«В боях под Ельней мы смелели...»

ЗА ДЕНЬ до начала Великой Отечественной войны в Ельской средней школе, что на Гомельщине, проходил выпускной вечер. Нас, только что получивших аттестаты об окончании десяти классов, сердечно поздравляли учителя, представители райкома комсомола. А утром следующего дня вызвали в райвоенкомат. Военный комиссар произнес тогда короткую и сухую речь. Он сказал: «Отныне вы — солдаты Красной Армии, и вам предстоит стать на защиту Отечества, против которого развязала войну фашистская Германия»…

Там родилась советская гвардия.

ЗА ДЕНЬ до начала Великой Отечественной войны в Ельской средней школе, что на Гомельщине, проходил выпускной вечер. Нас, только что получивших аттестаты об окончании десяти классов, сердечно поздравляли учителя, представители райкома комсомола. А утром следующего дня вызвали в райвоенкомат. Военный комиссар произнес тогда короткую и сухую речь. Он сказал: «Отныне вы — солдаты Красной Армии, и вам предстоит стать на защиту Отечества, против которого развязала войну фашистская Германия»…

В первых числах июля 1941 года 300 выпускников средних школ Ельского, Наровлянского и Лельчицкого районов отправились в далекий путь под Тамбов. Там, в 39-м стрелковом запасном полку проходили курс молодого бойца: учились стрелять, ползать по-пластунски, кидать гранаты, пользоваться противогазом. После недельной подготовки нас отправили на Западный фронт, где в составе 24-й армии мы заняли оборону в районе так называемого ельнинского плацдарма. Но не успели окопаться, как 19 июля гитлеровские войска при поддержке танков заняли Ельню — административный центр на Смоленщине. И лишь ценой неимоверных усилий удалось сдержать их дальнейшее наступление в направлении Спас-Деменска. В результате образовался ельнинский выступ, глубоко врезавшийся в нашу оборону и создававший угрозу на вяземском направлении. Наша армия неоднократно пыталась срезать этот выступ и выровнять фронт, но все попытки оказались безуспешными. Потери были огромными. Батальон, в котором я служил, потерял убитыми более тридцати процентов личного состава. Многие также были ранены, контужены, в том числе и я…

На войне случалось всякое: героизм и предательство, отвага и трусость. Лично мне запомнился один эпизод. После очередного боя командир нашего батальона Филькин выстроил всех оставшихся в живых и приказал... сдаться в плен. Тогда из строя выскочил мой земляк, гомельчанин, сержант Грибайлов. Отшвырнул Филькина и сказал: «Отныне и до особого указания командовать батальоном буду я. Филькин — трус, паникер и предатель. Прошу всех беспрекословно выполнять мои распоряжения». Так сержант Грибайлов стал командиром батальона...

В конце августа началось очередное наступление 24-й армии. Однако за два дня жестоких боев нам удалось углубиться в немецкую оборону всего лишь на два-три километра, и то на отдельных участках. И лишь в сентябре наши стрелковые дивизии ворвались в Ельню. Опасный выступ был ликвидирован, но часть воинских соединений оказалась в окружении, наш батальон тоже.

Обсуждая план выхода из окружения, комбат Грибайлов предложил двигаться в направлении Вязьмы. При этом предупредил, что нам предстоит преодолеть серьезные препятствия: форсировать реку Угра, около двух километров ползти по лесисто-болотистой местности, затем — миновать опасное Козлиное озеро…

Нашу группу вел кадровый офицер Куприянов. В четырех километрах от Вязьмы увидели, что навстречу нам несутся похожие на немцев кавалеристы. Куприянов предложил укрыться в молодом березняке и по команде стрелять по ногам лошадей. Когда всадники приблизились, они закричали: «Не стреляйте, мы свои, вяземские милиционеры!» Оказалось, вяземской милиции поступил приказ уйти из города и направиться в ближайшее партизанское соединение. «Кто из вас хочет уйти к народным мстителям?» — поинтересовались они у нас. Пять человек согласились... Остальные двинулись в направлении Гжатска.

Там вместе с местными жителями мы рыли окопы, противотанковые траншеи. А после этого пошли на Можайск. Уже на подступах к Москве из отступающих и разрозненных частей были сформированы новые воинские соединения, которые затем участвовали в декабрьском наступлении и отбросили гитлеровцев от советской столицы на 200—250 километров. Да, немало довелось повидать в те годы... Но Ельнинская наступательная операция запомнилась не только тем, что стала моим первым полем боя. Она стала одной из первых успешных в Великой Отечественной войне! В ходе ее удалось осуществить прорыв сильной очаговой обороны противника, разгромить его группировку и изгнать врага со значительной части нашей страны. Первые кирпичики в здание Победы были заложены, на мой взгляд, там, под Ельней. Именно там родилась и гордость наших Вооруженных Сил — советская гвардия. Тогда две стрелковые дивизии 24-й армии первыми были удостоены звания гвардейских.

Моисей ДВОРЕЦКИЙ, кавалер ордена Отечественной войны, участник освобождения Беларуси

г. Офаким, Израиль

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости