Уйдут по–английски

Великобритания выйдет из ЕС 29 марта 2019 года

ЕС и Великобритания нервничают, более того — кажется, достигли грани нервного срыва. А может, и перешли ее. Шутка ли: Великобритания выйдет из ЕС 29 марта 2019 года и, весьма вероятно, по–английски: без прощания, улыбок и обещаний «свидеться еще».

Фото  РЕЙТЕР.

Договоренности об условиях выхода нужно достичь в октябре–ноябре: такого рода соглашения должны быть ратифицированы парламентами всех стран­– членов. Процедура долгая и крикливая. Эксперты предупреждают: хуже всего ратификация будет идти в самой Великобритании, где оппозиция премьер–министру Терезе Мэй ширится и где желающие занять ее кресло вышли из тени. Вот о своих амбициях заявляет бывший министр иностранных дел Борис Джонсон: «В отличие от премьер–министра я боролся за это (брексит), я верю в это, я считаю, что это правильный путь для нашей страны, и полагаю, то, что происходит сегодня, — это, увы, не то, что людям обещали в 2016 году». Действительно, Мэй в свое время агитировала за сохранение Великобритании в ЕС, но — усмешка судьбы! — теперь руководит выходом. О напрасных обещаниях говорил и президент Франции Эммануэль Макрон, сторонник жесткого урока для покидающих корабль: «Те, кто говорит, что могут прекрасно обойтись без Европы, лгут. Нельзя просто так выйти из ЕС без расплаты и последствий».

О последствиях беспокоятся все больше. В Великобритании создают шестинедельный запас жизненно необходимых лекарств, назначен министр, ответственный за бесперебойное снабжение острова продуктами сразу после брексита. Как их будут ввозить, если уже нет инфраструктуры для таможенных проверок? А ведь только через Дувр на остров ежегодно въезжают 2,6 млн грузовиков, которые теперь придется досматривать. Неизбежные в этом случае очереди будут самым видимым, хотя и не самым тяжелым последствием ухода из ЕС без соглашения. Франция заявила о приеме на работу дополнительно 700 таможенников и частичном восстановлении инфраструктуры. Макрон настроен решительно: никаких компромиссов!

Европейские чиновники обвиняют Терезу Мэй, а с ней и всю Великобританию, в высокомерии и нежелании договариваться. Министр иностранных дел Джереми Хант сравнивает ЕС с Советским Союзом: никто, мол, не хотел отпускать. Президент Евросовета поляк Дональд Туск крепко на это сравнение обиделся. Ой, не видать в этой ситуации британцам соглашения на своих условиях.

Объективно соглашение больше нужно Великобритании: 44% ее торговли приходится на ЕС, который предлагает два варианта ухода. Первый — «норвежский»: по нему Великобритания фактически останется членом единого рынка и таможенного союза. Но, говорит премьер Мэй, это будет «насмешкой над референдумом, который прошел два года назад»: у страны останутся обязанности перед ЕС, но фактически не будет прав. Второй — «канадский», договор о свободной торговле. Звучит хорошо, но есть существенное «но»: возникнет де–факто граница между Северной Ирландией и остальной Великобританией. «Это то, на что я никогда не соглашусь», — говорит Мэй.

Никто не хотел уступать.



Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
5
Загрузка...
Новости