В 37 бой только начинается

Андрей Орловский: Не стоит считать, что большая политика в спорте сильно влияет на отношения людей

Белорусский самбист Андрей Орловский однажды уехал в США и сумел стать сильнейшим бойцом планеты, завоевав титул чемпиона мира по смешанным единоборствам в самой популярной версии UFC. Его знаменитость не знала границ, но испытания медными трубами Андрей пройти не смог и был низвергнут с пьедестала. Сейчас Орловский не без успеха предпринимает новую попытку завоевать титул. Он был близок к чемпионскому бою, но в начале января неожиданно уступил нокаутом Стипе Миочичу. Однако это его сильно не расстроило.

— Как настроение после поражения от Стипе Миочича, случившегося 2 января в Лас-Вегасе, уже отошли?

— Неприятно, конечно, что проиграл. Но сильно не переживаю — досадное недоразумение. Произошедшее для меня в какой-то степени даже к лучшему. Я остался в пятерке рейтинга UFC. Сделаем работу над ошибками, кое-что поменяем, и я начну готовиться к новому бою.

— Где был допущен главный просчет?

— В самом ведении боя. Честно говоря, у меня голова была занята другим, потому что были кое-какие проблемы даже в день поединка. Я был мыслями не в октагоне, мои мысли были заняты посторонним. Многие говорят, что у меня были потерянные глаза, даже когда я уже выходил на бой. Как результат — я проиграл.

— Почти полтора года назад вы говорили, что планируете еще минимум пару лет спортивной карьеры, а вообще расцвет бойца — 35 — 38 лет.

— Я даже говорил, что до сорока лет планирую драться, а расцвет — это 36 — 39 лет. Неделю назад мне исполнилось 37 лет, и я еще поупираюсь.

— Вопрос, от которого не уйти. Понятно, что речь не о ближайшем будущем, но вообще для вас бой с возобновившим карьеру Федором Емельяненко интересен?

— Если мне предложат такие же «бабки», как ему, то, конечно, хоть завтра! Думаю, я буду более серьезным соперником, чем актер индийского кино. Конечно, давайте подеремся. Такими высказываниями я точно не прибавлю себе болельщиков в России. Но что поделать? Я говорю то, что есть. Но я не шепчусь где-то за спиной, а говорю в открытую. Емельяненко вообще, наверное, плевать на мои высказывания и суждения. Каждый выступает там, где хочет, дерется с тем, с кем хочет, и зарабатывает, как может. Я, например, дерусь за намного меньшие деньги, чем он. С этой точки зрения он молодец — просидел три года в кабинете и вышел на ринг за такие «бабки».

— Все последние бои вы проводили в Лас-Вегасе. Есть ли в Америке негативное отношение к русским?

— Прежде всего, я выходец из Советского Союза, хотя ситуацию я, конечно, могу наблюдать изнутри. Нельзя сказать, что в Америке какое-то особенное отношение к русским. Иногда негатив есть, иногда нет. Но благодаря мне, например, многие американцы узнали, что такое Беларусь. Не стоит считать, что большая политика в спорте сильно влияет на отношения людей. Тем более скоро президентские выборы, и если к власти придет Дональд Трамп, он обещает наладить отношения с Владимиром Путиным, так что, я думаю, все будет хорошо.

— Вы любите хоккей и сами играете. Болеете за какую-то команду?

— Моя любимая команда — «Чикаго Блэкхоукс». Они красавцы, за шесть лет выиграли три Кубка Стэнли. Плюс теперь я болею за «Флориду Пантерз». И еще мой товарищ Джеймс Вишневски играет за «Каролину». Дома меня ожидает джерси, подписанная всеми игроками. К тому же он обещал сделать мне клюшки с моим прозвищем The Pitbull. Так что я в предвкушении подарка.

— Ваша кинокарьера продолжается или вы пока отложили все сторонние проекты?

— Все говорят: «Кинокарьера». Да какая карьера? Сыграл в паре эпизодов. Конечно, это было приятно и интересно, и если будут еще предложения, не идущие вразрез с моими планами, обязательно приму. Мне предложили принять участие еще в одном эпизоде сериала «Области тьмы», сейчас приеду и буду разговаривать на эту тему. Съемки похожи на отпуск. Пять минут тебя снимают, два часа переставляют декорации. За тобой все ходят. Я говорю: да перестаньте, дайте мне немножко побыть одному. 

— То есть от такой работы устаете не сильно?

— Вообще не устаю. Какая там работа? Особенно в сравнении с подготовкой к бою, когда ты в зале весь восьмичасовой рабочий день проводишь по четыре-пять тренировок. 

— Вы, я знаю, любите читать. Что бы порекомендовали из последнего прочитанного?

— Я не могу рекомендовать. Все русскоязычное, что доходит до меня в США, в России уже давно читали. Сейчас я перечитываю Акунина, который мне очень нравится. Стараюсь каким-то образом совершенствоваться. Русский забывается, английский еще не выучил, все мое общение — это семья и друзья.

Александр СЕДОВ
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости