйства, а так круглый год имели стабильную зарплату. Через три года «Стахановец» стал первым в районе и области. Каждую копейку клал на колхозную сберкнижку. Появились деньги, стал выплачивать премии людям. В 1978 году наш колхоз завоевал первое место в Союзе по рентабельности — 184 процента. Работал по 14—16 часов в сутки, а жена только скучала и терпела. Сразу скажу, что один лучик от Звезды Героя Соцтруда я должен ей.

— Помню, у отца под подушкой всегда пистолет лежал, а на стенке в сетке патроны, — завершает разговор сын Валерий. — Стреляли по окнам не один раз. Боялся, возможно, отец, но всегда шел вперед, думал больше о других, чем о себе. Наверное, поэтому долго и живет, что в нем нет злости и ненависти к людям. Для нас он живой пример и человека, и труженика. По его стопам, правда, не пошел никто, если не считать того, что после переезда из Геранен в Гродно я продолжил производство помады, а потом перешел на парфюмерию. В нашей семье 7 медработников. Старший брат Владимир — врач, кандидат медицинских наук. Работал в областной больнице, а сейчас, хоть и на пенсии, в военном госпитале. Сестра Галина — заместитель главврача 1-й горбольницы Гродно. Все их дети тоже медики.

Подготовка техники к уборке урожая, 1982 г.

О БЫВШЕМ председателе до сих пор вспоминают в Гераненах и окрестных деревнях. Кристина Николаевна Сухаревская долгое время работала зоотехником в колхозе:

— В хозяйство пришла в 1967 году. С этого времени и по 1989-й работала под началом Владимира Александровича. Сразу скажу, что как руководитель он очень хороший. Если что-то не так, вызовет в кабинет, сделает замечание, и на этом все. Никого не выделял, все равны: и специалист, и простой колхозник. К нему шли с любыми проблемами, даже личными и семейными. К каждому человеку он находил подход и старался помочь в любое время суток. Проблемы со здоровьем у колхозника? Баум сам договаривался с врачами, выделял транспорт и отправлял на лечение. Между собой председателя люди называли доктором. И к нему все относились с отдачей и уважением. Он все время где-то ездил: то в Гродно, то в Минск, то в Москву, то по объектам хозяйства и так далее. Сначала пользовался лошадьми, работали извозчики. Потом «уазик» появился. Мой покойный муж Бернард Болеславович у него долгое время личным водителем работал. Если приезжали из дальних командировок поздно вечером, председатель отпускал водителя, немного отдыхал и сам объезжал поля и фермы ночью. Я пришла уже в крепкое хозяйство, хотя слышала, что было до этого здесь. Необычным для сельской местности было наличие цеха производства ширпотреба: клипсы, помады, обложки для тетрадей, пуговицы, бусы, запонки. Для молодых семей колхоз построил где-то 40 домов на новой Молодежной улице. Жилье получали не только колхозники, но и врачи, и учителя. Построили Дворец культуры, амбулаторию, почту, торговый центр. Нашей гордостью был парк аттракционов с каруселями и колесом обозрения. Вы можете представить, ведь тогда такое можно было увидеть только в столице. Баум в 70-х годах провел практически во все колхозные деревни, даже самые маленькие, газ. Год ходил по инстанциям, чтобы получить на это разрешение. Мы жили как в городе. Все плакали, когда провожали его на пенсию.

У Виктора Викторовича Михалевича свои воспоминания, но они мало чем отличаются от предыдущих в отношении к бывшему главе хозяйства:

— С Владимиром Александровичем я работал с марта 1970-го по сентябрь 1989-го, пока он не ушел с должности.  Рад, что судьба меня свела с таким грамотным, толковым, справедливым и честным человеком. Пусть и не было изначально у него сельхозобразования, он получил его позже, когда заочно окончил Гродненский сельхозинститут, но это настоящий труженик земли. Наверное, ему от Бога и с рождения дан этот дар. Жаль только, что не смогли последующие руководители сохранить все то, что Баум в колхозе создал. Нигде, наверное, не было собственного авиаотряда из двух вертолетов и самолета. В 1982 году на колхозные средства возвели стелу-памятник Неизвестному солдату, построили телерадиостанцию, теплицу площадью в гектар и лабораторию безвирусного выращивания картофеля. Помню пару случаев. Два водителя вывозили на поля органику и решили прогулять — бросили машины и поехали на хутор пить. Агроном Жук вызвал «гаишника», и мужиков забрали в милицию, да еще права забрали. Баум узнал, поехал и забрал водителей. Одному выписал 50 рублей штрафа, другому — 70, но с работы не выгнал. Как-то во время заготовки силоса Баум накануне отдал распоряжение, чтобы я поставил по две «ешки» (комбайн Е-281. — Прим. авт.) на два разных поля. Трактористы стали возмущаться, что неудобно работать, и пожаловались председателю. Он приехал и стал меня отчитывать, ударил кулаком по капоту моего «уазика». Я отошел в сторону, знал, что сейчас он остынет. Минут через 15 Александрович подошел ко мне. На такие вспышки его гнева никто не обижался. Понимали, ему тяжело, человек делает все, чтобы было всем лучше. После Баума много руководителей сменилось, но такого, как он, больше не найти, наверное. В 1995 году «Ниву» возглавил бывший заместитель Баума Николай Длужневский. Тогда же хозяйство переименовали в колхоз имени Баума.

Улица Молодежная в Гераненах, 1982 г.

Удалось поговорить и с Николаем Александровичем Длужневским, который 8 лет был правой рукой председателя и замещал его на время постоянных командировок.

— В мае 1978 года я был назначен заместителем председателя колхоза «Нива», а в 1995-м уже председателем. При мне хозяйство получило имя Баума. На вопрос о том, как мне работалось при Владимире Александровиче, могу ответить одним словом: отлично! Я горд тем, что он мне доверял. Никогда не забуду его коронную фразу, которую он говорил колхозникам перед очередным отъездом: «Што Колька сказаў, тое і рабіце». С ним нужно было только честно работать, и все. И мои слова могут подтвердить все, кто знал его лично и трудился в одном хозяйстве. Он сильнейший хозяйственник, начинавший с нуля и сначала не знавший, как отличить овес от ячменя. Трудно представить, какие силы, мудрость и талант он применил для того, чтобы Геранены стали известны во многих странах мира. Это мой старший товарищ и наставник, благодаря которому я и сам стал руководителем. Сейчас хозяйство называется КСУП «Баума», а это значит, что земляки до сих пор помнят его.

Колесо обозрения в парке аттракционов в Гераненах, 1974 г.

ВСЕ награды, имеющиеся в копилке Владимира Александровича Баума, перечислять долго. Орден Октябрьской Революции, Трудового Красного Знамени, «Знак Почета»… Золотая медаль и диплом I степени ВДНХ СССР за комплексную застройку Геранен. В 1966 году — орден Ленина и звание Героя Социалистического Труда. Этот год в семье Баумов особенный, юбилейный.

Шестого августа 95 лет отметил Владимир Александрович, а 14 октября у супругов благодатная свадьба — 70 лет совместной жизни. Очень хочется, чтобы эта пара встретила такую дату в кругу семьи и в хорошем здравии.

chasovitina@sb.by

Фото из семейного архива семьи БАУМОВ и автора

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
леха
Отличная статья о настоящем труженике!
Вот о каких людях нужно чаще рассказывать... Соль земли!
Айболит, 67
Повезло дяденьке. Не перепахал клевер на кукурузу - и на свободе. Бывает же такое.
леха
Отличная статья о настоящем труженике!
Вот о каких людях нужно чаще рассказывать... Соль земли!
Валерий, 61 год, Минск
Попробуй  сегодня узнать больше о знаменитых людях советской эпохи. Намучаешься, несмотря на гугл и другие поисковики. Наташа это сделала по-своему, оригинально, приложив к материалу старые снимки. Даже находясь в Москве, ощущаешь себя причастным к истории  Беларуси. И за это спасибо автору!
Автор
Я горжусь, что смогла познакомиться лично с Владимиром Александровичем. Никогда не забуду эту встречу. Это настоящий человек-легенда!  
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?