В Белорусской филармонии прошел концерт польской духовной музыки эпохи барокко

Ансамбль «Камерные солисты Минска» и камерный хор Salutaris представили публике целую россыпь музыкальных сокровищ, оживлявших 300-400 лет назад костелы Польши и Беларуси.  

Поет хор Salutaris

Главным мотором этого проекта стал художественный руководитель «Камерных солистов Минска» Дмитрий Зубов. Он и на органе играл, и дирижировал, и с увлечением рассказывал. 

А художественный руководитель Salutaris Ольга Янум неожиданно запела в составе вокального квинтета, в котором, кроме нее, были режиссер Денис Жигунов, сценарист Юлия Шедько, музыковед Екатерина Сергиевич, художник Всеволод Швайба. Люди самых разных профессий, объединенные страстью к музыке, к театру, к хору.

Играют «Камерные солисты Минска». За органом Дмитрий Зубов

Главным же украшением этого концерта стали две оперные дивы из Большого театра Беларуси Татьяна Гаврилова и Ирина Кучинская, с удивительной тонкостью сумевшие почувствовать стиль исполняемой музыки и вдохновившие всех своим чудесным пением. 

Почему этот концерт оказался так интересен и важен и для артистов, и для публики?

Во-первых, потому, что барочная музыка, столь модная нынче во всем мире, для нас пока непаханое поле. Мы знаем Баха, Вивальди, но почти не слышим ни Монтеверди, ни Букстехуде, ни даже Генделя. Что уж говорить о композиторах Речи Посполитой!

Поет солист Государственной академической хоровой капеллы имени Ширмы Виталий Амбражевич

Во-вторых , и это особенно важно, без возрождения барочного музицирования не будет и возрождения белорусских костелов. 

Это понятно на примере белорусских дворцов и замков. В восставших из руин Несвиже и Мире немедленно возродились шляхетские балы и зазвучала старинная дворцовая музыка - Радзивиллы, Огинские, Ян Давид Голланд и многое другое. Благо ученые и музыканты из «Белорусской капеллы» заранее позаботились о том, чтобы извлечь эту музыку из архивов, стряхнуть с нее пыль веков и представить слушателю в самом лучшем виде.

Звучит  духовный концерт Мартина Мельчевского Deus in nomine Tuo («Господь, во имя Твое...»)

А ведь я еще помню, как смеялись в 1980-х годах над музыкантами из первого состава «Кантабиле», которые буквально в каждом концерте исполняли номера из «Полацкага сшытка». Простая танцевальная музыка наших предков кому-то казалась  недостаточно утонченной для филармонической сцены. Должно было пройти четверть века нашей независимости, чтобы в Мире и Несвиже музыкантов «Кантабиле» стали считать своими дворцовыми музыкантами.

Поют Юлия Шедько, Ольга Янум, Еватерина Сергиевич, Всеволод Швайба и Денис Жигунов

Точно та же история и с костелами. 

- Костелы в Беларуси являются не только доминантами, символами города или местечка, где они располагаются, но и подлинными духовно-эстетическими центрами, - сказал по этому поводу председатель Белорусского фонда культуры Тадеуш Стружецкий.

Проще говоря, костел - это еще и концертный зал. Тем более, как утверждает Тадеуш Иванович, «абсолютное большинство белорусских костелов имеет сегодня действующие органы».  

Дмитрий Зубов читает стихотворный перевод мотета

- Беларусь - страна органов,  - утверждает кандидат искусствоведения Светлана Немогай. 

Как полагают ученые, в середине XVIII столетия в костелах Беларуси было не менее 400 органов. Сейчас значительно меньше. Но органы, как и костелы, будут восстанавливаться. Сам костел с его акустикой - своего рода музыкальный инструмент, и он непременно должен звучать. 

Артисты ансамбля «Камерные солисты Минска» Елена Мальцева, Александра Чеховская, Алексей Загорский

В духовном пространстве костела хорошо и естественно звучит так называемая фигуративная музыка, то есть именно музыка барокко с ее богатством полифонии и фактуры, рембрандтовской светотенью и могучими страстями.
 Музыка, в которой необязательно есть текст. Это могут быть две скрипки иди две флейты, но непременно в сопровождении органа.

Солистки Большого театра Беларуси Татьяна Гаврилова и Ирина Кучинская и солист Государственной академической хоровой капеллы имени Ширмы Виталий Амбражевич 

Именно такая музыка звучала в этот вечер в Белорусской филармонии. И эффект она вызвала необычайный.

- Я физически ощущаю, что мои предки 300 лет назад слушали эту музыку в каком-то большом костеле. И не в Вавеле, а намного ближе - в Борисове или где-то еще! - признался мне слушатель по имени Александр. - Наверное, это память рода! 


В Великом Княжестве тоже были свои композиторы, писавшие музыку в подобном стиле, ведь он был общим для всей Европы. Настолько, что в канцоне Chromatica Адама Яжембского мы без труда узнаем мелодию старинной французской песенки, известной у нас со словами «Каде Руссель богато жил…», но не узнаем родных нам церковных гимнов и песен.

Был у нас Вацлав из Шамотул. Были наверняка и другие композиторы, чьи произведения ждут своего часа в неведомых архивах. Ноты, как и другие рукописи, не горят. Уцелевшая в архивах польская барочная музыка - добрая весть и надежда для нашей культуры.

ФОТО: Александр Горбаш

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
4.81
Загрузка...
Новости и статьи