В Беларуси планируется начать испытания ГМ-сортов

С помощью генной инженерии ученые победили сотни болезней, вывели сорта овощей и фруктов с небывалыми вкусовыми и качественными характеристиками, наконец, обнаружили, а теперь ищут способ заблокировать ген старости. Тем не менее в общественном сознании понятие "генно-модифицированный организм" стало синонимом не научного прорыва, а чего-то заведомо вредного для здоровья. Неужели трансгенные организмы так опасны, как внушают нам их противники? Почему, несмотря на массовое отторжение, ГМ-продукты продаются в магазинах? Как изменится жизнь современного человека в случае отказа от ГМО? Ответы на эти и другие вопросы корреспондент БЕЛТА искала вместе с доктором биологических наук, руководителем Национального координационного центра биобезопасности, действительным членом Международной академии информационных технологий Сергеем Дромашко.

С помощью генной инженерии ученые победили сотни болезней, вывели сорта овощей и фруктов с небывалыми вкусовыми и качественными характеристиками, наконец, обнаружили, а теперь ищут способ заблокировать ген старости. Тем не менее в общественном сознании понятие "генно-модифицированный организм" стало синонимом не научного прорыва, а чего-то заведомо вредного для здоровья. Неужели трансгенные организмы так опасны, как внушают нам их противники? Почему, несмотря на массовое отторжение, ГМ-продукты продаются в магазинах? Как изменится жизнь современного человека в случае отказа от ГМО? Ответы на эти и другие вопросы корреспондент БЕЛТА искала вместе с доктором биологических наук, руководителем Национального координационного центра биобезопасности, действительным членом Международной академии информационных технологий Сергеем Дромашко.

Для начала разберемся, что же такое генетически модифицированный организм. Итак, ГМО - это живой организм, генотип которого был искусственно изменен методами генной инженерии с целью придания ему желаемых свойств. Проще говоря, если ген, отвечающий за устойчивость к жаре, правильно встроить в геном обыкновенного помидора, то получившийся в результате овощ будет демонстрировать завидную теплоустойчивость. Про такой помидор скажут, что в нем содержатся генно-инженерные конструкции, назовут его трансгенным или окрестят ГМ-продуктом. Интересно, что на практике процесс получения генно-модифицированных организмов отличается от классического скрещивания только наличием операций над ДНК вне организма - в пробирке. "Если раньше над выведением нового сорта селекционеры могли трудиться годами и даже веками, то теперь желаемый результат можно получить почти мгновенно", - добавил Сергей Дромашко.
 
Фактические доказательства того, что продукты, содержащие ГМО, негативно влияют на здоровье людей, учеными не получены. Зато имеется практический опыт применения трансгенов с пользой для человечества. "Судите сами, освоение производства инсулина лабораторным способом принесло облегчение тысячам больных сахарным диабетом людей. А ведь для получения этого гормона ученым пришлось изменить генотип кишечной палочки, встроив в нее ген инсулина человека", - пояснил ученый. Благодаря преобразованию сегодня из тысячи литров бактериальной культуры можно получить около 200 грамм инсулина. Для сравнения, раньше для получения такого же количества инсулина ученым приходилось использовать 1,6 тыс.кг поджелудочной железы животных.
 
Не меньшим по масштабу научным прорывом стало получение с помощью генно-модифицированных организмов интерферона. Этот белок человека отвечает за сопротивляемость организма вирусам и сегодня входит в состав большинства противовирусных лекарственных препаратов.
 
Получается, что ГМО много лет служат человечеству, но слухов об их исключительной вредности меньше не становится. По мнению Сергея Дромашко, большинство распространенных в обществе мифов о вреде генетически модифицированных организмов имеет политическую подоплеку. Так, европейские эксперты, заявляющие во всеуслышание о вредности трансгенных продуктов, подразумевают только сорта растений, созданные в США. В свою очередь, Соединенные Штаты негативно относятся только к тем трансгенным культурам, которые поступают из ЕС. "Едва ли можно всерьез говорить об обоснованности такой информации", - добавил ученый.
 
По словам Сергея Дромашко, свойства поступающих в продажу ГМ-продуктов хорошо изучены и ждать от них неприятных сюрпризов не стоит. "Все новые сорта овощей и фруктов подвергают серьезной проверке на безопасность, длящейся не один год", - добавил он.
 
Процедура начинается с передачи разработчиками увесистого досье (обычно на 200-300 страниц) в экспертные органы. В документе описываются способ создания сорта и ген, который был вставлен в прототип. Содержится информация, подтверждающая безопасность сорта, в том числе и данные о невозможности возникновения аллергических или токсических реакций на новый трансгенный организм. В случае принятия экспертной комиссией единодушного решения о его безопасности авторам выдается разрешение на испытание сорта на специально отведенном для этого полигоне. Там в течение года ученые наблюдают за развитием образцов, анализируют, происходят ли под воздействием испытуемого растения изменения в животном и растительном мире вблизи полигона.
 
Заключительным этапом проверки является отправление образца в селекционную организацию для анализа в течение нескольких лет его характеристик, а также скрещивания с другими сортами для улучшения свойств. Затем наступает этап госсортоиспытания. "Если новый сорт показывает преимущества над теми, которые разрешено выращивать в данном регионе (районированными), изобретателям выдают разрешение на его коммерческое использование, в том числе и на реализацию", - добавил Сергей Дромашко. Если сорт не обладает выдающимися характеристиками, использовать его не разрешат. "Такая тщательная проверка гарантирует, что этот сорт безвреден для здоровья человека", - подчеркнул ученый.
 
С учетом имеющихся гарантий безопасности генетически измененных продуктов и отсутствия фактических доказательств негативных последствий их потребления, доступ ГМ-продуктам на белорусский рынок открыт. "Однако, ввиду противоречивого отношения общественности к генетически модифицированным организмам, всякий раз, когда в импортных продуктах питания обнаруживаются трансгены, потребителям сообщают об этом. В частности, на этикетку и ценник продукта питания большими красными буквами наносят надпись "Содержит ГМО", - отметил эксперт.
 
По словам Сергея Дромашко, на наличие ГМ-организмов проверяются все ввозимые на территорию республики продукты, содержащие сою и кукурузу. Это связано с тем, что 81% производимой в мире сои и 35% - кукурузы содержат генно-модифицированные организмы, пояснил ученый. К слову, согласно имеющимся данным, лишь незначительная часть импортируемой продукции - около 1% - показывает содержание генетически ГМ-организмов. "Проверки других поступающих из-за рубежа продуктов питания, которые периодически проводятся по заданию Госстандарта, ГМО ни разу выявили", - добавил Сергей Дромашко.

 Еще эксперт отметил, что в республике приняты более жесткие, чем в ряде других стран, критерии проверки импортной продукции на наличие в ее составе генно-модифицированных организмов. Например, в государствах Европейского союза импортный товар маркируется как содержащий ГМО только в том случае, если в продукции выявлено не менее 0,9% трансгенных организмов. Товар, в котором этот показатель меньше, этикетировать не обязательно. В США, Аргентине, Канаде продукты питания с ГМО вообще никак не маркируются. Тогда как в Беларуси действует так называемая беспороговая концепция. Как пояснил Сергей Дромашко, суть ее в том, что, если в тонне товара обнаружат хотя бы одну генетически модифицированную молекулу, всю партию следует промаркировать как товар, содержащий ГМО.
 
При этом, как пояснил ученый, в белорусских магазинах ГМ-продукты практически не встречаются. "Учитывая заведомо отрицательное отношение общественности к трансгенным продуктам питания, продавцы, получившие сертификат о наличии в продукции ГМО, предпочитают отдать ее на корм скоту. Они понимают, что такой товар никто не купит и он пропадет", - отметил представитель НАН, добавив, что в дальнейшем продавцы, как правило, стараются больше не связываться с поставщиками трансгенных продуктов.
 
К слову, эффективность организации биобезопасности в республике высоко оценили на международном уровне. В 2006 году Глобальный экономический фонд и Программа ООН по окружающей среде (ЮНЕП) отметили работу Национального координационного центра биобезопасности специальной, изготовленной из дерева, грамотой.
 
Сейчас в Беларуси не выпускают трансгенные продукты - предпочтение отдают классическим методам селекции. Тем не менее работа по освоению генно-инженерных технологий идет в лабораториях. Например, в Республиканском научно-практическом центре эпидемиологии и микробиологии Министерства здравоохранения с помощью ГМО создаются новые лекарственные препараты. Ученые трех институтов НАН (генетики и цитологии; картофелеводства; биофизики и клеточной инженерии) работают над созданием картофеля, являющегося невосприимчивым к насекомым и вирусным инфекциям.
 
В текущем году в Минске сдан в эксплуатацию первый в стране полигон для проведения испытаний генно-модифицированных сортов, предназначенных для последующего коммерческого использования. Два других, уже действующих полигона, предназначены и использовались исключительно для проведения исследований в научных целях.
 
"Сегодня от степени развития науки, в том числе и генной инженерии зависит будущее страны, и мы не хотим отставать", - добавил ученый, отметив, что работы на новом полигоне будут вестись осторожно и цивилизованно, с соблюдением белорусских законов, международных обязательств. "На полигоне будут проводиться исследования отечественной трансгенной продукции, а также реализовываться совместные проекты с государствами-партнерами", - добавил представитель НАН. В текущем году Национальный координационный центр биобезопасности начал переговоры с одной из российских компаний по поводу проведения совместных работ по испытанию на белорусском полигоне нового сорта сахарной свеклы.
 
Но это вовсе не значит, что в скором будущем на прилавках белорусских магазинов появится отечественная ГМ-продукция. По словам Сергея Дромашко, это произойдет не раньше середины 20-х годов этого века.
 
Ученый также добавил, что проведение в Беларуси исследований, связанных с генно-инженерными технологиями - явление закономерное и оправданное. "На данном этапе развития отказ отдельно взятого государства от исследований в области генной инженерии равнозначен возвращению науки к уровню Каменного века. Современное общество настолько привыкло использовать ГМО, что без них привычный ритм оказался бы нарушен", - отметил Сергей Дромашко. С исчезновением трансгенных организмов человечество лишилось бы многих лекарств - даже обыкновенное ОРЗ лечили бы народными средствами - малиной и медом. И это на фоне появления таких острых проблем, как нехватка корма для сельскохозяйственных животных (их основным компонентом является соя, а она - генно-инженерная на 81%) и перебои с продовольствием у некоторых бедных стран. Даже так называемые зоны, свободные от ГМО, существующие в европейских странах и США, не запрещают ввоз туда медицинских препаратов, в том числе и содержащих генетически модифицированных организмов.

Мария Дмитриева,

БЕЛТА

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости