В боксе наступает время думать

Председатель Белорусской федерации бокса Дмитрий Тихомолов рассказал, с чем наши спортсмены подходят к самым важным поединкам в карьере

Новый год наши боксеры начнут с новым тренером. Александр Стрижак, который с недавних пор руководит национальной командой, — специалист известный. Однако смена главного тренера менее чем за год до Олимпиады, участие в которой на сегодняшний день гарантировал себе лишь один наш боксер, не может не вызывать беспокойства. И потому мы попросили председателя Белорусской федерации бокса Дмитрия Тихомолова расставить все точки и объяснить, с чем наши спортсмены подходят к едва ли не самым важным поединкам в своей карьере.

— Дмитрий Павлович, перемены в сборной наводят на мысль, что результатами вы недовольны?

— Недавно на президиуме федерации я представил отчет о работе за минувший год, расставил акценты, обозначил задачи. Нам предстоит реализовать несколько масштабных проектов, касающихся и внедрения бокса в школьную программу, и перехода на профессиональные рельсы. Так что с точки зрения стратегического развития белорусского бокса успехи, безусловно, есть. А вот с результатами пока не так хорошо. Если б не наша звездочка Дмитрий Асанов, я был бы и вовсе крайне огорчен выступлением. Надеялся, что, как минимум, еще одному спортсмену удастся «выстрелить». Это, собственно, и стало причиной смены главного тренера. Не могут боксеры прогрессировать, тренируясь постоянно в одном и том же зале, где все друг друга знают и могут по случаю попросить: «Ты меня сегодня сильно не бей — мне в кино вечером». Боксеры должны драться, и меня не устраивало, что на заграничные сборы мне команду чуть ли не силой приходилось выпроваживать. С другой стороны — Сергей Корнеев. Он после нокаута, который получил в поединке Всемирной серии бокса против кубинца Эрисланди Савона, просто не должен был боксировать на официальных турнирах. Нельзя спортсмена «проверять» в поединках, за которыми смотрит весь мир. На чемпионате Европы в Самокове все пришли смотреть на Корнеева, а потом сказали: «М-да.. Не тот...» И ведь Корнеев, которому хотелось доказать случайность того поражения, это тоже понимает: вы бы видели его лицо после боя. И зачем было везти Сергея на чемпионат мира? Там в его весе разыгрывалась лишь олимпийская лицензия — ее получал победитель. Неужели после чемпионата Европы кто-то полагал, что он мог выиграть? В результате на чемпионате мира Корнеев проиграл латышу, который очень хорошо изучил соперника по видеоматериалам, просчитал и нанес ему такие же удары, как и отправивший Сергея в нокаут Савон. И это был второй сильнейший удар по самолюбию нашего боксера.

— Вы считаете, что Корнеев уже списан?

— Это интересный вопрос. Лично я его не списал, но в мае, насколько я знаю, Сергей всерьез хотел повесить перчатки на гвоздь. Правда, узнал об этом я только в октябре, и поэтому у меня снова возникает вопрос: зачем Корнееву в таком состоянии было ехать на чемпионаты Европы и мира? Нужно было вести его через промежуточные бои с тем, чтобы в апреле он мог «выстрелить» на квалификационном турнире и побороться за Олимпиаду. 

— Когда теперь, по-вашему, прояснится будущее Корнеева? После квалификационных турниров?

— Думаю, раньше: мы постараемся оценить его уже в феврале...

— А кого можно считать надеждой на Олимпиаде? Лицензия пока лишь у Дмитрия Асанова...

— По-моему, главной надеждой должен считаться Павел Костромин: это очень сильный боксер. Да, ему немного не повезло с рассечением, но это тоже «заслуга» тренерского штаба. Зачем было устраивать спарринги в «Стайках» накануне чемпионата Европы? Всем и так было понятно, что Костромин лучше Магомеда Нурудинова. Мне тогда объясняли: пусть они побоксируют легонечко, для практики. В результате Павел получил постоянно открывающееся рассечение, с которым он потом бился и на чемпионате Европы (там оно сильно повлияло на результат финального боя), и на чемпионате мира. А он, между прочим, мог выиграть! 

— Сейчас в команде новый главный тренер — Александр Стрижак...

— ...который предложил интересный план по исправлению ситуации. Например, и Корнееву, и Долголевцу, и Асанову пригласим зарубежных тренеров-консультантов, которые будут помогать в работе. Кстати, Стрижак долгое время работал с Асановым, хорошо знает этого бойца, а это очень важно. Ведь квалификация тренера подразумевает не только арсенал каких-то методических наработок, но и психологию, умение наладить контакт с подопечными. Мне на память сразу приходит известная история Майка Тайсона и тренера Каса Д`Амато, который своих учеников даже супом у себя дома кормил, чтобы знать, что они думают и чем живут. Только в таком случае можно воспитать суперспорт-смена. И это как раз то, чего частенько не хватает нашим специалистам.

— Приходилось слышать, что некоторым тренерам попросту неинтересно возиться со своими подопечными. Большинство пытаются решать собственные задачи, при этом зачастую за государственный счет.

— Увы, это уже давно стало системой, и мы пытаемся с ней бороться. Меняем подходы к тренерскому коллективу, к методам работы. Например, сегодня специалисты, которые не сдали соответствующих экзаменов и не имеют квалификационной звезды АИБА, не могут выводить своих подопечных на ринг. Думаю, в конечном счете мы заставим всех тренеров работать.

— Это в большей мере — борьба с последствиями. Причина же постоянных попыток тренеров найти возможности «подработать» кроется в том, что в профессиональном боксе банально больше платят...

— Мы стараемся создавать условия. Главное из них — перспектива выхода на профессиональный ринг «официальным», последовательным путем. Давно не секрет: чем выше у спортсмена и тренера результаты и квалификация в любительском боксе, тем более выгодный контракт он может заключить, став профессионалом. Примеров обратной зависимости в нашей истории также множество. Тех парней, которые не стали призерами чемпионатов Европы, мира и тем более Олимпиад, не наработали себе никакого рейтинга, берут здесь как пушечное мясо. За каждый бой им платят около 2 тысяч евро. Некоторым, допустим, по 10 тысяч. В год получается 5 — 6 боев. По меркам бокса да и спорта вообще — совсем немного.

— Белорусская федерация бокса может предложить перспективным боксерам сопоставимые деньги?

— Сейчас мы в какой-то мере предлагаем бартер. Обеспечиваем условия подготовки, питание, сборы, тренеров, фармакологию, перелеты. В профессиональном боксе спортсмен вынужден оплачивать все это из сумм, которые ему платят организаторы. Так что «прибыль» в конечном счете получается не такая уж и существенная. Плюс лучшим спортсменам и тренерам мы платим весьма неплохие стипендии. Причем не от боя к бою, а регулярно. Другими словами, обеспечиваем всем необходимым, чтобы расти, показывать результат и завоевывать авторитет, который в будущем поможет заработать гораздо более весомые суммы.

— Система перспективная, однако она все равно не будет полноценной без высшего звена — профессионального клуба, к попаданию в состав которого могли бы стремиться боксеры. Существует ли какой-то план интеграции белорусского бокса в систему профессиональных лиг WSB или АPB?

— Если бы у Беларуси был свой клуб в одной из лиг, вариантов развития карьеры и достижения результатов для наших боксеров было бы гораздо больше. Иначе получается, как с тем же Сергеем Корнеевым. Мы отдали его в Киев, клуб «Украинские атаманы», но там его как легионера ставили на самые тяжелые поединки. Например, против Савона выходит Корнеев, а украинцы боксируют против тех, с кем можно сражаться на равных и набирать рейтинговые очки. Ситуация с перспективой развития лиги APB должна проясниться в мае, и мы очень хотим, чтобы в стране появился профессиональный клуб. 

— В прежние годы вопрос упирался в бюджет, который у большинства таких клубов превышает миллион евро...

— Тут еще важно понимать, что уровень выступления наших боксеров также должен быть таким, чтобы на них хотелось смотреть и выделять средства на развитие. Да, заслуги нашего бокса уже выше, чем во многих других видах спорта. Но при этом ведь в США этот вид пользуется такой популярностью, что билеты не достать. Получается замкнутый круг: без результатов нет интереса, без интереса нет развития и результатов. Полагаю, что разорвать этот круг может, например, завоеванная в Рио-де-Жанейро олимпийская награда. Мы должны показать себя, и потому на Играх боксеры будут, без всяких преувеличений, сражаться за свое и наше будущее.

komashko@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости