Народная газета

Ужас “зимнего волшебства”

Ужас «Зимнего волшебства»: карательные операции фашистов

Судьбу хатыни разделили сотни наших сел. Карательные операции фашистов нередко имели нежное название. И всегда — страшный финал

“Мы бросаем гранаты в жилые дома, — писал 25 августа 1941 года в своем дневнике обер-ефрейтор вермахта Иоганнес Гердер о его пребывании в Беларуси. — Дома очень быстро горят. Огонь перебрасывается на другие избы. Красивое зрелище! Люди плачут, а мы смеемся над слезами... Проклятая гуманность нам чужда”. Зато не чужда была герру Гердеру и его командованию весьма специфическая, извращенно-издевательская романтичность. 

Фото Юрия Мозолевского

Черным от крови и бесчеловечности операциям на нашей земле гитлеровское руководство зачастую давало светлые и весьма благозвучные названия.

Одна из таких операций, названная “Зимнее волшебство” (Winterzauber), была организована 75 лет назад, в феврале-марте 1943 года, в треугольнике Себеж — Освея — Полоцк и на территории Псковской области. В ходе ее проведения было разграблено и сожжено 158 населенных пунктов, погибли тысячи людей. Только на наших землях было уничтожено и сожжено заживо 3,5 тысячи местных жителей, еще 2 тысячи угнаны на каторжные работы в Германию, а более тысячи детей — в Саласпилсский лагерь смерти, располагавшийся на территории Латвии. Ее продолжила в Смолевичском и Логойском районах операция “Дирлевангер”, одним из финальных аккордов которой стала трагедия нашей Хатыни, 75-ю годовщину которой мы будем скорбно отмечать 22 марта.

Но Хатынь — лишь одна из многих белорусских деревень, уничтоженных карателями. А воздвигнутый здесь мемориал — собирательный образ величайшей трагедии нашей земли. Карательные операции против партизан и населения гитлеровцы проводили с первых дней оккупации. Уже в июле 1941-го полицейский полк “Центр” организовал карательную акцию в Беловежской пуще и прилегающих к ней районах, в ходе которой уничтожил многие населенные пункты. В августе фашисты орудовали в районе Ивацевичей и близ Лепеля, а также в Богушевском районе. В донесении об итогах операции в районе Богушевска гитлеровцы писали, что ими расстреляно 13 788 человек из числа гражданского населения.

И все же наиболее кровавым в этом отношении стал 1943-й. 18 февраля прозвучала 109-минутная речь министра просвещения и пропаганды Третьего рейха Йозефа Геббельса о “тотальной войне”. “Я спрашиваю вас: хотите ли вы тотальной войны? Хотите ли вы вести ее, даже если надо вести ее еще тотальнее и радикальнее, чем мы сегодня вообще можем себе представить?” — риторически вопрошал Геббельс.


На практике это отразилось в том, что “тотальная война” с начала 1943 года пришла и на наши земли. Для гитлеровцев стало характерным проведение крупномасштабных “усмирительных” акций с использованием моторизованных подразделений, танков, авиации. Во время карательной операции под кодовым названием “Коттбус” в мае-июне 1943 года в Минской, Вилейской и Витебской областях фашисты сожгли десятки деревень, уничтожили около 10 тысяч человек, а более 6 тысяч вывезли в Германию. Не останавливались они и перед массовым уничтожением детей и подростков, приводит ужасающие факты кандидат исторических наук Марат Жилинский:

— В январе 1943 года в деревнях Осиповичского и Червенского районов оккупанты заживо сожгли 864 ребенка. В марте того же года в Освейском районе 2118 детей до 12-летнего возраста были утоплены в реке Свольне. На территории Бегомльского района за годы войны было замучено и угнано в немецкое рабство 3708 детей. Уничтожение наших детей имело целенаправленный и планомерный характер, который проистекал из нацистской идеологии уничтожения неарийских народов. В Шклове и Лельчицах малышей закапывали живьем в противотанковых рвах. Весной 1943-го 40 детей были брошены в колодец деревни Ухвала Крупского района. Только в Брестской области каратели уничтожили 45 258 детей, в Бобруйской — более 6200. В целом по Брестской, Бобруйской, Полоцкой и Полесской областях было повешено, сожжено и расстреляно 63 920 детей.

В осенне-зимний период 1943/1944 годов проведение тактики “выжженной земли” приняло наиболее широкие масштабы. В последний период фашистской оккупации роль гитлеровского вермахта в осуществлении политики тотального опустошения оккупированной территории проявилась в создании специальных команд поджигателей. В их задачу входило проведение полного опустошения территории при отходе. Так, была сожжена вместе с жителями деревня Дальва Логойского района. Марат Жилинский подводит печальный итог:

— За годы оккупации гитлеровцы провели на наших землях свыше 140 карательных операций, во время которых полностью или частично уничтожили 7251 деревню. Судьбу Хатыни разделили еще 628 сельских населенных пунктов, 186 из которых уже никогда не были восстановлены.

Кодовые названия некоторых карательных операций против партизан и местного населения:

“Болотная лихорадка” (Sumpffieber) — на территории Витебской, Минской и Брестской областей (25 августа — 20 сентября 1942 г.);

“Весенний праздник” (Fru..hlingfest) — в Докшицком, Лепельском, Полоцком и Ушачском районах (17 апреля — 5 мая 1944 г.);

“Волшебная флейта” (Zauberfliite) — в Минске (17—22 апреля 1943 г.);

“Дирлевангер” (Dirlewanger) — в Смолевичском и Логойском районах (март 1943 г.);

“Заяц-беляк” (Schneehase) — в Россонско-Освейской партизанской зоне (28 января — 13 февраля 1943 г.);

“Зимнее волшебство” (Winterzauber) — в Дриссенском, Освейском, Полоцком и Россонском районах (14 февраля — 20 марта 1943 г.);

“Зимний лес” (Waldwinter) — в Витебском, Городокском, Меховском, Полоцком и Сиротинском районах (27 декабря 1942 г. — 25 января 1943 г.);

“Майская гроза” (Maigewitter) — в Витебском, Городокском, Суражском и Лиозненском районах (17—22 мая 1943 г.);

“Майский жук” (Maikafer) — в Кличевской партизанской зоне (летом 1942-го и весной 1943 годов);

“Освящение храма” (Kirchweih) — в Калинковичском, Василевичском и Хойникском районах (20—21 октября 1943 г.);

“Охота на зайцев” (Hasenjagd) — в Белыничском, Круглянском и Шкловском районах (14—15 октября 1943 г.);

“Праздник урожая” (Erntefest) — в Пуховичском, Копыльском, Гресском, Слуцком, Узденском районах (январь-февраль 1943 г.);

“Прогулка на Троицу” (Pfingstausflug) — в Бегомльском, Плещеницком и Борисовском районах (22 апреля — 12 мая 1944 г.);

“Русалка” (Nixe) — в Житковичском, Петриковском, Любанском, Копаткевичском и Старобинском районах (24 февраля — 1 марта 1943 г.);

“Теплый ветер” (Fohn) — в Лунинецком, Ганцевичском и Клецком районах (2—23 марта 1943 г.);

“Шаровая молния” (Kugelblitz) — в Суражской партизанской зоне (14 февраля — 19 марта 1943 г.).

Выдержки из 4-й Гаагской конвенции 1907 года “О законах и обычаях войны”

Статья 25. Воспрещается атаковать или бомбардировать каким бы то ни было способом незащищенные города, селения, жилища или строения.

Статья 27. При осадах и бомбардировках должны быть приняты все необходимые меры к тому, чтобы щадить, насколько возможно, храмы, здания, служащие целям науки, искусств и благотворительности, исторические памятники, госпитали и места, где собраны больные и раненые, под условием, чтобы таковые здания и места не служили одновременно военным целям.

Статья 28. Воспрещается отдавать на разграбление город или местность, даже взятые приступом.


osipov@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...