В деревне Зорька опять дожди

"Погодные сутки никогда не повторяются." Как наш корреспондент составлял прогноз погоды

Почему они не особо жалуют другие территории и откуда на Шарковщину свалился смерч

РОВНО в девять часов переступаю порог агрометеостанции «Шарковщина», и ее начальник Елена МИРОНЧУК обрисовывает мне фронт работ на сегодня:

— Каждые три часа выходим на метеорологическую площадку для сбора погодных данных: температура воздуха (срочная, минимальная, максимальная), влажность, облачность, атмосферное давление, количество осадков, а в зимнее время еще и высота снежного покрова. С помощью актинометрической станции ежедневно замеряем уровень солнечной радиации. Всю полученную информацию шифруем и отправляем в Белгидромет. На все про все вам около 20 минут, поэтому работаем оперативно.

Начальник агрометеостанции Елена МИРОНЧУК

ПОСЛЕ этой вводной Елена Васильевна сдает меня инженеру-агрометеорологу Андрею Пузикову, с которым и отправляемся на площадку. Первым делом подходим к конструкции, внешне напоминающей сушилку для одежды: под прямым углом установлены три столба, с укрепленными на них проводами. Это, оказывается, станок для измерения гололедно-изморозевых отложений. Алгоритм его работы очень прост: лед, снег и прочее накапливаются на металле и позволяют метеорологу точно узнать размеры подобных отложений. Андрей Владимирович говорит, что ничего лучше еще не придумали. 

Двигаемся к горизонтальному планшету – небольшому столику, застеленному медицинской марлей, — так собирают пробы выпадений вредных веществ. Каждые три дня марлю отправляют в Минск, где ее сжигают и с помощью спектрального анализа определяют загрязненность воздуха. 

Следующая остановка – осадкомер Третьякова. Тоже, к слову, достаточно простая штука в использовании. Если говорить понятным языком, то дождь и снег попадают в специальное ведро, установленное на небольшом столбике и защищенное от ветра. Метеоролог выливает все содержимое в измерительный стакан и определяет количество. К примеру, один миллиметр осадков – это литр воды на квадратный метр. Дальше по плану святая святых  – метеорологическая будка, в которой находится множество различных термометров. Сделано это для того, чтобы максимально точно определить температуру воздуха. 

Инженер-агрометеоролог Андрей ПУЗИКОВ
Завершив здесь все манипуляции, переходим к небольшому участку вспаханной земли. Андрей Пузиков называет это место уголком агрометеоролога. Здесь специалисты следят за состоянием почвы: измеряют температуру на поверхности и разных глубинах (начиная от 20 сантиметров и заканчивая 320), определяют ее промерзание, а в теплый период времени и степень увлажнения верхнего слоя.

Кстати, для конца марта данные пока что не совсем типичны. К примеру, на глубине трех сантиметров градусник показывает минус 1,7. Это значит, что риска вымерзания озимых нет. Инженер-агрометеоролог комментирует: «На данный момент ситуация в нашем районе неплохая. Несмотря на некоторые капризы природы, гибель озимых, по результатам проведенных отращиваний, не превышает десяти процентов от общих посевов».

В ПОМЕЩЕНИИ снимаем с приборов показатели о направлении и порывах ветра, уровне солнечной радиации и облачности. Все данные записываем в журнал наблюдений, чтобы метеорологи могли сопоставить показатели и проанализировать их изменение в течение дня. 

Следующий шаг – шифровка информации. Для этого на станции используют специальный цифровой код. Сразу скажу, обычный человек едва ли сможет понять, что она означает. Но в качестве исключения Андрей Пузиков приоткрыл для «СГ» завесу тайны: «Первая цифра – срочная температура воздуха, то есть та, которая наблюдается в данный момент. Вторая – ее знак, если положительная, будет стоять ноль, отрицательная – единица. Все остальные явления, такие как облачность, количество осадков, влажность, также имеют свои специальные цифры. Зимой используем одну кодировку, а летом совсем другую». Как только все данные зашифрованы, их тут же переправляют в Белгидромет. 

РАБОТА метеоролога на этом не заканчивается, ведь нужно еще составить ежедневный бюллетень с обзором погоды за день и прогнозированием на следующие трое суток для руководителей и организаций трех районов: Шарковщинского, Миорского и Браславского. 


Готовит бюллетени техник первой категории Фаина Циунчик. На агрометеостанцию она пришла еще в 1983 году. За это время  отметила  немало погодных изменений в районе: «В последние годы заметно усилилась ветровая активность. Лишнее тому подтверждение — нетипичный для наших широт смерч в 2016 году. Думаю, все это связано с изменением климата. К слову, не так давно поменялись нормы температуры: пускай и не очень заметно, но она стала выше, особенно зимой».

Изменения в местной погоде стала замечать и Елена Мирончук. Для Шарковщины гроза в апреле уже в порядке вещей, хотя подобное явление не свойственно этому месяцу. Особый интерес у начальника агрометеостанции к заказнику «Ельня», где расположен гидрометеорологический пост. Несколько  лет оттуда приходят интересные данные: «В деревне Зорька, которая находится рядом с заказником, в летнее время выпадает гораздо больше осадков, чем на территории всего района. Возможно,  подобное происходит из-за болот, так как от них идут испарения». 

Метеорологи говорят: погодные сутки никогда не повторяются,  всегда что-то будет отличаться. И разве не прекрасно каждый день это осознавать? 

P.S. 23 марта — День  работников гидрометеорологической службы


banny@sb.by 

Фото автора 

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости