Кто и как освещает события, происходящие на польской границе

В фокусе должна быть правда

Освещать события, которые сейчас происходят на польской границе, съехались журналисты со всего мира. И пока кто-то интересуется, хватит ли места всем беженцам в теплом торгово-логистическом центре и что у них будет на ужин, другие задают провокационные вопросы, желая найти подтверждение запущенным фейкам. 

Особый взгляд 

Стоя плечом к плечу, слушая комментарии официальных представителей, одни и те же истории беженцев, наблюдая за теми или иными действиями со стороны польской границы, каждый из журналистов в итоге выдает свой взгляд. И порой он оказывается диаметрально противоположным. Почему так?

Чтобы выяснить это, я подошла к одному из самых известных среди белорусов американскому журналисту Мэтью Чансу, пока тот наблюдал, как представители ­БРСМ раздавали сухой паек беженцам. Это тот самый журналист, которому повезло взять интервью у Александра Лукашенко. Я решила узнать его личное отношение к происходящему на границе. Американский журналист сослался на свои репортажи — мол, все там. В ответ поинтересовался моим мнением. И я рассказала. 

Мэтью Чанс.

— Вам стоит написать об этом, — говорит американский коллега. 

Смотрю на него удивленно — мы с коллегами только этим и занимаемся всю последнюю неделю. Но, видимо, в американских реалиях писать нужно не так, как считаешь сам, а так, как положено. Впрочем, судя по некоторым репортажам наших зарубежных коллег, понимаешь, что это так. 
Вот и журналистка Sky News Диана Магней в ответ на мой вопрос о том, каково ее отношение к происходящему, отправила писать запрос в офис ее телекомпании. Иметь мнение, оказывается, американским журналистам не положено. 

Диана Магней.
Амин Дергани, корреспондент «Аль Джазиры», оказался куда более открытым для общения. Он уже шесть дней находится на польской границе и каждый день ведет репортажи на арабском языке, которые смотрит весь восточный мир. Он говорит, что знание языка, безусловно, помогает ему в работе. Но при этом подчеркивает: поскольку в лагере беженцев 90 процентов лиц, приехавших из иракского Курдистана, иногда возникают вопросы, так как у них свой язык. Но в целом все отлично понимают друг друга. 

Амин Дергани.
— Хочу отметить, что белорусская сторона тоже вкладывает много сил, чтобы нам, журналистам, было комфортно работать. Предоставляют все возможности, чтобы мы выполняли свой журналистский долг, — говорит Амин. 
И ему есть с чем сравнить. Вместе с командой он работал в 2014 году на границе Сирии и Турции, бывал в горячих точках, видел кризис, который происходил в Восточной Украине, освещал события в Нагорном Карабахе. Но при этом Амин говорит, что то, что он наблюдает на польской границе сейчас, имеет свои особенности: 

— Этот кризис отличается тем, что Европа, в первую очередь Польша, не хочет принимать этих людей, хотя когда-то обещала. И эти ребята застряли здесь. Я общаюсь с ними каждый день. И исходя из того, что я слышу, надежда о жизни в Европе сохраняется, они продолжают об этом мечтать. 

С ног на голову 

Константин Придыбайло, корреспондент телеканала Russia Today, признается, что впервые ведет репортажи из лагеря беженцев. Он находится на польской границе больше недели: 

Константин Придыбайло.

— Как фанат новостей я вырос на различных эфирах из лагерей беженцев, которые были в Греции, Италии в 2014 году. Они появились после той самой знаменитой «арабской весны», когда европейские страны предприняли попытки насадить демократию в ряде восточных государств. На то, как живут люди, которым пришлось бежать от такого, я всегда смотрел с интересом. И так вышло, что Беларусь стала таким убежищем для нескольких тысяч беженцев. Это ужасно. 

Российскому журналисту не впервой работать в интернациональной команде коллег при освещении событий международного масштаба. Константин Придыбайло признается, что порой просто поражается, как, глядя на одни и те же вещи, западные журналисты умудряются переворачивать все с ног на голову: 
— Коллега из Sky News за 30 минут наговорила такого… Ума не приложу. Вчера, например, она сделала большой сюжет про столкновения, даже не побывав на них. Вот еще мне интересно, какой материал сделал коллега из The New York Times, который вчера опоздал на атаку польских пограничников. Но он пообещал все равно об этом написать. 
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter